Главная » Статьи » Мои статьи

БОРОВКОВ ИЗ КУЗНЕЦОВО. УМЕР В ОСВЕНЦИМЕ

РамСпас поиск. Возвращение

БОРОВКОВ ИЗ КУЗНЕЦОВО. УМЕР В ОСВЕНЦИМЕ

Из Книги памяти Московской обл.:


На самом деле Сергей Боровков умер в концентрационном лагере Аушвиц, который более известен нам как Освенцим. Разные названия связаны с тем, что в официальных документах немцы использовали название немецкое - Аушвиц, а после войны в обиход вошло название польское - Освенцим.

Но почему в Книге памяти указано другое место? Просто сначала Боровков действительно поступил в лагерь военнопленных Stalag 308 (VIII E), Neuhammer, Нейхаммер (Свентошув, Польша). Следует уточнить разницу. В Книге памяти лагерь назван концентрационным, но он был стационарным лагерем военнопленных, шталагом. Разница в том, что немцы использовали военнопленных в качестве рабочей силы, а лагеря, по сути, были огромными биржами труда и подчинялись командованию военных округов вермахта.


Нумерация таких лагерей была привязана к номерам округов. Т.е. все лагеря 8-го округа, например, имели в номере римскую VIII. Концентрационные лагеря (Konzentrationslager) подчинялись войскам СС, элите рейха, и были предназначены для физического уничтожения его противников и «недочеловеков» - евреев, цыган, гомосексуалистов и др. Они не имели нумерации, как  шталаги, и известны по названиям населенных пунктов, рядом с которыми размещались.


Персональной карты пленного Сергея Боровкова в архивах нет, а может, карты вообще не заводились на тех, кто транзитом отправлялся в другие лагеря, в т.ч. подчиненные СС, хотя персональные номера пленных у них были. В лагерях СС в качестве основных заводились новые карты по своей форме, но с надписью Kriegsgefangenenlager, т.е. лагерь военнопленных.


Сине-серый цвет этих карточек отличает их от карточек лагерей военнопленных, подчиненных вермахту. И здесь главное не запутаться. Те, на кого заводились такие карты, оставались в статусе военнопленных, и по-прежнему их главным предназначением было использование в качестве рабочей силы, только теперь в интересах войск СС. Переведенные в концлагеря  для уничтожения военнопленные этого статуса лишались.

Из Stalag 308 (VIII E) в Освенцим первая группа военнопленных была направлена 26 июля 41-го. Могу предположить, что перевели их в качестве узников для уничтожения как выявленных противников рейха – комиссаров, склонных к сопротивлению пленных, евреев и т.д. Последующие группы уже направлялись для выполнения работ в качестве военнопленных в команду 46.


Мы знаем об Освенциме только как о лагере смерти, но его задачи были шире. Об этом Кристиан Штрайт написал в книге «Вермахт и советские военнопленные в 1941-1945 гг».

1 марта 1941 г. рейхсфюрер СС Гиммлер отдал приказ коменданту концлагеря в Освенциме штурмбанфюреру СС Рудольфу Хёссу построить «лагерь для военнопленных» на 100000 человек, причем речь шла только о советских пленных. Этот проект был связан с планами  строительства недалеко от концлагеря крупного промышленного комплекса по производству синтетического каучука и синтетического горючего.

Еще в декабре 1940 г. проектировщики «ИГ Фарбен АГ» обратили внимание на участок земли площадью в 5 кв. км возле Освенцима, который был недалеко от основного сырья - угля и извести. Кроме этого, после запланированного выселения поляков и евреев из Освенцима и окрестностей должна была освободиться жилая площадь для необходимой рабочей силы. Немного позже стало ясно, что евреи и поляки, несмотря на «выселение», могут пригодиться в качестве рабочих, как и узники концлагеря Освенцим, которых в то время было около восьми тысяч.

Но этого было мало, а своих военнопленных у СС не было, т.к. по прибытии на территорию рейха все они поступали в распоряжение вермахта. Поэтому 25 сентября 1941 года отдел по делам военнопленных Объединенного командования вермахта распорядился, чтобы по мере поступления до 100000 советских военнопленных были переданы рейхсфюреру СС и начальнику немецкой полиции в районе Люблина. Косвенно это подтверждает предположение, что в июле 41-го военнопленных переводили в Освенцим в качестве узников.



На основании этого распоряжения в октябре 1941 года в Освенцим было доставлено около 10000 советских пленных. К их прибытию в середине сентября часть концлагеря была огорожена колючей проволокой и по ней пущен сильный ток. 


Первые 2014 пленных прибыли 7 октября. Они должны были построить «лагерь военнопленных в Биркенау», для которого с момента мартовского приказа Гиммлера, по-видимому, ещё ничего не было сделано. Пленные были совершенно измучены и истощены голодом после недельных маршей от линии фронта. К 25 октября в лагере находилось около 10000 пленных. В ноябре в лагерь прибыла команда СД, которая рассортировала пленных по четырём категориям: «фанатичные коммунисты», «политически нежелательные», «политически внушающие доверие» и «пригодные для перевоспитания». В первые две категории попало около 1000 пленных, которые в течение короткого времени были расстреляны или брошены в газовые камеры. Остальные пленные в жесточайших условиях использовались на работах по строительству лагеря в Биркенау. Те из них, которые выжили, несмотря на болезни и голод, в последующем были замучены охраной. До конца февраля 1942 г. умерло 8320 пленных, причём только в ноябре 1941 г. - 3726 человек. Сергей Боровков умер еще до прибытия команды СД.


Из карты пленного лагеря Аушвиц (Освенцим): «Боровков Сергей Иванович, 12.10.1910 г.р., д.Кузнецово Раменского р-на (в карте «Rawnjenskij»). Рост 171 см, глаза серые, светловолосый. Телосложение худое, лицо угловатое. Родители Иван и Мария, жена Анастасия, все жили в Кузнецово. Гражданская специальность – сельхозрабочий. Служил в 2/435 стрелковом полку (2 – возможно, номер батальона полка). Был пленен под Витебском 18.07.41. Прибыл из Stalag 308, персональный номер пленного в шталаге – 34511». В Аушвице новый номер пленного – 457, из чего можно предположить, что туда он прибыл с первой командой.


Видимо после изматывающих маршей и перемещений был совсем слаб, и 7.10.41г. Сергей Боровков был госпитализирован, а 13.10.41 умер. Остановилось сердце. Еще в карте стоит штамп «eingeäschert», т.е. кремирован.

Остановка сердца – это стандартная формулировка для документов, а на самом деле пленный мог быть убит с помощью газа «Циклон Б», который использовали в Освенциме, или просто замучен.

Из показаний свидетеля об испытании газа «Циклон Б» на советских военнопленных, об отношении к советским военнопленным, депортированным в лагерь в октябре-ноябре 1941 г.:

О первой партии пленных: «Уже в первые дни октября начали прибывать в наш лагерь пленные Красной Армии. Первый транспорт, состоявший из порядка 500 человек, в котором находились женщины и дети, ждала ужасная судьба.


Их разместили в блоке № 11, который находился по соседству с нашим 10 блоком. Окна нашего блока были заколочены досками, чтобы мы не видели, что творилось в этом блоке обреченных. В этот блок еще впихнули около 200 больных из больницы. Мы с ужасом следили, что будет происходить с этими людьми, об этом разносились различные слухи. Мы знали, что, кто попадал в тот 11 блок, больше оттуда не выходил. Долго ждать не пришлось. Уже в тот вечер был замечен один эсэсовец, который с противогазом вошел в 11 блок. Через два дня после этого 11 блок застыл в тишине. Никто в блок не заходил, и из него не выходил. Теперь нам стало понятно, что с ними стало. Весь транспорт пленных Красной Армии, а также около 200 больных умерли от отравления газом».

О других командах: «Советских военнопленных после выгрузки из ж/дорожных вагонов гнали в т.н. "Entresungskammer”, помещение для дезинфекции, которое находилось в полутора километрах от лагеря. Там каждый пленный раздевался, его стригли, брили и мыли. Все это происходило под открытым небом, а после этого пленных держали до ночи, и ночью, в темноте, когда уже весь лагерь погрузился в сон, пленных гнали нагишом во двор блока 11. Здесь они ждали до утра распределения по блокам.


…Каждый пленный, независимо от состояния здоровья, должен был выйти на работу. Последствия такого купания в ледяной воде, работы под открытым небом, независимо от состояния здоровья, и плохое питание не заставили себя долго ждать. Среди них смертность была огромной. Больных добивали на работе и в лагерь после работы прибывали только трупы.


…На повозке лежали наповал два десятка военнопленных. Один из них, это было видно, остатком сил пытался поднять голову. Тогда прибежал эсесовец и ударил его со всех сил прикладом по голове, и проломил ее. Из-за того, что было огромное количество мертвецов, крематорий не успевал сжигать тела, поэтому их складировали в подвале блока 3 и 6. Это было ужасно видеть, когда снимали тела из повозок. Обычно поднимали доски пола, или борта и трупы падали на землю как бревна, потом их волокли за ноги по лестнице в подвал, или сбрасывали в подвал через окно».

Из протокола допроса свидетеля Б.Эпштайна 2 апреля 1945 года: «Образующийся от сжигания трупов пепел частью отправлялся в Германию для использования в промышленности и сельском хозяйстве, а частью вывозился в Вислу». Вот поэтому можно говорить о том, что могилы у Сергея Боровкова нет.

Но это печальный итог военной судьбы солдата, а какой она была до плена?

О том, что Боровков был призван 24.06.1941г., указала его жена, Анастасия Васильевна, в заявлении на его розыск в 1946г. Там же она сообщила, что последнее письмо от него было получено 25.10.41, но обратного адреса нет. Вот как долго оно шло, ведь уже 18 июля ее муж был в плену.


Возможно, Боровков был в одной команде с Алексеем Будашкиным из Жирово, Владимиром Уклеевым из Раменского и Василием Косачевым со ст. Бронницы. Они прибыли в Витебск 30 июня. В это время там доукомплектовывалась до штатов военного времени 153-я стрелковая дивизия, прибывшая на фронт из Уральского военного округа. По штатам мирного времени она насчитывала около 6000 человек. Какой стала ее численность после доукомплектования, точных сведений нет, но, думаю, она увеличилась вдвое. Косачев служил в 288-м отдельном саперном батальоне дивизии, Уклеев - в 666-м, а Будашкин и Боровков в 345-м стрелковом полку.


Свой первый бой дивизия приняла на подступах к Витебску в составе 69-го стрелкового корпуса 22-й армии Западного фронта. Принявшая первые удары врага дивизия не знала, что происходит у соседа справа, и при его отходе с той стороны она становилась беззащитной, т.к. у немцев появлялась возможность через образовавшийся разрыв ударить по ее тылам. Это была типичная картина, особенно в первые дни войны. Из-за отсутствия связи было сложно организовать сплошную оборону, т.к. не было взаимодействия между воюющими соседними дивизиями. Немцы же умело этим пользовались и рвали нашу оборону на куски. Разрозненные части оставляли в тылу, и их уничтожали войска второго эшелона.

8 июля 3-й батальон 345-го полка при поддержке танков и артиллерии вел бой с противником, но танки оторвались от пехоты, и батальон вынужден был отступить. Первые потери полка – двое убитых и двое раненых.


В последующие дни обстановка резко изменилась: Витебск пал, соседние дивизии были немцами оттеснены, и стойко державшая свои рубежи 153-я дивизия к 11 июля оказалась в полном окружении. В такой ситуации и проявляется воля командира, его талант военачальника. Удержать в окружении части дивизии как единое боевое соединение – очень сложная задача. Как только бойцы перестают верить своему командиру, они легко поддаются панике и становятся неспособными оказывать организованное сопротивление. А это или верная гибель, или плен. 


Командующий дивизией генерал Гаген был именно таким командиром – умным и волевым, ему верили.


После двухнедельных, исключительно ожесточенных боев, в т.ч. в окружении, части дивизии к 12.00. 18.7.41 г., разгромив основные силы противника, захватили переправу на р.Черница юго-западнее Лиозно. К исходу 18.7.41 г. дивизия основными силами с боем форсировала реку, стремительным ударом прорвала кольцо окружения противника и в ночь с 18 на 19.7.41 г. всеми стрелковыми полками, с материальной частью артиллерийских полков и тылами вышла в район Горбово, где в течение нескольких часов приводила себя в порядок.


К своим дивизия вышла, но боец 345-го полка Сергей Боровков в боях за переправу и прорыв кольца окружения попал в плен и, оставаясь верным долгу и присяге, через три месяца погиб в Освенциме.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://statehistory.ru/books/Aleksey-Isaev_Neizvestnyy-1941--Ostanovlennyy-blitskrig/35

http://acbest.narod.ru/Sbd4.htm

http://forum.vgd.ru/181/19141/

http://www.pobeda1945.su/division/5645

http://auschwitz.ru/auschwitz/gas/#memory2

http://www.sgvavia.ru/forum/147-119-1

http://www.fedy-diary.ru/?page_id=5267

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (20.02.2018)
Просмотров: 161 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]