Главная » Статьи » Мои статьи

БРОНЕБОЙЩИК ЗАЛЬНОВ ИЗ ШИЛОВО

РамСпас поиск. Возвращение

БРОНЕБОЙЩИК ЗАЛЬНОВ ИЗ ШИЛОВО

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


Зальнов не пропал без вести. Он погиб и дата его гибели известна. Но где его могила? Как он воевал? Как правило, эти вопросы волнуют родных не менее, чем дата гибели.

Местом службы Зальнова указан «обптр ЗФ» - это отдельный батальон противотанковых ружей Западного фронта. Есть и донесение о безвозвратных потерях этого батальона с записью о Зальнове:

Зальнов Николай Андреевич, красноармеец, зам. командира отделения – наводчик. Беспартийный. Родился в 1920г. в д. Шилово Раменского р-на Московской обл. Призван Раменским РВК. Убит 30.08.1942, похоронен в д.Железница. Отец, Зальнов Андрей Петрович, жил по адресу: Московская обл., Раменский р-н, Ивановское п/о, д.Шилово.


На донесении стоит штамп батальона, но без номера. Это странно, т.к. батальон являлся отдельной частью, а они все имели свои номера. В первой половине войны такие батальоны входили в состав армий и фронтов, всего за войну их было более 90.


В донесении место захоронения указано, но нет ни района, ни области. Если попробовать искать эту деревню по Яндекс-карте, то найдете такую в Ульяновском районе Калужской обл., Мценском районе Орловской обл., Белевском районе Тульской области. Есть и в других областях, но в войну это были территории других фронтов, не Западного. Так в какой же из них покоятся останки погибшего бронебойщика Зальнова?

Особенность поиска заключается в том, что находящиеся в подчинении фронта части фактически являлись резервом командования и могли быть направлены для усиления на любой участок фронта, а это очень большая территория. Но если позиции полка, бригады или дивизии еще можно найти на каких-то картах, то бронебойщики батальонов противотанковых ружей своего участка обороны не имели и могли быть приданы любой части, дивизии или армии в полном составе или поротно. Но и там их могли дробить исходя из обстановки, а значит, ни на каких картах их позиции не найти. Но это не тупик.


Согласно донесению в период с 15.08 по 1.09.1942 в батальоне погибли 35 человек. Большинство из них похоронены в Железнице, но были захоронения в деревнях Кумово и Кричина, а это уже зацепка. Значит, нужно искать место, где эти три деревни находятся рядом. И такое место есть – Ульяновский район Калужской обл. Кстати, Железница Белевского р-на Тульской обл. находится всего в 30 км от калужской Железницы, но еще дальше от Кумово и Кричина.


Таким образом, почти наверняка нужная деревня найдена. Вот только сейчас ее уже, наверное, нет. В 2007г. там было всего три жителя. А в Белевском районе в такой же деревне есть братская могила и, если пренебречь деталями, при самостоятельном поиске именно ее можно посчитать местом захоронения Зальнова.

При дальнейшем поиске появилась информация, что уже после войны из калужской Железницы были перезахоронения в близлежащие деревни Озерно и Ефимцево. Ни на одном из этих захоронений фамилии Зальнова нет.

Косвенно о месте его перезахоронения можно судить по фамилиям тех, кто вместе с ним был похоронен. При этом следует учитывать, что были и боевые захоронения, т.е. погибших хоронили прямо на поле боя сами бойцы. Это значит, что могил могло быть несколько, как одиночных, так и братских. И у всех погибших местом захоронения была указана одна деревня.


Из погибших 30 августа, в один день с Зальновым, и похороненных в Железнице бойцов Кириллин есть в списке похороненных в Озерно, Постников – в Железнице Белевского р-на. Других фамилий этого батальона в списках нет. На мой взгляд, Постников был внесен в список ошибочно, возможно, по просьбе родственников. Дело в том, что Железница Бельского района 30 августа была в тылу. Недалеком, но тылу, и никто не повез бы хоронить туда солдата с поля боя. А вот Железница Ульяновского района была в районе интенсивных боев.




После войны довольно часто фамилии похороненных восстанавливались по спискам потерь, а не по факту. Просто большинство из них идентифицировать было невозможно. У Постникова, как и у Зальнова, район захоронения не указан, вот по документам его и числят похороненным в одноименной деревне соседнего района.

Кириллин мог быть похоронен в одиночной могиле, поэтому его фамилия сохранилась при перезахоронении. А остальные… Или перенесены в Озерно безымянными, или так и лежат в забытых могилах в окрестностях умершей деревни Железница Ульяновского р-на Калужской обл.

Утверждать, что погибший покоится там, где внесен в списки, было бы опрометчиво. И при составлении списков потерь, и при послевоенном укрупнении захоронений было допущено много ошибок, исправить которые теперь просто невозможно.

И все таки, место гибели Зальнова установлено - деревня Железница Ульяновского р-на.

Теперь стоит рассказать, как он воевал. Бронебойщики – так называли бойцов, оружием которых было противотанковое ружье. Расчет состоял из наводчика и помощника наводчика ружья.


До войны разработку противотанковых ружей посчитали бесперспективной, т.к. для борьбы с танками более эффективными были имеющиеся противотанковые орудия. Так и было. Но с началом войны войска понесли огромные потери, в т.ч. и в артиллерии. Вот тут и вернулись к противотанковым ружьям. Это была вынужденная необходимость. Ружья проигрывали артиллерии в эффективности, но были значительно дешевле в производстве.

Сейчас о танковой мощи немцев мы судим по наиболее известным танкам – «Тигр», «Леопард», но в 41-м и 42-м их не было. 


Немецкие «стальные клинья» в основном состояли из средних и легких танков, как своих, так и захваченных в ходе оккупации Франции, Польши, Чехословакии и др. Броня немецкого среднего танка PzKpfw III, например, была 15-30 мм, что позволяло применять для борьбы с ними и противотанковые ружья. Но, все-таки, по сравнению с противотанковой артиллерией они значительно проигрывали.


В 1941 г. в рекомендациях по использованию ПТР писали: «Патрон с пулей «БЗ-39» к 14,5-мм ружью и патрон «Б-32» к 12,7-мм ружью пробивает только нижнюю боковую часть корпуса между первым и вторым катками, поражая водителя, и между пятым и шестым катками, пробивая радиатор». Усиление пробиваемой способности патрона проблему не решило. Это только позволило уверенно пробивать танки в борт или корму. На ружьях не было оптики. Можно представить, как сложно было целиться в танк, движущийся в 500 м от бронебойщика. При этом нужно было учесть поправку еще и на боковой ветер. Какая тут эффективность! А значит, танк нужно подпустить поближе. Но это уже трудно психологически. Ведь бронебойщик понимал, что его могут засечь после первого выстрела по облаку пыли или снега от дульных тормозов. Тогда на его позицию переносили огонь минометов, его расстреливала сопровождавшие танки пехота, обстреливали сами танки.


А представьте состояние бронебойщика, когда танк от него в 50-100 метрах. Ведь он понимал, что неудачный выстрел – это приближение гибели. Немного шансов, что с такого расстояния промахнется танк.

Вот как бывший бронебойщик И.С.Горбунов вспоминал про свой первый бой: «Всего-то по одному танку на ружье и было-то. И не «тигры» какие-то, а обыкновенные Т-3 и «Праги». Твои «знатоки» обсмеются, поди! По их мнению, Т-3 насквозь пробить должны мы были бы с любой дистанции с первого выстрела. Да и мы тоже сперва так думали. Стреляли с трехсот, как учили нас, и после каждого выстрела уверены были, что танку капут. Ан он как шел, так и пер себе и не догадывался, что капут ему, только местность пулеметами подметал.


Выстрела так после десятого я даже молиться про себя начал, чтобы хоть один загорелся, a oни – словно заговоренные. Да что там? Разделали нас тогда под орех. 

…Бронепробивание? А ты знаешь, что это такое? Или ты, как и твои друзья-теоретики, считаешь, что для уничтожения танка достаточно у него в боку дырку провертеть? Что с того, что у него дырка образовалась? Он ведь не корабль и ко дну от этого не пойдет. Как без дырки бой вел, так и с дыркой продолжит. Разве кто из экипажа насморк схватит от сквозняка-то… Да… У танка надо еще или механизм какой за броней сломать, или экипаж поранить, или лучше всего поджечь его к свиньям собачим! Вот ты из «удочки» и кусаешь его раз за разом. Иной раз после боя с десяток дырок в нем насчитаешь, а он все ползет себе, как ни в чем не бывало, и гореть не думает. А потом эти дырки какой-нибудь корреспондент выдает за торжество нашего оружия, и появляются сказки для детишек о том, что наше оружие столь могущественно, что легко делает из немецкого танка решето. А если бы он после первой загорелся, сколько жизней было бы спасено? Вот почему и говорю, что лучший ПТР – это пушка противотанковая». 

Бывали случаи, когда после поединка с танками рота бронебойщиков погибала полностью. Вот и ходила поговорка: «Ствол длинный, жизнь короткая». Трудная это была боевая работа, хотя, какая на войне легкая! 


Бывший бронебойщик Лев Анцелиович вспоминал: «Наши Г-образные окопы располагались в 5–7 м друг от друга, на самом переднем крае, впереди наших войск не было. Один элемент буквы «Г» был расположен параллельно линии фронта, а другой под прямым углом к ней. Эта вторая часть окопа была перекрыта (леса там не было) и засыпана землей. Внутри каждого окопа стояла небольшая печурка, изготовленная бойцами из старого ведра, в ней поддерживался огонь почти круглосуточно, но так, чтобы дым не демаскировал расположение окопа. Пока один номер расчета вел наблюдение, другой отдыхал внутри окопа, а затем через определенное время происходила смена.

… Днем к нам подойти было нельзя – все подходы простреливались. Так что кухня появлялась в тылах роты два раза в сутки – после наступления темноты и перед рассветом. Давали нам спирт – наркомовские сто грамм, котелок пшенной полужидкой каши с мясом на двоих, котелок чая – тоже на двоих».

Одно из достоинств противотанкового ружья – его вес позволял быстро не только менять позиции на поле боя, но и так же оперативно перебрасывать их на другие участки обороны. Вот только «оперативно» для самих бронебойщиков – изнуряющие марши вдоль линии фронта. А вес ружья от 17 до 24 кг.


Лев Анцелиович: «Все это время противотанковое ружье было у нас на плечах. У нас – это значит или у меня, или у моего напарника. Но по штату у второго номера был свой нелегкий груз: автомат, запасные диски к нему, 40 патронов к ПТР (каждый 250 г), противотанковая граната. Так что хотя мы и менялись, но изменялся вид оружия, которое мы несли, а не вес ноши.

…Вообще потери у нас в батальоне были большие. Последний начальник штаба нашего батальона Б.Н. Казимиров, живший после войны в Ставрополе, писал мне, что через батальон за полтора года боев прошло более 5 тысяч человек при штатной численности батальона 500 человек». Значит, выжил только каждый десятый».

Вот так воевали и погибали бронебойщики, еще их называли «удильщики». Так погиб и 22-летний Николай Зальнов из Шилово.


Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://profilib.com/kniga/47303/lev-antseliovich-891-den-v-pekhote.php

http://www.universalinternetlibrary.ru/book/70049/chitat_knigu.shtml

http://coollib.com/b/315619/read

http://forum.vgd.ru/111/12620/280.htm

http://militera.lib.ru/research/isaev_av2/09.html

http://alternathistory.livejournal.com/783301.html

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (27.04.2016)
Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]