Главная » Статьи » Мои статьи

ЧИНЕНОВ, УСТИНОВ, ШВЕЦОВ. 155-я ДИВИЗИЯ

РамСпас поиск. Возвращение

ЧИНЕНОВ, УСТИНОВ, ШВЕЦОВ. 155-я ДИВИЗИЯ


Из Книг памяти:


В Книгах памяти сведений нет:

Устинов Павел Степанович, 1915 г.р., Призван Бронницким РВК. Погиб 27.02.42. Адрес семьи: ст.Бронницы Ленинской ж.д., с.Ивановка.


Скорее всего, роковую роль в судьбе солдата снова сыграла одна буква и путаница писарей. Приказом от 4.08.42 из списков Красной Армии был исключен погибший 2.04.42 командир взвода 155-й стрелковой дивизии ЧиКенов Николай Петрович (звание не указано) 1912 г.р. Домашний адрес: Ленинская ж.д., ст.Удельная, д.Верея, 100. Сведений о родственниках нет. Чикенов и Чиненов – разные фамилии, поэтому вполне возможно, что если даже выписка из приказа поступила в военкомат, ее отправили обратно. Кто же понесет семье похоронку с чужой, хоть и похожей, фамилией!


Но в донесении о безвозвратных потерях 155-й стрелковой дивизии от 31.05.42 есть запись о гибели ЧиНенова Николая Петровича, добровольца, красноармейца, командира взвода. 1912 г.р., уроженца с.Крутское Орловской обл. «Убит 2.04.42 у д.Новики Оленинского р-на. Адрес родственников: ст.Удельная, д.Верея, д.100.» Сведений о родственниках нет. Значит, ошибку допустили при составлении приказа.


После войны заявление на розыск Чиненова подавала его жена, Федосья Григорьевна. Она сообщила, что Николай Петрович родился в 1912г. в Отрадовском районе Орловской области. Был призван Раменским РВК Московской области 22.11.41г. Послевоенный адрес жены: Тульская обл., Щёкинский р-н, шах.2, д.4. Был такой поселок в районе Щёкино. Поэтому и запрос подавался в Щекинский РВК. Но даже здесь фамилию мужа писарь записал ЧИненов, а жены ЧЕненова.

Тот ли это Чиненов, который погиб в Оленинском районе? Кто-то из родственников Чиненова обращался на сайт «Забытый полк» с просьбой помочь в установлении его судьбы. К запросу было приложено его фото и указано, что прилагается справка с номером полка, но самого документа, увы, нет. А жаль, т.к. уж очень много нестыковок в найденных документах.


На фото Чиненов в звании старшины, а в списке РВК, донесении и приказе он  - красноармеец. В военкомате, скорее всего, всем звание писали автоматически – доброволец, значит красноамеец, а в донесении о потерях писарь сделал ошибку, которая перекочевала в приказ об исключении из списков РККА. Как-то сомнительно, чтобы рядовой был назначен на должность командира взвода, ведь это офицерская должность. А вот старшина вполне мог им быть. Возможен и другой вариант. Истребительные батальоны не были воинскими формированиями и все не-командиры были бойцами. А вот когда добровольческая дивизия стала стрелковой, вернули звания, с которыми они числились в запасе. Значит, старшиной или сержантом Чиненов стал в период срочной службы до войны.

Щекинский военкомат сделал запрос в Раменский, вдруг документы о судьбе Чиненова найдутся там, но, получив отрицательный ответ, признал его пропавшим без вести в марте 1942 г.


Учитывая уже допущенные ошибки, нельзя не обратить внимание еще на один документ. Приказом №01455 от 10.06.47 из списков РКАА был исключен ЧиЧенов Николай Петрович, командир взвода 786-го стрелкового полка 155-й стрелковой дивизии, убитый в бою 11.05.42. Ни его звания, ни сведений о родственниках в приказе нет. Кроме этого, списки в приказе формировались по военкоматам призыва, т.к. выписки из него потом в эти военкоматы и направлялись. ЧиЧенов Николай Петрович в этом приказе занесен в раздел «Разное», т.е. о военкомате сведений не было. А в приказ он, вероятно, был внесен на основании списка 1947г. Таврического военного округа (г.Симферополь), где кроме даты гибели больше никаких сведений о нем нет.


Видимо в Управлении по учету потерь какого-то Чиченова включили в приказ с данными Чиненова, но в фамилии снова разница в одной букве.

После войны 155-я дивизия была расформирована в районе румынского города Текучи и в Таврическом округе не была. Кроме этого, в первой половине мая 42-го дивизия боевых действий не вела и занималась совершенствованием обороны и учебой личного состава. То есть Чиненов погиб все-таки не в мае, а 2 апреля 42-го.


Немного о дивизии. Первоначально это была 4-я Московская коммунистическая дивизия, сформированная из истребительных батальонов нескольких районов Москвы. Это не были батальоны народного ополчения, но формировались они исключительно из добровольцев. Добровольцем в эту дивизию ушел и Николай Чиненов. Сначала батальоны были сведены в полки, затем в две бригады. 1-я бригада 28 октября и была преобразована в 4-ю Московскую коммунистическую стрелковую дивизию. 


Место дислокации на тот момент - г. Москва, ул. Кутузовская слобода. В задачи входила борьба с диверсантами, с парашютистами противника, тушение пожаров, помощь милиции в поимке бандитов. 


В феврале 42-го дивизию переименовывали в 155-ю стрелковую и направили на Калининский фронт в подчинение 22-й армии.


Согласно Журнала боевых действий дивизии, выгрузка эшелонов в Осташкове и Андреаполе началась 19 февраля. Тогда же ее полки понесли первые потери. При выгрузке в Андреаполе 22 февраля на эшелон был совершен авианалет. От бомб погибли 9 человек, 4 были ранены. Всего же при бомбежках эшелонов погибло 23 и были ранены 24 человека. При выгрузке шел мелкий снег, мороз двадцать два градуса. Полкам еще предстоял 100-километровый пеший переход. На марше они подвергались бомбардировкам, и 27 февраля погиб первый из раменцев, воевавших в этой дивизии.


Из донесения о безвозвратных потерях 155-й дивизии: «Устинов Павел Степанович, 1915 г.р., урож. д.Митьково Кадымовского (Кардымовского) р-на Смоленской обл. Красноармеец, сапер 202-го отдельного саперного батальона. Призван Бронницким РВК Московской обл. Погиб 27.02.42 при бомбардировке у д.Семики Нелидовского р-на Калининской обл. Адрес семьи: ст.Бронницы Ленинской ж.д., с.Ивановка.» Он погиб, даже не вступив в бой. В другом списке Устинов числится пропавшим без вести, видно его останки опознать было невозможно. Но д.Семики была в тылу, и в плен Устинов попасть не мог, а значит, точно погиб.


27-го числа дивизия вступила в первые бои. С утра 436-й полк получил приказ ввязаться в бои за д.Шарки. Наступление полка было расписано побатальонно: 1-й батальон с ротой птр  - на д. Шарки, 2-й  - на Колбасино, 3-й во втором эшелоне  - на Новики. Бой начался на рассвете. Первый батальон без разведки пошёл в наступление. Пройдя метров 200, бойцы попали под миномётный огонь. Подавить точки было нечем. Через два часа 1-й батальон отошёл в лес, потеряв 217 человек убитыми. 2-й батальон не поддержал атаку первого. 


Командир взвода 436-го стрелкового полка Т.Е.Ляшенко вспоминал: «Авиация противника не давала нам покоя, уничтожила половину взвода снабжения. Как-то пришлось наступать на один сильно укреплённый пункт со сплошной сетью пулемётных точек, там меня ранило сильно». Бывало, что солдаты шли по колено в снегу на деревни, которые в большинстве своём располагались на высотах, занятых противником, и, как правило, гибли, не доходя до деревни всего несколько сот метров. Лобовые атаки ночью заканчивались ничем, одна-две ракеты, пущенные в ночное небо фашистами, освещали большую площадь и превращали  солдат в живые мишени.


В марте – апреле 1942г. дивизия вела особенно жестокие наступательные бои. Это была Ржевско-Сычевская операция 3.3-24.4.42г. Мороз был под тридцать градусов, и медсёстры прямо на морозе, по колено в снегу, перевязывали раненых. Средства для перевозки применялись нехитрые: волокуши, собаки в упряжках. 


Когда немцы перекрыли железную дорогу, стало совсем тяжко. Рацион солдат снизился до минимума, в него входило: 100 граммов хлеба, сухари, иногда набирали снега, топили его в котелке и, засыпав туда сухари, варили нечто наподобие похлёбки.

Половина командного состава была убита в первые дни боёв. Возможно, в этот период старшина Чиненов и был назначен командиром взвода.

Немцы воевать умели и предпринимали частые контратаки, которые приводили к образованию мелких «котлов» численностью от 100 до 700 человек. Москвичи-добровольцы не сдавались, предпочитая плену смерть. Ветеран Баранцев С.В. вспоминал: «Я был командиром 9-й роты 3-го батальона 786-го стрелкового полка 155-й с.д., нам было приказано оседлать торопинский большак в тылу врага и уничтожать вражеские танки, но нас сразу обнаружили, и рано утром немцы пошли в наступление в составе одного батальона и четырёх средних танков. Бой был неравный, но мы его выдержали. Немцы потом снова пошли в наступление и попытались замкнуть кольцо, но им это не удалось, мы под пулями фашистов вышли из окружения».


Но прорываться удавалось не всегда. 7 марта из окружения не вышли 94 бойца 786-го полка. Один из них Швецов Трофим Николаевич. В донесении о пропавших без вести о нем записано: «красноармеец, 1909 г.р., урож. с.Заворонеж Староюрьевского р-на Тамбовской обл. Призван Раменским РВК. Окружен 7.03.42. Жена, Швецова (имя, отчество не указаны), жила: Московская обл., Раменское, Красная ул., №2.»  Он воевал не больше 10 дней.


Может, именно  об этом окружении вспоминал ветеран 786-го полка Пыхтин В.П.: «Только мы вышли из села Дубки и отошли метров 600, как за спиной послышалась стрельба. Мы обернулись и увидели, как в село въезжают немецкие танки. С возвышенности поросшей кустарником хорошо было видно, как танки едут по селу и в упор расстреливают красноармейцев, выбегающих из домов. Позже мы узнали, что офицеры в этом бою погибли, а около 200 человек солдат находились в окружении». На спасение солдат была послана группа добровольцев из разных частей, почти все погибли. Последствия подобных «котлов» уже после того, как фашистов выбивали с занимаемой ими местности, приходилось ликвидировать сапёрам. Один из них вспоминал, что, когда производилась зачистка дороги на д.Сукина в десятых числах марта, было собрано много убитых. Деревня Сукина была взята 786-м полком 19-го марта 1942 года.


По другому донесению доброволец Швецов с теми же данными пропал без вести 16 марта у д.Сукина. Таким образом, дата гибели под сомнением, но точное место – д.Сукина.


Дрались за каждую деревеньку, рощу, высотку. Весь март дивизия вела бои на тех же рубежах в 25 км восточнее Нелидово и 70 км западнее Ржева. 1 апреля она была усилена танками 82 танковой бригады и 2-м дивизионом 10-го гв.артполка и предприняла наступление на Кастрово, Бобарево, но была отброшена.


2 апреля отряды частей дивизии, выделенные на операцию по очистке леса, что восточнее Маслинка, при поддержке двух танков с востока, встретив сильное сопротивление противника, вели бой за овладение лесом. В составе одного из таких отрядов был взвод старшины Николая Чиненова. В бою за этот лес он и погиб у д.Новики, которая чуть южнее Маслинки.

Говорить о фактических захоронениях в местах таких боев сложно. Когда войска топтались на одном месте, когда движение позиций в ту или другую сторону исчислялось сотнями метров, трупы оставались на поле боя и просто накапливались, заносимые снегом. 


Кого-то вытаскивали и хоронили, а кто-то так и лежал, пока не сходил снег. Многие были без документов, а многие в таком состоянии, что никто у них ни смертные медальоны, ни документы не искал. На территориях, которые занимали немцы, на уборку трупов выгоняли местное население. Что-либо брать у павших было запрещено. Никакие схемы захоронений, конечно же, не составляли, хорошо, если оставались те, кто хоронил. Они хотя бы могли потом указать места захоронений.


Места захоронений в донесениях о потерях указывались приблизительно, а деревни находились настолько близко друг от друга, что запись о захоронении «у д.Новики», вполне можно считать захоронением у д.Сукина. Сейчас этих деревень нет, поэтому при укрупнении захоронений после войны место, откуда останки переносились, привязывалось к оставшейся ближайшей деревне Черносы. При этом Новики – фактически продолжение Черносов.


Ближайшее существующее захоронение - в д.Дубровка. В списках захоронения есть сведения о переносе останков из района д.Черносы, всего в них 340 фамилий, но тех, о ком этот материал, там нет. 



Я всегда сомневаюсь в достоверности сведений на крупных захоронениях, когда известны все. Какое-то количество погибших действительно перезахоронены из одиночных или небольших могил, где фамилии захороненных сохранились. Другие известные -  это те, кого нашли и идентифицировали поисковики. Остальные фамилии взяты из архивных списков о потерях частей. Фактически они увековечены, но лежат ли там те, кому они принадлежали? Не единожды сталкивался с тем, что поисковики поднимали из неизвестных могил тех, чьи фамилии уже были на известных захоронениях.

Павел Устинов погиб в д.Семики. Сейчас это юго-восточная окраина г.Нелидово, где есть три воинских захоронения. Ближайшее к Семикам  - на ул.Кольцевая, хотя перезахороненные из этой деревни числятся на всех трех.


Нелидово и Дубровка, это места, где родные павших могут их помянуть и возложить цветы. Ведь вполне вероятно, что их останки действительно лежат там.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://lycu1580.mskobr.ru/info_add/muzej_boevoj_slavy/istoriya_divizii_i_boevye_dejstviya_byvshej_4-j_moskovskoj_kommunisticheskoj/

http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=3088&&p=50324&page=4

http://www.polk.ru/pomogite-najjti/40792/

https://www.youtube.com/watch?v=i9wF8Ylj8Hk

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (17.07.2017)
Просмотров: 101 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]