Главная » Статьи » Мои статьи

ЧУГОРИН (ЧУХОРИН). В.МЯЧКОВО, БАЛЯТИНО

РамСпас поиск. Возвращение

ЧУГОРИН (ЧУХОРИН) ИЗ БАЛЯТИНО

Из Книги памяти Московской обл., т.22-II:


Все в книге памяти есть, и, казалось бы, какие еще вопросы могут быть. Но они есть.

Я получил письмо от Татьяны Николаевны Чугориной с просьбой. «…В процессе собственных поисков на ОБД-мемориал в документах Военно-пересыльных пунктов нашла информацию о Чугорине Василии Александровиче 1916 года рождения, уроженца села Верхнее Мячково, призванного в 1940 году Раменским РВК. Больше никаких сведений о нем нет.

Но есть информация о ЧуХорине Василии Александровиче (в донесениях о потерях, захоронении и Книге Памяти Московской области). Предположила, что это один и тот же человек. Удалось связаться с его племянницей, проживающей сейчас в пос. Октябрьский, и выяснить, что это действительно ЧуГорин, а не ЧуХорин (в документах был довоенный адрес в пос. Балятино). Я так поняла, что семья не знала, что он погиб и есть могила, считали его пропавшим без вести. Уже нет в живых двух его сестер и трех братьев, у него не было семьи, но племянники помнят и чтут его память.

А просьба моя заключается в следующем: Опираясь на скупые фактические данные документов, обладая знаниями по теме ВОВ, Вы восстанавливаете картину тех сложных дней конкретно для каждого солдата. Не могли бы Вы по предложенной мной информации написать и о военной судьбе Василия Александровича Чугорина?».

Татьяна Николаевна не только установила судьбу солдата, но и нашла его родных. Казалось бы, мне здесь нечего добавить. Но для нее мало назвать дату и место гибели солдата. Она хочет для чужих людей сделать то, что ей не удалось сделать по своему пропавшему на войне родственнику. Она хочет рассказать родным о его судьбе, и, конечно же, я помогу ей в этом.


Первые документы о судьбе Василия Чугорина – это списки Сборно-пересыльного пункта (СПП) Московского ГВК. Туда 29.10.1942 поступила большая группа бойцов 176-го зенитно-артиллерийского полка. В открытом доступе архива первого листа списка нет, но он подписан начальником штаба именно этого полка капитаном Корбут. Инициалов Корбута нет, но в это же время тоже в системе противовоздушной обороны (ПВО) служил капитан Корбут Яков Александрович, командир 57-го отдельного батальона воздушного наблюдения, оповещения и связи. Возможно, он и был какое-то время начальником штаба полка, где служил Чугорин.

В том списке Василий тоже есть. Из списка: Чугорин Василий Александрович, 1916 г.р., гражданская специальность – рабочий, помощник мастера. Образование 6 кл., холост. В Красной Армии с 1940г. Домашний адрес: село В.Мячково Раменского р-на Московской обл. Наверное, в 176-й зенитный полк после призыва он и попал. На какую должность – неизвестно.

Ветеран полка Берензон А.Д. вспоминал: «176-й зенитный артиллерийский полк - единственный в Красной Армии зенитный артиллерийский полк среднего калибра, в котором орудия стреляли не с земли, а были смонтированы на платформах трехосных автомашин. Этот полк, штаб которого находился в Бабушкине, был непременным участником всех военных парадов на Красной площади вплоть до мая 1941 года. …



Самый эффектный момент начинался при подходе к Мавзолею Ленина. Орудия, находившиеся в горизонтальном положении, синхронно с одинаковой скоростью устремляли стволы вверх почти на 90 градусов». Участником этих парадов мог быть и Василий Чугорин, а может, он даже есть где-то на кадрах довоенной хроники.


С началом войны двадцать пять батарей полка в сто орудийных стволов заняли северный сектор обороны воздушных рубежей столицы. Полк прикрывал от воздушного противника районы нынешних Дегунино, Лианозово, Фуниково, Медведково, Бабушкина, Лося, Северянина, Яузы, Мытищ и Подлипок (ныне город Королев), где были расположены важные промышленные объекты столицы и области, железнодорожные коммуникации ст. Лосиноостровской с ее сортировочной горкой, паровозным и вагонным депо. Кроме этого, в штате полка состоял прожекторный батальон, световые поля которого находились в этом же секторе.


Полком командовал опытный артиллерист, закончивший артиллерийскую академию, майор Кравцов Анатолий Евстигнеевич.


В ночь с 21 на 22 июля 1941 г. немецкая авиация предприняла первый массированный налет на Москву. В нем участвовало до 250 бомбардировщиков Ю-88, Хе-111 и Д-215. Самолеты четырьмя последовательными эшелонами с северо-западного, западного и юго-западного направлений вторглись в воздушное пространство Московской зоны ПВО. 


Налет продолжался до 3 ч. 25 минут 22 июля, т.е. около пяти часов. В этом бою средствами ПВО столицы было уничтожено 22 самолета противника: 12 - истребительной авиацией и 10 - зенитной артиллерией. Два из них – зенитчиками 176-го полка. Попытки бомбить Москву продолжались, но безуспешно.


Тем временем фронт приближался к столице. В начале октября 1941 немцы начали операцию «Тайфун» - решительное наступление на Москву. Сразу же прорвав оборону, немцы окружили четыре наши армии, образовав «вяземский котел». Безвозвратными потерями по разным оценкам стали около 600 тыс. человек. Т.е. они были убиты или взяты в плен. Тот участок фронта, который они занимали, заполнять было нечем.

Из Ленинграда в Ставку срочно был вызван генерал армии Жуков. Он сразу понял, что обстановкой в полном объеме не владеет никто, включая Ставку. На местах обстановка была еще хуже. 11 октября Жуков был назначен командующим Западным фронтом.

Одна из первых его задач - остановить танки, которые были главной ударной силой немцев. Но огромная часть нашей противотанковой артиллерии сгинула в «вяземском котле». И тогда оценили, что 76 и 85 мм зенитные пушки, обладая большой начальной скоростью снаряда, были способны пробивать броню любых танков. Поэтому часть новых противотанковых полков стали формировать на базе зенитной артиллерии. На базе 176-го зенитного полка был сформирован 861-й противотанковый полк.


Но зенитчики становились противотанкистами и без реорганизации. Вот в этих боях Василий вполне мог принимать участие. Ведь на укрепление противотанковой обороны Москвы было привлечено огромное число зенитных батарей Московского корпуса ПВО, включенных в состав противотанковых отрядов.


Ветеран полка Берензон А.Д.: «Наша батарея вошла в состав одного из таких противотанковых отрядов. Числа четырнадцатого или пятнадцатого октября мы заняли позицию северней Москвы в районе Красной поляны. Наши четыре орудия расположились недалеко от Дмитровского шоссе. В противотанковом отряде мой ПУАЗО (прибор управления артиллерийским зенитным огнем) был не нужен, так как орудия должны стрелять не по самолетам, а по танкам противника. В связи с этим приборное отделение переквалифицировалось в отделение истребителей танков, а я – в его командира. Зачем нужно это отделение и что оно должно делать? Отделение истребителей танков, наряду с противотанковыми минами, которые мы в шахматном порядке установили впереди орудий, должно было играть роль последних средств обороны орудийных расчетов в случае преодоления вражескими танками огня четырех орудий нашей батареи. Истребители танков, получив в свое распоряжение противотанковые гранаты и бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью, начали отрабатывать приемы их использования.


…В конце ноября фашистские танки вошли в соприкосновение с нашим противотанковым отрядом. Сразу же проявил себя ряд обстоятельств. Одно из них – полководческий гений Жукова. Да, враг дошел, хотя правильней было бы сказать– дополз до ближайшего Подмосковья. Но это уже не был напор воодушевленных близкой победой вояк, ожидавших, что Москва вот-вот падет к ногам Гитлера. Было движение как бы по инерции, затухающей с каждым днем. Другое обстоятельство – мастерство наших огневиков. Огонь по танкам был открыт с дальнего расстояния. Уже с первых выстрелов удалось подбить два-три танка, после чего они быстро развернулись и отступили. Стало ясно, вышедший на нас противник утратил самое главное - боевой дух. Мое отделение истребителей танков в течение всей стычки оставалось безработным. Нам было понятно, что второй «наезд» танков противника неизбежен, ведь Москва рядом. Действительно, на следующее утро танки предприняли новую попытку подавить наш противотанковый отряд. Однако и в очередной раз особого стремления прорваться, подавляя орудия и уничтожая орудийные расчеты, у противника не наблюдалось. Была орудийная дуэль, но преимущество наших огневиков вновь заставило противника с потерями отойти. Так что отделению истребителей танков в бой вступать не пришлось».

Василий Чугорин мог быть и на позициях батарей, отражающих воздушные налеты, но мог и в составе такого отряда сражаться с немецкими танками.

В середине 1942 стало окончательно ясно, что Москву немцам не взять, а фронт покатился на запад. 176-й зенитный полк входил в состав войск ПВО страны, и его задача оставалась прежней – защита неба столицы. Но вероятность авиаударов постоянно снижалась, и было принято решение зенитчиков-мужчин заменить призванными из запаса девушками-добровольцами. Для примера, в упоминаемом ранее 57-м батальоне ВНОС с 1 августа 42-го мужчин заменили около 450 девушек, а такое же количество мужчин были направлены в запасной полк для последующей отправки на фронт.

По той же причине были направлены в СПП Московского ГВК бойцы 176-го полка. Часть из них, в т.ч. Василий Чугорин, в составе команды из 355 человек в конце октября - начале ноября 1942 эшелоном была направлена в 195-ю стрелковую дивизию.


К тому времени потрепанная в боях на Воронежском фронте дивизия, в которой осталось около 4,5 тыс. человек, была выведена в резерв для доукомплектования. Вот тогда в нее и попал Чугорин. Не знаю по каким критериям он больше подошел для службы в тыловом подразделении, может в таком же служил в зенитном полку, а может, сыграла свою роль гражданская специальность. Но тыл полка – это не тыл армии. Его подразделения занимались обеспечением боевых подразделений и располагались недалеко от передовой, т.е. на переднем рубеже. 


Восстановив боеспособность, в ноябре 1942 года дивизия вошла в состав 4-го гвардейского стрелкового корпуса 1-й гвардейской армии, действующей в составе Юго-Западного фронта, и была передислоцирована в район села Верхний Мамон на Среднем Дону. 16 декабря дивизия начала наступление в рамках операции «Малый Сатурн», переправилась через реку Дон и в первый день прорвала первую полосу обороны врага на 3-4 км.


Замысел операции состоял в том, чтобы разгромить на Среднем Дону 8-ю итальянскую армию и войска, отброшенные к реке Чир и Тормосину, проведя два удара с плацдарма на Дону южнее Верхнего Мамона на юг и с рубежа реки Чир на запад. Не стану останавливаться на ее развитии, об этом все можно найти в интернете. Мы говорим о судьбе солдата, т.е. нам важнее, что происходило в тот день и в том месте, где он погиб.


Из донесения о безвозвратных потерях 564-го стрелкового полка 195-й стрелковой дивизии: ЧуХорин Василий Александрович, красноармеец, рядовой хозвзвода. Родился в 1916г. в д.Верхне-Мячково Раменского р-на Московской обл. Призван Раменским РВК Московской обл. Убит на Юго-Западном фронте 17.12.1942. Похоронен в 2-х км хут. Голый Воронежской обл. у отм. 191.7. Мать, Наталья Григорьевна, жила по адресу: Московская обл., Раменский р-н, пос.Белякино (правильно Балятино), д.№266, кв. 2…(неразборчиво). Увы, но писарем допущена ошибка, и ЧуГорин записан как ЧуХорин.


Из журнала боевых действий 195-й стрелковой дивизии: «17.12.42г. Чрезвычайно упорное сопротивление оказывает противник в районе ГОЛЫЙ. Его авиация беспрерывно с раннего утра и до позднего вечера бомбит боевые порядки частей, их тылы, переправы. Артиллерия противника обстреливает расположение подразделений. Самолеты не перестают кружиться над машинами, танками, пушками, идущими по дорогам и стоящими на переднем крае или в тылу. Бросают тяжелые бомбы, обстреливают из пулеметов пехоту. Нашей авиации не видно. Хорошо, что потери от авиации противника сравнительно невелики.


В 10.30 на правом фланге 564сп внезапно из-за высотки атаковали 8 танков противника. Наши подразделения, оказывается, не были подготовлены к встрече танков. В результате 1/564сп (прим.: 1-й батальон) потерял до 40 человек».



В этот день Василий мог погибнуть и от бомб, и от пуль или осколков, если попал под удар тех самых 8 танков. В случае угрозы прорыва на устранение этой угрозы бросали всех, в т.ч. и тыловые подразделения. Сейчас это уже не установить.


В послевоенные годы происходило укрупнение захоронений, и могила красноармейца Чугорина (скорее всего, она была братской) была перенесена в с.Шевченково Кантемировского р-на Воронежской обл. Там похоронены 194 человека, неизвестных всего два. Под №191 в списке захоронения есть ЧуХорин Василий Александрович, погибший 17.12.1942. К сожалению, ошибка писаря перекочевала и в этот список, и в книгу памяти.




Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

https://genproc.gov.ru/veterans/heroes/13664

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (01.04.2018)
Просмотров: 42 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]