Главная » Статьи » Мои статьи

ЧУЙКИН ИЗ УДЕЛЬНОЙ. УМЕР ОТ РАН

РамСпас поиск. Возвращение

ЧУЙКИН ИЗ УДЕЛЬНОЙ. УМЕР ОТ РАН

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:

Чуйкин Андриан Васильевич, лейтенант. 1902 г.рождения, пос. Удельная Раменского р-на Московской обл. Призван в 1941г. Раменским РВК. Пропал без вести в октябре 1941г.

Из Книги памяти Тульской области, т.5:

Чуйкин Андриан Васильевич, род.: 1902г., Тульская обл., Ефремовский р-н, призв.: Золянский РВК, лейтенант, 3 февраля 1942г. погиб.

Сведения в книгах памяти похожи, но один ли это человек? Если в книге памяти Тульской обл. лейтенант Чуйкин числится погибшим, то почему этих сведений не было у составителей книги памяти Московской обл.?

В архиве есть список умерших от ран в 244-м медико-санитарном батальоне, на которых не высланы извещения за отсутствием адресов. Из списка:

Чуйкин Андриан Васильевич, 1312 (можно предположить, что это номер полка), лейтенант. Список заполнен от руки и не все записи читаются уверенно. 1902 г.р. Местом рождения указана Тульская обл., по подсказке книги памяти район можно прочитать как Ефремовский. Место призыва прочитать так же сложно. Его, кстати, можно прочитать и как Заменский РВК. В медсанбат поступил 03.02.42 с осколочным проникающим ранением черепа, правого предплечья, правой голени. Умер от ран в тот же день, 3 февраля 42-го. Похоронен: д.Тетево Темкинского р-на. Жена, Чуйкина (имени, отчества нет), жила (читается с трудом): МО (Московская обл.?), похоже на Зоменский р-н, Удель…(неразборчиво) с/с, ст.Уделья, возможно Малый тупик №2.

Предположение о том, что призван он не Заменским, а Раменским районом, что ст.Уделья – это ст.Удельная может оказаться ошибкой, но ничего другого созвучного, похожего в Московской области нет. Как нет в архивных документах никаких сведений о Золянском РВК и ст.Уделья. Единственный погибший боец с записью «Золянский РВК» согласно других документов призывался Зангеланским РВК Азербайджана, т.е. это ошибка писаря. Таких ошибок в документах много, есть даже «Удельнинский РВК» у бойца, жившего: «ст. Удельная Раменского р-на».

Приказом Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии №053/пог от 12.04.42 из списков Красной Армии исключен лейтенант Чуйкин Андриан Васильевич, командир взвода, умерший от ран. Даты гибели и места службы нет. И еще запись: «Семья проживает на территории МВО (Московский военный округ)».

Итак, что в результате? Чуйкин родился в Ефремовском районе Тульской обл. Если бы призывался по месту рождения, то был бы Ефремовский РВК, но в списке умерших - неизвестный РВК без привязки к области. Кстати, населенный пункт Золянск также нигде не встречается, т.е. военкомат, скорее всего, записан с ошибкой. Адрес семьи: «МО» - живущие в Москве и области так сокращенно пишут «Московская обл.». Готовившие приказ об исключении видимо решили, что это Московский военный округ, но в адресах округ не писали никогда, а значит, это все-таки Московская обл. Район и сельсовет в адресе записан так, что однозначно прочитать их нельзя. Но если рассматривать как единую, запись «Московская обл., предположительно Заменский р-н, Удель… сельсовет и ст.Уделья», то такое сочетание можно считать как Раменский район, Удельнинский с/с, ст.Удельная». Кстати, в войну писали менно так, не пос. Удельная, а станция. Да и в нынешнем поселке Удельная в перечне улиц есть тупик Малый. Так что вероятность того, что семья Чуйкина жила именно там, достаточно высока, а призывался он Раменским РВК.

Конечно, может оказаться ошибкой и это предположение, но разместив материал на своем сайте «Без вести павшие», я дам возможность тем, кто будет искать в интернете Андриана Чуйкина, сведения о нем найти.

Но вернемся к списку умерших в 244-м медсанбате. У Чуйкина место службы 1312-й полк. Стрелковый полк с таким номером был в 17-й стрелковой дивизии 33-й, потом 43-й армии Западного фронта.

Эта дивизия в сентябре 41-го была преобразована из 17-й дивизии народного ополчения. Ее судьба так же трагична, как и судьбы других ополченческих дивизий. 3 октября 41-го немцы начали решающее наступление на Москву, и в районе Спас-Деминска 17-я дивизия испытала удар трех танковых и трех мотопехотных немецких дивизия. Конечно же, такой натиск она сдержать не могла. Только на одну деревню Понизовье, которую обороняла дивизия, наступали 50 танков. На ликвидацию прорыва немцев были брошены 2-й и 3-й батальоны 1312-го полка. Может и Чуйкин уже служил в нем в это время? Эти батальоны не только сдержали немцев, но и пошли в контратаку, выбив их из Понизовья. На этих рубежах, неся большие потери и подбив около 50 танков, дивизия держалась до вечера 4 октября. В 23.00, исчерпав все возможности противостоять танковым атакам, дивизия начала отход.

Как они воевали?! Связи ни с кем нет. Высланные вперед разведчики докладывают, что по дорогам сплошным потоком идут танки и мотопехота немцев – это уже окружение. Двигаться можно только скрываясь в лесах, по бездорожью. Хотя и леса в октябре уже не спасение от авиации. Но они не впадали в панику. Они упорно шли к своим.

Подойдя к д.Ртинке в 15 км северо-восточнее Спас Деминска 1312 и 1314-й полки развернулись и бесшумно в ротных и батальонных колоннах начали переходить заболоченную речку Малую Ворону, но были обнаружены. Завязался огневой бой, закончившийся штыковой атакой. Бойцы, действуя штыком, прикладом и гранатой (у кого они еще были) перебили до батальона немецкой пехоты и кольцо окружения прорвали. Они еще не знали, что прорвали только малое кольцо. 6-7 октября немцы замкнули большое кольцо у Вязьмы и образовался «вяземский котел», в котором сгинули сотни тысяч наших бойцов и командиров.

Не имея боеприпасов, горючего и продовольствия, дивизии как соединению вырваться из окружения было трудно. Командир дивизии полковник Козлов П.С. принял решение выходить на восток по лесам группами в составе по 100—250 человек. К середине октября части с большими трудностями и потерями вышли в район Угодского завода (20 км восточнее Малоярославца). По некоторым сведениям, из 11,5 тысяч человек к 15 октября вышли не более 600. Здесь они быстро доукомплектовались и уже через неделю заняли оборону на подступах к городу. Может Чуйкин был среди вышедших, а может, прибыл в дивизию на укомплектование после ее выхода из котла. Правда, доукомплектовывалась она тоже бывшими окруженцами, но была и одна маршевая рота.

Далее судьба 17-й дивизии не менее трагична. Но по другой причине.

В ночь на 18.10.41 командующий 43-й армией К.Д. Голубев получил телеграмму особой важности из Генштаба содержащую приказ поднять по тревоге 17 сд и обеспечить оборону р. Протва: «Телеграмма ОВ (особой важности). Вручить немедленно командарму 43 Голубеву. 18.10.41 0.13. Танки и пехота противника продвигаются от Недельное. Командующий фронтом приказал поднять 17 стрелковую дивизию по тревоге и занять рубежи обороны по р. Протва иск. шоссе на Малоярославец, Высокиничи. Мосты через р. Протва у Слободы Черная Грязь и у Требино взорвать. Организовать ПТО на возможных путях движения танков противника и не допустить противника за р. Протва. Исполнение донести. Соколовский.»

Еще документы: «Начальнику штаба 43 Армии. Вручив в 19.35 18.10.41 приказ для 17 стрелковой дивизии о занятии линии обороны по р. Протва, я выехал в штаб дивизии на Угодский Завод. Ввиду бездорожья и встречного потока движения некоторых частей и тылов 113 СД и в значительном количестве в/частей и тылов 53 СД, я сумел прибыть в Тарутино к 6.00 19.10.41. Для ускорения передачи приказа из Тарутино по телефону я связывался с начальником штаба дивизии и в пределах возможного передал суть дела, что было вполне ясно для него.

На Угодский Завод прибыл в 9.45, вручил приказ командиру 17 стрелковой дивизии, в присутствии комиссара. Мне было заявлено, что дивизия практически не осуществляет этот приказ. Тут же в штадиве 17 СД я обнаружил командира и начальника штаба 53 СД, которых ознакомил с приказом, где ставилась задача и 53 СД…»

п\п полк. Фурсин

«Начальнику штаба (43 Армии). 1. Сидим в грязи в Боево в лесу. 17 СД считает себя 33 Армией. Нет горючего, боеприпасов, продуктов.

2. 17 СД без приказа отходили к Тарутино. С трудом сдерживают противника. Где Ваш КП?

3. Часть частей собираются севернее Семкино. Тылы Коллонтаево, собираются в Агафьино. 517 АП бросил матчасть. НО-1 Баланцев 18.00 19.10.41»

Т.е фактически командир дивизии Козлов проигнорировал полученные приказы, и самовольно, без сопротивления оставил занимаемый рубеж. Можно говорить о том, что в дивизии были собраны бывшие окруженцы, которые боялись попасть в новый котел. Бойцы – да, боялись, конечно. Но командиру оправданий нет. Ведь путь на Москву после «вяземского котла» для немцев был открыт. Даже Жуков, которого уж точно паникером не назовешь, докладывал Сталину: «Москву защищать некем…». Да, из тыла, с других участков фронта снимались дивизии и перебрасывались под Москву. Но это требовало времени. Даже не верится, что это тот же Козлов, который выводил свои полки из окружения. Ведь каждый сданный рубеж приближал немцев к Москве. И на других рубежах дрались до последнего такие же бывшие окруженцы. Дрались до последнего!

Но 17-я дивизия не только оставила свой рубеж. При получении приказа на отход из Угодского Завода она должна была взорвать мосты через Протву перед наступающими немецкими войсками. А взорвали их саперы дивизии не перед немцами, а прямо перед авангардом нашей 312-й стрелковой дивизии, выходящей по приказу после ожесточенных боев из района Детчино, в тот момент, когда немцев рядом еще не было. В результате бойцы дивизии форсировала р. Протва вплавь, а в те дни температура воздуха опускалась ниже нуля, особенно ночью. Ширина реки достигала 40-60 м. Многие бойцы сильно простудились. Пришлось оставить на правом берегу всю артиллерию и колесные машины, т.к. переправить их не было возможности. Из-за этого полковника А.Ф. Наумова - опытного командира 312-й дивизии, этой самой боеспособной дивизии 43 Армии, чуть было не отдали под трибунал. По вине командира 17-й дивизии.

Жуков за оставление вверенного рубежа без боя приказал полковника Козлова арестовать и расстрелять перед строем. А дальше начинаются загадки. По одним сведениям Козлов от охраны бежал и расстрелян не был. По другим он попал в плен, где и погиб. По третьей, самой невероятной версии, и оставление позиций и расстрел – это инсценировка, чтобы забросить агента, т.е. Козлова, к немцам. Не думаю, что в тех условиях нашелся бы человек, который решился бы ради одного агента оголять участок фронта в 25км, а в качестве агента использовать командира дивизии.

Вместо Козлова командиром дивизии был назначен генерал Селезнев, который вернул ее в боевое состояние, и она до 18.12.1941 держала оборону на «Стремиловском рубеже» по восточному берегу реки Нары. 25.12.1941 в составе 43-й Армии переходит в наступление и освобождает 26 населённых пунктов, продвигаясь в район Малоярославца.

8 января 42-го началась Ржевско-Вяземская наступательная операция, в ходе которой планировалось окружение и уничтожение главных сил группы армий «Центр». В результате операции немцев окружить не удалось, но на западном направлении они были отброшены на 80-250 км. Печальный результат опрации – гибель 33-й армии генерала Ефремова в окружении под Вязьмой.

43-я армия в прорыв не уходила, и 17-я дивизия вела наступление на Юхнов. 3 февраля немцы отрезали 33-ю армию от основных сил, и в этот же день был смертельно ранен лейтенант Чуйкин. 244-й медсанбат, куда его передали с передовой, входил в состав 53-й стрелковой дивизии, которая бок о бок с 17-й дивизией воевала с осени 41-го. Может поэтому и не выяснили, куда отправлять похоронку – лейтенант умер в медсанбате чужой дивизии. При нем могло быть удостоверение личности, где были сведения о месте службы, дате и месте рождения. Но они могли не совпадать с адресом семьи на момент гибели. Могли быть письма с обратным адресом. Если все это было залито кровью, то как прочитали, так и записали – что-то из места рождения, что-то из адреса семьи. В результате так и не определили, куда же посылать похоронку.

Сейчас в Тетево, где Чуйкин был похоронен, воинских захоронений нет. Ближайшие захоронения в пос. Льнозавода и д.Семоновское Износковского р-на Калужской обл. Ближе находится пос. Льнозавода, куда в 50-х годах были перенесены останки из соседних деревень, в т.ч. из Тетево. Там числятся похороненными 786 погибших, в т.ч. 181 неизвестный. В Семеновском также есть перезахороненные из Тетево. Всего там покоится прах 1267 воинов, из которых 1175 известны пофамильно, а вот 92 человека числятся неизвестными. Фамилии Чуйкина в списках обоих братских могил нет. Скорее всего, его останки в одной из них, но в какой… неизвестно.

Кстати, ранен Чуйкин был в районе Семеновского. Именно там в начале февраля 1942 вела бои 17-я стрелковая дивизия.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1563/

http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1612/

http://memory-map.prosv.ru/#/memorial-3150/type=map&center=54.8867903317176,35.36512199476133&zoom=13

http://17sd.ru/forum/33-96-1

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (11.06.2018)
Просмотров: 91 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]