Главная » Статьи » Мои статьи

ФЕДОР СЕРГЕЕВ. МАУТХАУЗЕН

РамСпас поиск. Возвращение

ФЕДОР СЕРГЕЕВ. МАУТХАУЗЕН

Из списка подворового опроса 1946г. на розыск без вести пропавших: «Сергеев Федор Гаврилович, красноармеец, стрелок, 1904 г.рождения, уроженец г.Бронницы. Призван Ухтомским РВК 17.08.1941г. Последнее письмо получено в августе 1941 (обратный адрес не указан). Жена - Сергеева Ириада Дмитриевна, ее адрес – Малаховка, ул.Лермонтова, д.10».

Подворовый опрос в 1946г. проводился военкоматами не только с целью установления судеб тех, с кем у родственников прекратилась связь во время войны, но и, может даже в большей степени, для наведения порядка в учете тех, кому положены выплаты и пособия за погибших и пропавших без вести. Война закончилась, эвакуированные возвращались в свои дома, кто-то вернулся из плена, из госпиталей, и нужно было планировать бюджет страны, в т.ч. и на социальные выплаты. Такой учет можно было сделать в ходе всеобщей переписи населения, но тогда были бы выявлены ужасающие потери в войне и армии, и гражданского населения, что не соответствовало бы официальным цифрам. Перепись проводить не стали, и мы подсчитываем эти потери до сих пор.

Сведения в списки давали родственники пропавших, по ним делали запросы в части, если был известен адрес, в Главное управление кадров Народного Комиссариата Вооруженных Сил СССР и Управление по персональному учету потерь сержантского и рядового состава действующей армии и пенсионному обеспечению их семей. По результатам запросов кто-то признавался погибшим, кто-то пропавшим без вести, и их родным выдавались справки на право получения пенсий и пособий.

Федор Сергеев был признан пропавшим без вести в октябре 1941г. Месяц этот условный, который определялся прибавлением 2-3 месяцев к дате последнего письма. Таким образом, его родные так и не узнали, где и как он погиб.

Федор Сергеев погиб в плену. В архивах Минобороны хранятся два документа о его судьбе – это персональная карта пленного и так называемая «зеленая карточка», которая отражала одно перемещение военнопленного, ее еще называют транзитной.

Из персональной карты военнопленного Сергеева Федора Гавриловича: Родился 8.02.1904г. в Бронницах, девичья фамилия матери – Орлова. Красноармеец 710 стрелкового полка, был пленен 30.08.1941 под Ивановкой. Рост 171 см, светловолосый, особых примет не имел.

Персональный номер военнопленного «40403» получил при первичной регистрации на территории рейха в лагере военнопленных Stalag VI/В Neu-Versn, Нижняя Саксония, Германия. В карте есть штамп о доведении до него запрета на вступление в связь с немецкими женщинами. Такое могло быть, например, если пленные работали в сельском хозяйстве. За нарушение этого правила жестоко карали.

В лагерь он поступил в конце сентября – начале октября. Косвенно об этом говорят даты прививок – 3, 8 и 13.10.41 от туберкулеза, и 8.10.41 от оспы. Как правило, прививки делали в первые дни по прибытии.

Но где и как воевал Сергеев до плена? 710-й мотострелковый полк входил в состав 219-й мотострелковой дивизии, сформированной в апреле-мае 1941 г. Ее командиром был генерал-майор Павел Петрович Корзун.

Летом 1941 дивизия занималась боевой подготовкой в районе г. Ахтырка Сумской области. Вначале ее направили в Киевскую обл, потом в составе 25-го мехкорпуса дивизия перебрасывается в район Новозыбков и входит в состав 21-й армии Центрального фронта.

16 июля дивизия во втором эшелоне выдвигается для ликвидации прорыва немцев в район Пропойска (Могилевская обл., Белоруссия), где 21-я армия вела тяжелые бои на фронте в междуречье рр. Днепр и Сож. До 13 августа дивизия безрезультатно штурмовала Пропойск, занимала оборону в том же районе, но с началом немецкого наступления на Гомель отошла к р. Сож.

16 августа получила приказ выйти в армейский резерв и сосредоточиться в районе Ветка.

17 августа Федор Сергеев попрощался с родными и убыл на фронт. Его путь лежал в 219-ю мотострелковую дивизию. Когда он стал бойцом 710-го полка этой дивизии, неизвестно, но после военкомата мобилизованные поступали на какие-то пункты сбора, запасные полки, откуда их и направляли в составе команд и маршевых рот на фронт. Можно предположить, что в дивизию Федор прибыл в 20-х числах августа, а письмо написал с дороги, поэтому в нем и не было обратного адреса.

Решением Сталина 25 августа был упразднен Центральный фронт, а его 21-я и 3-я армии переданы Брянскому фронту. Готовилась Рославльско-Новозыбковская наступательная операция по разгрому 2-й танковой группы Гудериана, рвавшейся в тыл Юго-Западного фронта. Операция проводилась с 30 августа по 12 сентября 1941. Обе стороны планировали наступление, и это было встречное сражение, которое выиграли немцы. Брянский фронт в целом свои позиции удержал, но между ним и Юго-Западным фронтом образовался коридор до 60 км. Это сыграло свою роль в последующем окружении и уничтожении практически всего Юго-Западного фронта.

Федор Сергеев попал в плен в первый день этой операции 30 августа 1941г. под Ивановкой, что в нескольких километрах северо-западнее г.Щорс и в 70 км. северо-восточнее Чернигова. Был ли он при этом ранен, в карте пленного не указано.

Дальше путь пленных был одинаковым. Пехота с переднего края направляла их на какой-то сборный пункт полка, оттуда уже большими командами на такие же пункты дивизии, армии. У воевавших частей, конечно же, не было предусмотрено питание пленных, поэтому их не кормили на маршах, редко кормили в сборных пунктах чем-нибудь из окрестных полей – просто варили похлебку. Если позволяли конвоиры, пленных подкармливали жители сел, по которым они проходили, а пили просто из луж, если они были.


Учета пленных на этих маршах практически не было, поэтому немцы без сомнения добивали раненых и ослабевших, если они замедляли движение колонн или отставали. Эти погибшие останутся безвестными навсегда.

Далее пленные поступали в дулаги – пересыльные лагеря, откуда их распределяли в шталаги – стационарные лагеря военнопленных. Федор Сергеев был направлен в Stalag VI/В Neu-Versn, в котором он пробыл недолго. 20 октября его переводят в концентрационный лагерь СС Маутхаузен-Линц, Австрия. Это была первая партия советских военнопленных, направленных в Маутхаузен, которая прибыла туда 22 октября.

Вот как вспоминал об этом бывший узник Маутхаузена испанец Франсуа Буа: «Было объявлено о прибытии двух тысяч русских военнопленных. Везде вокруг бараков были поставлены пулеметы, так как от новоприбывших ожидали самого худшего. Как только русские военнопленные вошли в лагерь, стало ясно, что они находятся в ужасном состоянии. Они даже ничего не могли понять. Они были так обессилены, что не держались на ногах. (…) У пленных была отобрана вся одежда, которой и без того было очень мало. Им было разрешено сохранить только брюки и рубаху, а дело было в ноябре, и в Маутхаузене было более 10 градусов мороза. По прибытии оказалось, что 24 человека из них умерло в то время, как они шли 4 километра, отделявшие лагерь Маутхаузен от станции. Сначала к ним была применена та же система обращения, как к нам, испанцам-республиканцам: нам сначала не дали никакой работы, но почти ничего не давали есть. Через несколько недель они были совершенно без сил, и тогда к ним начали применять систему истребления. Их заставляли работать в самых ужасных условиях, били палками, над ними издевались. Через три месяца из 7000 русских военнопленных в живых остались только 30...».

Здесь требуются некоторые уточнения. Шталаг (Stalag) – это лагерь военнопленных, которые использовались как рабская рабочая сила без цели их уничтожения. Хотя условия содержания советских пленных как раз этому и способствовали. Концентрационные лагеря и лагеря смерти создавались с целью уничтожения противников рейха по убеждениям или национальному признаку. Это в них были газовые камеры и крематории, в них над узниками проводились медицинские эксперименты.

Шталаги подчинялись командованию военных округов рейха, концлагеря были в ведении СС – структуры, выделенной из штурмовых отрядов нацистов, которая подчинялась лично Гитлеру и рейхсфюреру СС Гиммлеру. После войны Нюрнбергский трибунал всех вступивших в СС признал преступниками.

Отправляли в концлагеря и военнопленных, в первую очередь склонных к сопротивлению – побегам, саботажу, антифашистской пропаганде, неподчинению. Видно с первых дней плена Сергеев относился к таким непокорным.

Воспоминания о лагере выжившего его узника Киселева И.П.: «Меня поместили во 2-й блок, где были 3-х ярусные койки и бумажные матрасы. Ходить по бараку не разрешалось, можно было только «бегать» на парашу. Отбой объявляли в 23-00. В ночное время во всем бараке горела только одна лампочка около параши. Параша- это деревянная бочка высотой около 50 см, диаметром около одного метра. Были случаи, когда сидевший узник опрокидывался в бочку спиной и моментально захлебывался. Иногда озверевшие капо развлекались – топили узников в параше. (…)


Любимым занятием эсэсовцев были ночные проверки. При этом открывались ворота с обоих концов барака, у ворот выстраивались капо с железными прутьями, включали яркий свет и начиналось побоище. Больных, обессиленных людей плетками сгоняли с коек и гнали через строй капо, которые беспощадно били бегущих. У открытых ворот накапливались кучи из трупов и еще шевелящихся людей. Оставшихся в живых узников выстраивали в одну шеренгу и проводилась «профилактика» кулаками. Нелюди в военной форме отбирали партию узников 30…50 человек и уводили в газовую камеру в рабочем лагере. Оставшихся загоняли в барак.

Частенько (особенно зимой) устраивали «баню». Совершенно голых людей босыми гнали во двор, где метрах в пятидесяти от блока находилось помещение умывальника. Это было здание из железобетона с проложенными вдоль трубами с холодной водой и множеством кранов. Во время «бани» у двери и внутри умывальника стояли капо и поливали узников с брантсбойтов ледяной водой под большим давлением. При этом добрая половина «купающихся» оставалась лежать на бетонном полу».

У Федора опухла нога, и с 3 по 6.12.41 он был помещен в лазарет. З-х дневное лечение не помогло, и с 11.12.41 он снова в лазарете, теперь уже до 23.03.42. Через месяц с небольшим после выписки, 29 апреля 1942, он умер. Причиной смерти записано воспаление сердечной мышцы, но на самом деле он мог быть и застрелен, и удушен. По воспоминаниям узников, убитым «для развлечения» могли написать любой диагноз, а умер Федор не в лазарете.

Умерших сжигали в крематории. Есть ли могила с прахом Федора Сергеева, не скажет уже никто. Его могила – концентрационный лагерь СС Маутхаузен. Он не умер. Он был замучен, но Отечество не предал. В настоящее время в лагере Маутхаузен создан мемориал.


Но как же он был связан с Раменским районом, ведь жена жила в Малаховке? В транзитной «зеленой» карточке есть запись о матери. Ее звали Вера (отчества нет) и жила она в с.Верея Раменского района.




Фото лагеря СС Маутхаузен





















Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://www.ngebooks.com/book_63506_chapter_21_Sostav_i_polozhenie_armijj_JUgo-Zapadnogo_fronta_na_1.09..html

http://idiot.vitebsk.net/i41/mart41_4.htm

http://1941-1945.at.ua/forum/19-708-1

http://www.sgvavia.ru/forum/78-764-1

http://artofwar.ru/c/chernowalow_w_w/kzmauthausen41.shtml

http://www.sgvavia.ru/forum/147-764-16

http://idiot.vitebsk.net/i41/mart41_4.htm

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (04.05.2015)
Просмотров: 945 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]