Главная » Статьи » Мои статьи

ФИЛАТОВ ИЗ ОСТРОВЦОВ. ПОИСК ЗАХОРОНЕНИЯ

РамСпас поиск. Возвращение

ФИЛАТОВ ИЗ ОСТРОВЦОВ. ПОИСК ЗАХОРОНЕНИЯ

Из Книги памяти Московской обл., т.22-II:


Родственников всегда интересует конкретное место захоронения погибшего солдата. Если же его найти не удается – хотя бы район, где он погиб.

Если искать по записи в Книге памяти, то результат был бы нулевой. Без определенных навыков был бы проблематичным и поиск по донесению о безвозвратных потерях 37-й гв. стрелковой дивизии.

Из донесения: Филатов Николай Владимирович, рядовой, стрелок 118-го гв. стрелкового полка, 1923 г.рождения, уроженец Раменского района Московской обл., призван Раменским РВК в 1941г. Убит 4.03.1945, похоронен: м.Гач, уезд Грауденз, Поморское воеводство. Отец - Филатов Владимир Платонович, его адрес: д.Островцы Раменского р-на. И еще одна ошибка Книги памяти – Филатов служил в 118-м, но не артиллерийском (ап), а стрелковом полку.


В донесении указано Поморское воеводство, а в Книге памяти Торуньское. Сейчас в Польше Торуньского воеводства нет, но есть Поморское воеводство и Куявско-Поморское, в которое и входит Торунь. Так где же искать могилу? Донесение заполнено от руки, и название уезда можно прочитать, если точно знать, как оно звучит правильно. Правильное название «Грауденц», но и этого мало. Это немецкое название города, а сейчас это Граудзёндз (польское название), Куявско-Поморского воеводства. Находится он в 60 км севернее Торуни того же воеводства.


Не даст результата и поиск по названию деревни «Гач», как в донесении. Правильное название «Гаць», по польски «Gać». Гаць – это фактически восточный пригород Граудзёндза.


Итак, место гибели и первичного захоронения установлено и найдено на карте. Но там ли похоронен Филатов сейчас? В послевоенные годы и в СССР, и в странах Европы проводились массовые укрупнения воинских захоронений. С точки зрения возможности ухода за солдатскими могилами, особенно одиночными и небольшими, разбросанными на огромной территории в лесах, полях и у дорог, это было оправданным, но вот как они проходили… Опыт поиска показывает, что при перезахоронении многие фамилии павших были утеряны, а некоторые встречаются сразу в двух укрупненных захоронениях.


Проходило такое укрупнение и в гмине Граудзёндз. В 1945г. воинское захоронение было и в д.Пеньки Крулевске, это юго-западный пригород Граудзёндза. Туда и переносили останки с других захоронений, в том числе 118 неизвестных из д.Гаць. 



По состоянию на 1952г. в Пеньки Крулевске были похоронены 578 павших, известными были только 24 фамилии. В учетной карточке захоронения 1969г. количество захороненных не изменилось, но известных уже всего 6, а в более позднем паспорте захоронения – 92. 


Возможно, список известных пополнялся за счет обращений родственников, которые самостоятельно нашли архивные документы и по их просьбе имена погибших были внесены в списки дополнительно.


Но и это не вся путаница. Часть захороненных в Пеньки Крулевске числятся захороненными еще на одном захоронении - на северной окраине Граудзёндза в д.Сверкоцин. Из погибших в Гаце согласно донесений о потерях в списке захоронения Пеньки Крулевске всего две фамилии, и их в Сверкоцине нет. Причем, один из двух, Лысенко Илья Кириллович, в донесении о потерях под номером 21, а Филатов под номером 25. 


С уверенностью можно предположить, что Филатов из Островцов сейчас похоронен как неизвестный там же, в Пеньки Крулевске.


37-я гвардейская стрелковая Речицкая дважды Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова 1-й степени и Богдана Хмельницкого дивизия, в которой служил Филатов, была сформирована в августе 1942 в Московской области. В марте 45-го дивизией командовал генерал-майор Сабыр Рахимов. 26 марта 45-го он погиб от прямого попадания снаряда в наблюдательный пункт дивизии.




К концу 1945 в составе 2-й ударной армии 2-го Белорусского фронта с боями дивизия подошла к Грауденцу. Основой обороны города была крепость, чей гарнизон в 15 тыс. человек был готов к длительной осаде. Он имел большие запасы всего необходимого, большое количество крепостных, полевых и штурмовых орудий, более 100 минометов и большое количество фаустпатронов. Кроме этого он имел сообщение со своими по мостам через Вислу.

 




Для ведения боев в городе были сформированы штурмовые группы. Их основу составлял стрелковый взвод, который подкрепляли саперами, пулеметчиками, огнеметчиками, расчётами ПТР, орудиями или танками и САУ. Штурмовики находили бреши в обороне противника между соединениями гарнизона и укреплёнными зданиями, захватывали здания и высоты, имеющее господствующее положение в данном квартале. Затем при поддержке других подразделений начинали зачистку квартала.


Схема атаки штурмовой группы выглядела примерно так. Орудия, танки или САУ подавляли огневые точки противника, старались накрыть отдельные подразделения противника. Саперы готовили взрывы для пролома стен зданий, которые собирались штурмовать или разрушали их полностью, взрывали долговременные огневые сооружения. Огнемётчики поджигали здания, где засел противник. Пулеметчики и расчёты ПТР вели огонь по доступным и слабо защищенным целым, контролировали улицы и переулки. Пехота шла на штурм после короткого огневого налета. Для преодоления открытых мест часто применяли дымовые завесы, использовали ложные атаки, чтобы измотать врага, притупить его бдительность. 


При штурме зданий ударные группы практиковали принцип двойного удара по объекту. Небольшая группа автоматчиков и огнемётчиков под прикрытием огня ручных и станковых пулеметов прорывалась к зданию. Стрелки вели огонь по окна, дверям, всем возможным огневым точкам, огнемётчики уничтожали огневые точки противника, расположенные на первых этажах, в подвалах, или поджигали здание. 


Вторая группа врывалась в само здание и довершала разгром гарнизона врага. Штурмовые подразделения действовали и днем и ночью, причем ночные атаки считались самыми эффективными.

Возможно, в одной из таких штурмовых групп воевал и Филатов. 4 марта бои шли непосредственно в городе, и он мог погибнуть там, а вот хоронили погибших уже не на месте боев в окопах и воронках, а на полковых и дивизионных кладбищах. Видимо, одно из них и было в д.Гаць.

Кстати, в августе 2001 имя 37-й гв. стрелковой дивизии присвоено школе №2 г.Люберцы, где и формировалась дивизия.

В ходе дальнейших поисков выяснилось, что уйдя на войну в 41-м, Филатов и в 45-м не имел наград. Конечно же, не все воевавшие были отмечены орденами и медалями, но, если учесть, что в 41-м ему было всего 16 лет, на фронт он, скорее всего, ушел добровольцем, возможно, в ополчение. А значит, был истинным патриотом и за спины не прятался.

Так в чем же причина? В списке о потерях у нескольких человек в графе о месте призыва записано: «из плена». Т.е. кто-то был направлен в воюющие части сразу после освобождения из плена, после фильтрационной проверки, конечно же. Так может и Филатов был одним из них?


В подтверждение этого предположения в архиве есть сведения, что Филатов Николай Владимирович, 1923 г.р. из д. Островцы Раменского района был в плену. Он служил в 3-м батальоне 2-го стрелкового полка 5-й стрелковой дивизии 43-й армии. В плен попал 3.10.1941. Если из Островцов не призывался полный тезка того же года рождения, то это тот Филатов, который погиб в 45-м под Грауденцем.

Вот только в октябре 41-го дивизия называлась «113-я стрелковая дивизия», а 2-й полк стал 1290-м, но очень многие пленные из этой дивизии называли ее по старому – 5-я Фрунзенская дивизия народного ополчения. Значит, все-таки ополчение. Поэтому и оказался на фронте еще совсем мальчишка 16-летний Николай Филатов.


2 октября 1941 немцы начали решительное наступление на Москву, в результате которого образовался «вяземский котел», в котором погибли и попали в плен по разным сведениям от 300 до 600 тысяч наших бойцов и командиров.

В первый же день наступления немцы прорвали оборону 43-й армии и оказались перед 113-й дивизией, занимавшей оборону во втором эшелоне. Танки противника атаковали дивизию в районе Ямное - Ясная поляна юго-западнее Спас-Деминска. Основной удар принял на себя как раз 1290-й полк. Дивизия попала в окружение и погибла. Из 11,5 тысяч из окружения вышли чуть более тысячи. Остальные погибли и попали в плен. Был пленен и Филатов.

По плену никаких документов на него нет, поэтому установить, когда он был освобожден, не удалось. Возможно, после освобождения из плена он попал в фильтрационный лагерь, а потом, как ранее уже призванный, направлен в запасной полк или госпиталь, откуда и попал в свою дивизию. В некоторых случаях, когда потери были большими, освободившие пленных дивизии своими комиссиями после соответствующей проверки пополняли ими поредевшие полки. Тогда в сведениях о месте призыва писали «из плена в 1945», например.

Вопрос о судьбах освобожденных из плена нередко рассматривается с точки зрения «кровавого НКВД» и незаслуженных репрессий. Здесь, наверное, стоит обратиться к работе Говорова Игоря Васильевича, доктора исторических наук, профессора кафедры истории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России «Фильтрация советских репатриантов в 40-е гг. ХХ вв.: Цели, методы и итоги» 2010г. Пожалуй, это наиболее полная и достоверная оценка ситуации.

Из работы: «…Теперь перед ними ставилась конкретная задача выявления среди проходящего фильтрацию спецконтингента (терминология тех лет) фашисткой агентуры, лиц добровольно сдавшихся в плен и бежавших с поля боя, а не абстрактных «чуждых элементов». За период с 1941 по 1944 г. через спецлагеря НКВД прошло354592 военнослужащих, в том числе 50441 офицер. Была завершена проверка 302991 военнослужащего, в том числе 44774 офицера. Из них по завершении проверки 249416 чел. было направлено для прохождения дальнейшей службы в Красную армию (в том числе 2219 рядовых и сержантов и 16163 офицера – в штрафные роты и батальоны), 30749 (в том числе 20 офицеров) – на работу на промышленные предприятия, 5294 чел. – на службу в войска НКВД, умерло входе проверки или отправлено по болезни в госпиталь 5347 чел. Из числа проверенных арестовано органами военной контрразведки было 11566 чел. (около 3,5%), в том числе 2083 как агенты разведки и контрразведки противника, остальные – по обвинению в дезертирстве, самовольном оставлении части в боевой обстановке, самовольном отступлении, добровольной сдаче в плен». Наверное, в числе арестованных были и невиновные. Если знающий немецкий язык пленный использовался для заполнения карт военнопленных, это могли расценить как сотрудничество с лагерной администрацией. А он просто выживал в той обстановке. Да и по воспоминаниям пленных такие писаря нередко евреев записывали татарами, например, чем фактически спасали им жизнь. 

В своем поиске я также встречался с документами на освобожденных из плена раменцев, которые потом достойно воевали, награждались, и были уважаемыми людьми «на гражданке».

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://www.liveinternet.ru/users/dejavu57/post353319376/

http://ru.wn.com/%D0%93%D1%80%D0%B0%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%86

http://smol1941.narod.ru/divnaropolh.htm

http://forum.vgd.ru/111/11544/6980.htm

http://www.liveinternet.ru/users/dejavu57/post353319376/

http://www.sgvavia.ru/forum/196-2552-1

http://www.sgvavia.ru/forum/537-2552-2

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (28.08.2015)
Просмотров: 335 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]