Главная » Статьи » Мои статьи

ГУРОВ ИЗ ОБУХОВО. ПОХОРОНЕН В ШЛОСС ХОЛЬТЕ-ШТУКЕНБРОК

РамСпас поиск. Возвращение

ГУРОВ ИЗ ОБУХОВО. ПОХОРОНЕН В ШЛОСС ХОЛЬТЕ-ШТУКЕНБРОК

Гуров Арсентий Алексеевич, 1923 г.р., д.Обухово Раменского р-на. Сведений в Книгах памяти нет.

Не знаю, есть ли родственники у Арсентия Гурова, которые помнят этого погибшего за Отечество 20-летнего солдата. Знают ли они о его судьбе?

В архивах о судьбе Гурова есть два документа. Первый - послевоенный список умерших в плену, где Гуров Арсентий, рядовой, 2.6.1924 г.р. числится умершим 26.10.43г. Мать, Гурова Ксения, жила в с.Обухово Раменского р-на Московской обл.


Второй - персональная карта пленного Гурова Арсентия Алексеевича, персональный номер «1421». Родился 2.06.1923 (в предыдущем списке - 1924) в Обухово, девичья фамилия матери «Schorschowkina», гражданская специальность - токарь. Солдат 678-го стрелкового полка. Пленен 26.05.42 под «Losowa» (Лозовая), раненым не был. Ближайший родственник - отец, Гуров Алексей, д.Обухово Раменского р-на Московской обл.


Часто под номером пленного стоял штамп лагеря, где номер присвоен, но в карте Гурова его нет. Есть запись от руки в графе сведений о лагере: «380». Обратной стороны карты пленного в открытом доступе нет, а значит, она просто чистая. Но именно там должны быть записи о перемещениях пленного по лагерям. Зато есть запись красным карандашом о смерти Гурова 26.10.43. Она характерна для умерших в Stalag 326(VI-K) Штукенброк, Северный Рейн Вестфалия Германия. Почтовый адрес лагеря - Шталаг № 326(VI-К),Форелькруг близ г.Падеборн. Именно «Forellkrug» и записан как место смерти.

Эта карта похожа на дубликат, т.к. в ней только основные персональные сведения о пленном. Близ Харькова в том же котле под Лозовой и в тот же день, что и Гуров,  попал в плен еще один наш земляк - Кучеров Михаил Михайлович из Раменского (записано: д.Холодово) из 266-й стрелковой дивизии. Но на него есть две карты. Одна как у Гурова с минимумом сведений, вторая со всеми сведениями. Видимо, такая же была и на Гурова, но в архив не попала.

Можно предположить, что их путь после пленения был одинаковым. Первым лагерем для Кучерова был лагерь военнопленных в Ковеле (Stalag 301 Kowel Ковель, Украина), именно оттуда 9 июня 42-го он поступил в лагерь 380 Кельце, Польша. Пленных перемещали большими командами, и, скорее всего, тогда же поступил в 380-й лагерь и Гуров.

Вот что вспоминал о лагере П.П.Астахов («Зигзаги судьбы Из жизни советского военнопленного и советского зэка»)

«Хорошим» местом оказался маленький провинциальный городок Кельце, расположенный южнее Варшавы, на железнодорожной ветке Варшава-Краков.

...Вскоре перед нами возникло одноэтажное строение, огороженное деревянным забором, где мы остановились. Старший конвоя ушел в помещение, а мы тем временем пытались определить, что это за «контора». Когда открылась дверь во двор, увидели в глубине котельную с ярким пламенем бушующего огня — теперь-то стало ясно, где мы и зачем сюда пришли.

...Купались долго. Воды было в достатке, а прожарка требовала определенного времени, чтобы уничтожить насекомых. Грязь ручьями стекала на пол с давно немытых тел, и в бане становилось как-то светлее.

...Потом мы получили из прожарки «вещи», то бишь рвань, пропитанную многомесячным потом и грязью, — они от температуры, растворившей и то и другое, превратились в нечто спрессованное со специфическим запахом паленого и жареного — запаха знакомого только тем, кто прошел через подобные процедуры. Штаны и особенно гимнастерки стали «коловыми», и нужно было время, чтобы это подобие одежды приняло формы тела.

После бани конвой сопроводил нас до места — необычного лагеря, на окраине городка. Он был обнесен каменным забором с контрольно-пропускным пунктом, где дежурили солдаты в странной, еще невиданной мною форме. Как потом выяснилось, в форме французских легионеров.

...Лагерь занимал довольно большую территорию и отгородился от общего мира каменной стеной со стороны главного входа и оградой из колючей проволоки с трех других. Территория была поделена на две части: главную, где находились казармы, и вторую — административную, значительно меньшую по площади. Она была разделена дорогой, по обеим сторонам которой пристроились в аккуратный ряд домики начальства лагеря и проезжавших на Восточный фронт немецких офицеров.

Число содержавшихся здесь пленных доходило до нескольких сот человек.

...Когда на следующий день мы вышли на Appelplatz, в центре большой лагерной территории, используемой для общего построения и проведения ежедневных проверок, нас определили в новое подразделение и сказали, что скоро оденут. Стоял октябрь, а я по-прежнему, ходил босой, в лагере, видимо, не хватало верхней одежды и обуви, и мы еще какое-то время были в своих лохмотьях — так выглядели мои армейские вещи, впитавшие в себя грязь и запахи человечьего стойла.

...С первого же дня изменился дневной рацион. Вечерами мы получали сухой паек — это было солдатское довольствие тыловых немецких частей, — его, вероятно, должны были получать добровольцы-легионеры. Кроме сухого пайка, дважды в день готовили горячую пищу.

Что бы все это значило? Ответить определенно на это было невозможно.

Неужели здесь будут готовить из нас национальных легионеров?

Позднее стало понятно, что питание, которое здесь получаем, должно привести доходяг-пленных в нормальное состояние. И тогда, видимо, будет принято решение: кого куда.

— «Боком» нам выйдет это питание потом, Иосиф Виссарионович нам такое не простит — так, кажется, думал каждый, кто оказался в Кельце.

...Знали ли пленные лагеря Кельце, куда уходят отсюда этапы, что их ожидает впереди? Есть ли связь между «специалистами», отобранными в Первомайске для работы на заводах в Германии, и теми, кого подкрепили пайком и привели в порядок в Кельце? Сюда доходили разноречивые слухи о лагерях, находящихся в Германии, — можно ли им было доверять? Информация замыкалась вся на лагере, где преподавателями по общественным дисциплинам был организован учебный процесс, на семинарах и т. п. После окончания программы пленные уезжали на оккупированную территорию.

По слухам было ясно, что пребывание в Кельце продолжается не более трех месяцев. Никакого собеседования и отбора здесь не проводят — пленных просто под конвоем отправляют в Германию.

Быстро пролетели три месяца в Кельце. Приближался скорый отъезд в Германию. Все активнее обсуждались перспективы дальнейшего этапа. Мы пришли к единому мнению: если будет отбор и собеседование для зачисления в учебную группу, то не отказываться — это позволит нам со временем уехать на оккупированную территорию. Вариант же побега по дороге в Германию был нереален».

Из этих воспоминаний видно, что лагерь в Кельце был малочисленным и собирали в нем пленных с гражданскими специальностями, нужными для рейха. Ведь военнопленные были для немцев дармовой рабочей силой, а лагеря военнопленных биржами труда. Фронт требовал все больше немцев, вот на их места в тылу и ставили пленных.

Т.к. записей в карте пленного Гурова нет, куда он был отправлен из Кельце, неизвестно. Но в октябре 43-го он оказался в Stalag 326(VI-K) Штукенброк.


Лагерь 326 (VI К) имел прямоугольный план и был разделен по оси лагерной улицей на две половины. Вблизи, юго-западнее от него, обособленно находился лагерь польских, французских, югославских, итальянских, бельгийских и голландских военнопленных. Структура лагеря состояла из следующих 4-х частей: немецкий лагерь, форлагерь, главный лагерь и палаточный лагерь (Zeltlager). Форлагерь имел большой больничный участок, ремесленные бараки: швейный цех, слесарную, сапожную и электроремонтную мастерскую, баню, прачечную, кухню, вещевой склад, дезинсекцию и тюрьму с одиноч­ными камерами и темными холодными карцерами. К этому надо до­бавить бараки-общежития для так называемого «меньшинства». К ним относились, например, литовцы и украинцы, которые по действующему предписанию должны были размещаться отдельно от массы русских военнопленных. Таких бараков было шесть.

По той же причине - отсутствие записей, неизвестно, когда Гуров прибыл в лагерь, направлялся ли в рабочие команды, от чего умер и где. Многие рабочие команды в Вестфалии работали в шахтах, может там работал и Гуров? Туберкулез шел по пятам таких команд.

Бывший пленный Ф.И.Чумаков («Война и плен. 1941-1946») о шталаге 326: «Туберкулезные больные ненадолго задерживались в маленьком четвертом бараке, их переводили - для умирания - в лазарет Штаумюле. Говорили, что баланду там дают лишь раз в день». Возможно, там умер и Гуров.




Сейчас он числится похороненным на воинском кладбище г.Шлосс Хольте-Штукенброк. 


Он не единственный из раменцев, кто там похоронен, я рассказывал о них ранее. А один из раменцев даже был в числе строителей памятника погибшим, который возвели сами бывшие военнопленные после освобождения лагеря американцами. Это выживший в плену Кузовлев Иван Иванович из Раменского района. Он есть в списке бригады землекопов, бетонщиков. В картотеке бывших в плену есть Кузовлев Иван Иванович 1911 г.р. из д.Аксеново, возможно, это он.


Но вернемся в май 1942. Это была вторая Вторая харьковская битва. 12-30 мая 42-го Красная Армия сделала попытку стратегического наступления, которое завершилось окружением и практически полным уничтожением наступающих советских войск. Потери — 270 тысяч человек, из них 170 тысяч погибших. В ту весну наступление РККА на Харьков с треском провалилось по многим причинам и привело к катастрофическим последствиям для компании 1942г. Из-за того поражения стало возможным стремительное продвижение немцев на Воронеж и Ростов-на-Дону с последующим выходом к Сталинграду и продвижением на Кавказ.


411-я стрелковая дивизия была на острие наступления. Свидетельств о том, как погибали наши дивизии в окружении, мало. Но о последних днях 411-й дивизии они есть. Это «Описание боевых действий 411СД за период с 12.5 по 25.5.1942 года» – официальный документ, хранящийся в архиве:  


«1. 12 мая 1942г. дивизия на основании приказа 6 Армии прорвала немецкую линию обороны: Лихачево, хут.Высокий Поселок, Ново-Семеновка, Ефремовка и 16.5.42г. заняли Охочае и передовые подразделения достигли Рябухино, где противник оказал сопротивление и задержал передовые части.

2. 19.5.42г. на основании приказа полоса дивизии была передана частично 255СД и справа 41СД, что было осуществлено 20.5.42г. и дивизия походным маршем выступила для занятия линии обороны: Камышевахский, (…) Федоровка. Не дойдя до этой линии обороны на марше был получен приказ, отменяющий первый приказ, по которому требовалось 411СД занять оборону: Красная Балка, Пантелеева Банка и Тихополье, куда части дивизии сосредоточились 23.5.42г. заняли линию обороны.

3. 24.5.42г. 393 стр.дивизия – соседняя дивизия справа Дмитровка, Секретаровка, Катериновка отступил и оголил правый фланг. Слева противником была занята Лозовенька, Новоукраинка, хут. Петровский, чем было закончено окружение дивизии.


4. 25.5.42г. Все части дивизии сосредоточились в балке, что восточнее хут.Веселый по направлении совх. Степок, Волвенково, где находился мехкорпус генерал-майора Пушкина и 23 мотострелковая бригада и тылы дивизии. Весь день 25.5.42г. примерно до 16-17 часов никаких приказов о наступлении, а кольцо окружения сжималось все тесней и к 17-18 часам по всем тылам и частям, сосредоточенным компактно в одной балке и вперемешку боевые и транспортные машины и гужтранспорт подверглись интенсивному обстрелу артминометным огнем и расстреливались автоматчиками, круговая оборона организована не была. Стрелковые подразделения полков находились в обороне совх. Степок, Красная Балка, Пантелеева Балка.

5. 25.5.42г. примерно в 19.00 был отдан приказ после залпа батарей РС (Катюш) всему личному составу и транспорту с боем прорываться на Волвенково, Протопоповка и Волвенково - Мосоров Байрак. Этот приказ доведен был только до полка, батальоны и спецподразделения об этом приказе могли узнать только стихийно по потокам движения людей и машин.


6. Путь прорыва дивизии имел пересеченную местность, заболоченные балки, совершенно непроходимую для материальной части, автотранспорта местность и труднопроходимая для колесного транспорта.

До темноты колонны беспрерывно подвергались нападению вражеской авиации, которая на бреющем полете расстреливала машины, лошадей и людей, благодаря чему вывести ничего не представлялось никакой возможности и вся материальная часть подрывалась и сжигалась.

7. Материалы для объяснения взяты с лиц - представителей 678сп, 686сп, 689сп и 965ап, по причине той, что нет ни одного из ответственных оперативных работников штаба дивизии и полков».

Вот таким был последний бой солдата Арсентия Гурова.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://gorbachovav.my1.ru/publ/soldat_kucherov_oshibka_zakhoronenija/1-1-0-55

https://coollib.com/b/233550/read

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (05.10.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]