Главная » Статьи » Мои статьи

ИГНАТОВ И СЕНАТОРОВ. ОПЕРАЦИЯ «МАРС»

РамСпас поиск. Возвращение

ИГНАТОВ И СЕНАТОРОВ. ОПЕРАЦИЯ «МАРС»

Из списков безвозвратных потерь 20-й армии за период с 10 по 20 декабря 1942г.:

«Игнатов Алексей Максимович, красноармеец, разведчик. Родился в Раменском р-не Московской обл. в 1912г. Призван Раменским РВК. Убит 16.12.42г., похоронен: Арестово Сычевского р-на Смоленской обл. Жена – Клавдия Андреевна Игнатова. Жила: Московская обл., Раменский р-н, дер. Плоскинино».

В книгах памяти никаких сведений об Алексее Игнатове нет.

Из того же списка:

«Сенаторов Евгений Иванович, красноармеец, телефонист. Родился в г.Раменское Московской обл. в 1924г. Призван Раменским РВК. Убит 12.12.42г., похоронен: Арестово Сычевского р-на Смоленской обл. Отец – Иван Михайлович Сенаторов. Жил: Московская обл., г.Раменское, ул. Советская, д.21».

Евгений Сенаторов в Книге памяти Московской области (т.22-II) есть. Указаны дата и место его гибели и то, что призывался он в 1942г. Места службы нет.

В послевоенных списках потерь в Великой Отечественной войне Евгений Сенаторов числится как разведчик 296-го гап (гаубичный артиллерийский полк). Извещение о его гибели, «похоронка», было выписано 15.12.42г.

С большой долей вероятности можно предположить, что и Игнатов, и Сенаторов служили в одном, 296-м гаубичном артиллерийском полку и выполняли одни и те же задачи, а может вообще воевали в одном подразделении, бок о бок. Почему возможно такое предположение? В списке 20-й армии они под номерами 58 и 67, среди бойцов и командиров, которые воевали в должностях: командир батареи, орудийный номер, разведчик, телефонист, тракторист. Все эти должности были в артиллерийском полку. Причем гаубицы всегда перемещались не на конной тяге, а тракторами. Это, кстати, одна из причин того, что в первые месяцы войны большинство техники гаубичных полков было либо брошено, либо взорвано при отступлении. Просто у тракторов заканчивалось горючее, а взять его было негде.

По времени и месту их гибели можно говорить о том, что произошло это в ходе Ржевско-Сычевской наступательной операции «Марс» (ноябрь-декабрь 1942). О замысле и ходе этой операции можно прочитать в предыдущих материалах по установлению военной судьбы других наших земляков - Бадалина и Заульского.

Найти документы, карты времен войны по установлению точных позиций артиллерии, особенно не входящей в состав наступающих дивизий, а лишь им приданным, сложно. Если для стрелковых дивизий и полков нарезалась полоса наступления, которая и наносилась на карты, то артиллерия РГК (Резерва Главного командования) по решению командующего фронтом или армии этим дивизиям придавалась для усиления их собственной огневой мощи. В зависимости от обстановки, артиллерийские полки РГК могли поддерживать действия этих дивизий в ходе всего наступления, а могли перемещаться в полосе армии или фронта на другие направления. Причем даже дивизионы одного полка могли придаваться разным дивизиям. Информация о полном составе сил и средств наносилась на картах-решениях или на частных планах, в данном случае на артиллерийское обеспечение наступления, но пока такие карты находятся редко.

Итак, погибли Игнатов и Сенаторов в р-не дер. Арестово (на современных картах Аристово). Это полоса наступления 20-й армии на Сычевку и 296-й гап упоминается в боевом приказе войскам армии от 8 декабря 1942г. №020. К этому времени наступление, натолкнувшись на мощную оборону и более умелые действия немцев, уже выдыхалось. Но, даже понеся огромные потери, армия продолжала атаковать, причем имея 5-6 кратное превосходство в начале наступления, к его концу боевые части уже комплектовались солдатами тыловых частей и подразделений.

В соответствии с приказом №020 дивизиям в очередной раз ставилась задача прорыва обороны противника на участке Большое Кропотово, Подосиновка, Старое Мурзино. 296 –й гаубичный полк упоминается в приказе при постановке задачи 247-й стрелковой дивизии. Вместе с другими артиллерийскими частями он должен был обеспечить огневую поддержку наступающей дивизии, имеющей ближайшей задачей овладение д.Жеребцово. Не стану рассматривать дальнейшие задачи, они не были выполнены.

В чем же заключалась огневая поддержка 296-го гап? Гаубицы, говоря по-простому, стреляли «с навесом», поэтому использовались для стрельбы с закрытых позиций, т.е. не обязательно они должны противника видеть. При этом сами, оставаясь вне зоны прямой видимости, наносили удары по живой силе противника, успешно разрушали его блиндажи и ДЗОТы, а их заградительный огонь по бронетехнике мог нанести ей существенный урон. При стрельбе осколочно-фугасными снарядами осколки могли пробить броню до 20мм (бронетранспортеры и легкие танки), а прямое попадание 122-мм фугасного снаряда в средний танк во многих случаях было для него губительным, вплоть до срыва башни.

Но эта особенность применения гаубичной артиллерии требовала постоянной корректировки ее огня и роль артиллерийской разведки здесь трудно переоценить.

Игнатов и Сенаторов в донесениях числятся как разведчики, правда Сенаторов в одном из донесений – телефонист, что не является большой разницей для артразведки, т.к. разведчик и телефонист работали вместе. Наблюдение за результатами стрельбы гаубиц своего полка вели офицеры-артиллеристы, сержанты и разведчики-наблюдатели. С наблюдательных пунктов они изучали территорию, занятую противником, его систему обороны, отслеживали его действия и перемещения, выявляли новые цели и, самое главное, результаты наблюдения немедленно передавались на огневые позиции полка и дивизионов, а вот это и обеспечивал телефонист.

Но это только часть артиллерийской разведки и, например, работу инструментальной, оптической или звуковой разведки я не рассматриваю, т.к. она велась специальными подразделениями, хотя не исключаю, что Игнатов и Сенаторов могли служить и там.

Артразведка – сложная и трудная боевая работа. Она велась круглосуточно и в период, предшествующий боям, и в ходе боевых действий, и в периоды затишья, причем не только с наблюдательных пунктов. Для ее ведения могли высылаться артиллерийские разъезды, назначались команды наблюдения за результатами деятельности артиллерии противника, так называемые «осколочники». Артиллерийские разведчики могли включаться в общевойсковые, пехотные, поисковые партии, могли действовать и самостоятельно, артиллерийскими поисковыми партиями и группами.

Постоянные артиллерийские поисковые партии должны были создаваться в каждом артиллерийском полку. Как правило, в нее входили один офицер, два сержанта и шесть солдат, но состав мог быть и другим. Требования к разведчикам были не ниже, чем к разведке пехотной – смелость, решительность, инициатива, физическая подготовка. Только артиллерийские разведчики должны были быть еще и развитыми, грамотными в стрелково-артиллерийском отношении.

Поисковая разведка выявляла скрытые, замаскированные позиции артиллерии противника, его наблюдательные посты и посты инструментальной разведки, инженерно-оборонительные сооружения, штабы, узлы связи, мосты, гати, переправы, т.е. все то, что и было целью наших артиллерийских огневых налетов. На поисковые партии возлагалась и корректировка огня по обнаруженным целям.

Не могу сказать, в каких подразделениях служили Игнатов и Сенаторов, но в любом случае потомки могут ими гордиться - они были разведчиками, а значит, были лучшими.

В списках похороненных на воинском мемориале в Аристово их нет. Да и сложно говорить о фактическом захоронении останков погибших солдат, если не сохранились таблички с их именами, или схемы с расположением могил, составленные непосредственно после захоронения.

В 1943г. неизвестным мне майором Малец была составлена схема учтенных, имеющих номера, захоронений в районе Аристово и окрестных деревнях. Их очень много. А сколько неучтенных?

По сведениям десятилетней давности в Аристово было захоронено 1737 известных воинов и около 5000 неизвестных. Сейчас количество неизвестных значительно увеличилось, поисковики ежегодно сотнями поднимают останки наших солдат и перезахоранивают их в Аристово.

На мемориале установлена плита с надписью: «Здесь покоятся солдаты, сержанты и офицеры, павшие в боях за Родину в 1942-1943 годах при форсировании реки Вазузы и на подступах к железной дороге Вязьма-Ржев из состава следующих частей и соединений…», в их числе и 296-й гаубичный артиллерийский полк.

Они где-то там, или в Аристово, или так еще и не найденные поисковиками в окрестных полях, наши земляки, артиллерийские разведчики Алексей Игнатов 30 лет и 18-летний Евгений Сенаторов. Они пали за Отечество и должны остаться не в книгах памяти, а в нашей памяти. Поименно.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести пропавших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы сайтов:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://hlepen.edusite.ru/p27aa1.html

http://allmuhin.narod.ru/muhin_04_voina_i_mi/muhin_04_voina_i_mi_part2/muhin2_04.htm

http://militera.lib.ru/science/boy_artillerii_1/02.html

http://teatrskazka.com/Raznoe/PostanovGKO/194210/gko_2388.html

http://www.dio.ru/great_war/Howitzer.htm

http://www.rkka.ru/org/art/artil2.htm

http://www.dyhanie.ru/content/view/1909/

http://militera.lib.ru/science/boy_artillerii_1/01.html

http://www.fedy-diary.ru/?page_id=3773

http://cs-biblio.narod.ru/stal/stalingrad-4.htm

http://www.1942.ru/aristovo.htm

http://tashv.nm.ru/

http://www.nazireich.net/forum/viewtopic.php?t=2086

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (28.11.2012)
Просмотров: 1636 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]