Главная » Статьи » Мои статьи

ИВАНЮК ИЗ РАМЕНСКОГО. ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА МЕ.262

РамСпас поиск. Возвращение

ИВАНЮК ИЗ РАМЕНСКОГО. ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА МЕ.262



Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


В сентябре 44-го молодой 22-летний летчик Борис Иванюк прибыл на фронт в 152-й гвардейский истребительный авиационный полк (до февраля 1944 - 270-й истребительный авиационный полк). Летать ему предстояло на ЯКах. Это был самый массовый истребитель Великой Отечественной войны. В середине 1944г., например, самолётов Як-9, Як-9Т и Як-9Д в сумме было больше всех других истребителей вместе взятых.

В это же время немцы формируют эскадру истребителей люфтваффе «Новотны». В конце 1944 года сформировали штаб эскадры, расположенный в Берлине, и две боевых группы: I./JG7 и III./JG7. Это была единственная, полностью укомплектованная реактивными истребителями Ме.262, эскадра.


Будь эти истребители у немцев в начале войны, их господство в воздухе оставалось бы неоспоримым. Но самолет готовился к поставке в войска уже тогда, когда американцы регулярно бомбили заводы по их сборке, специалистов не хватало – все «съедал» фронт, а реактивные двигатели так и не удалось довести до безупречной работы. Не меньшей проблемой были и летчики. Теперь уже советская авиация господствовала на Восточном фронте, а на западе союзники. Убытие подготовленных летчиков немцы не могли пополнять физически. Их просто не хватало.

Несмотря на все это, Ме.262 стал самым первым боевым самолетом с турбореактивным двигателем, который принял участие в боевых действиях. Он навсегда вошел в историю, как самолет, открывший новую страницу в летописи воздушных боев.

Летчиков в JG7 набирали из других полков и испытателей самолетов в феврале 45-го. Так в команду попал обер-лейтенант Фриц Стеле. К этому времени он был уже опытным летчиком, имеющим 15 побед в воздушных боях. В конце войны эскадра дислоцировалась на аэродромах вокруг Праги и в Баварии.

Почему я рассказываю о нем? Потому что их судьбы пересекутся – гв. младшего лейтенанта Иванюка и обер-лейтенанта Стеле.

В это время гв. мл. лейтенант Иванюк летал на штурмовки и прикрытие штурмовок наземных войск. В марте 1945 его даже зачислили пропавшим без вести. Из донесения о безвозвратных потерях: Иванюк Борис Васильевич, гв. мл. лейтенант, удостоверение личности серия ЯО000001 №149194. Летчик 152-го ГИАСОБХП (152-й гвардейский истребительный авиационный Сандомирский ордена Богдана Хмельницкого полк). Родился в 1922 в д.Клишева Раменского р-на Московской обл. Призван Раменским РВК в 1941. 26.3.45 после атаки цели в районе Бескау (р-он Герлиц) оторвался от группы ЯКов и ушел в неизвестном направлении с самолетами 3-ИАК, не вернулся на свой аэродром. Мать, Иванюк Мария Ивановна, жила по адресу: Московская обл., Ленинская ж.д., гор. Раменское , 1-я Гражданская, д. №11.


«3-ИАК» - это 3-й истребительный авиационный корпус. В горячке боя Иванюк пристроился к группе самолетов этого корпуса и улетел на чужой аэродром. На их самолетах тактическим опознавательным знаком в 1944-45 гг был крылатый меч внизу капота двигателя, а у самолетов 152-го полка Иванюка белая задняя треть руля направления, как принадлежность к 12-й гв. истребительной авиационной дивизии, и белый "пояс" (вертикальное кольцо) вокруг хвостовой части фюзеляжа, как принадлежность 1-й гв. штурмовой авиационной дивизии. Видно Борис поздно разглядел, что опознавательные знаки на соседних самолетах чужие.


Странно то, что его поторопились признать улетевшим без возврата, т.е. фактически пропавшим без вести. Обычно даже о сбитом, но выжившем летчике тут же передавали информацию «наверх», а оттуда в его полк.

В полк Иванюк вернулся и даже был представлен к награждению орденом. Из наградного листа: Иванюк Борис Васильевич, гв. мл. лейтенант, летчик 152-го гвардейского истребительного авиационного Сандомирского ордена Богдана Хмельницкого полка 12-й гвардейской истребительной авиационной Знаменской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого дивизии 1-го гвардейского штурмового авиационного Кировоградского Краснознаменного ордена Суворова корпуса. Родился в 1922г. Призван Раменским РВК Московской обл. В Красной Армии с 1941. В Отечественной войне: 1-й Украинский фронт с 9.9.44 по настоящее время. Ранений и контузий нет. Ранее не награждался.


Краткое описание заслуг: За период боевых действий в районе р.Висла и расширения Сандомирского плацдарма, а также в немецкой Силезии с 25.9.44 по 26.3.45 тов. Иванюк лично произвел 35 успешных боевых вылетов на сопровождение штурмовиков, разведку войск, живой силы и техники противника, кроме того произвел 15 самостоятельных штурмовок.

В боях при ликвидации окруженной группировки в районе Оппельн показал образцы отваги и мужества по разгрому ненавистного врага. В бою проявляет стойкость, смелость, инициативу и решительность. Выполняя боевое задание по прикрытию штурмовок отлично справлялся с поставленной задачей.

Как офицер дисциплинирован, среди личного состава пользуется деловым авторитетом. Идеологически выдержан, морально устойчив, делу партии Ленина-Сталина и Социалистической Родине предан.

За проведение 35 успешных боевых вылетов в период с 25.9.44 по 26.3.45, за произведенные 15 самостоятельных штурмовок, за мужество и отвагу, проявленные в воздушных боях, за успешное прикрытие штурмовок над полем боя достоин награждения Правительственной наградой орденом «Красная Звезда».

13 апреля 1945 представление подписал командир полка гв. майор Шевчук, 15 апреля командир дивизии гв. генерал-майор авиации Баранчук. Приказом частям 12-й гвардейской истребительной авиационной Знаменской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого дивизии от 15.04.45 №07/н гв. мл. лейтенант Иванюк был награжден орденом Красной Звезды.


Война подходила к концу и тем обиднее были ее последние жертвы.

В книге воспоминаний бывшего командира 152 иап есть упоминание и о последнем погибшем из этого полка. Только память командира подвела, и имя летчика он написал не Борис, а Алексей: «…Наш полк прямо с аэродрома Финстервальде начал летать не на север, где над поверженным Берлином развевался флаг Победы, а на юг, в направлении столицы Чехословакии, куда уже шли танковые армии фронта. Летчики проводили разведку, штурмовку живой силы и техники противника, наносили удары по железнодорожным узлам и станциям, чтобы не дать маневрировать войскам Шернера.

Удачно обрабатывали наземные цели, стали настоящими штурмовиками многие летчики полка, в том числе и из последнего пополнения: Анатолий Турунов, Алексей Комаров, Алексей Иванюк, Виктор Лебедев, Станислав Внуков. Все они заслужили за эти боевые вылеты правительственные награды. Но в предпоследний день войны, 8 мая, мы потеряли одного из них — Алексея Иванюка.

Группа, в которой Иванюк шел ведомым замыкающей пары, возвращалась после выполнения задания. На его самолете что-то случилось с мотором, и он понемногу начал отставать. Здесь его и подстерег один из фашистских летчиков на реактивном самолете. На большой скорости он промчался позади группы и пущенной в общем-то наугад очередью из пушек попал в самолет Иванюка. Алексей был убит, видимо, сразу». Место гибели летчика, к сожалению, автор не указал.


Так кто же сбил Иванюка? Когда оставался только плен – немцы выбирали американский. Полетели сдаваться на Запад и пять пилотов из JG.7, в т.ч. обер-лейтенант Фриц Стеле. Вскоре после взлета из аэродрома Жатец (Žatec), примерно в 15 часов 30 минут он заметил и атаковал в районе Эрцгебирге (Рудные горы) советский самолет. Невероятно, но летчики Ме.262 просто расстреливали последние боеприпасы и выпущенная фактически наугад в направлении русского самолета очередь, точно попала в цель. Это был 11-й сбитый обер-лейтенантом на Ме.262 самолет, и, по некоторым сведениям, он же стал последним, сбитым на самолете Ме.262 во Второй мировой войне.

Но где могила летчика? Эрцгебирге – это горы, которые разделяют Чехию и Германию и их длина 184 км. Так что «в районе» этих гор – понятие очень приблизительное. Более точное место должно быть в донесении о безвозвратных потерях дивизии. Из донесения: те же персональные сведения, что и в предыдущем, но о дате и месте гибели записано, что «8.07.45 сбит в воздушном бою истребительной авиацией противника , р-н сев. Теплице-Шанов. На горящем самолете пошел вниз, состояние экипажа неизвестно». 


Теплице-Шанов расположен южнее Рудных гор на территории Чехии – это сужает район гибели летчика.

Но донесение вызывает ряд очень неприятных вопросов. Ранее я рассказывал о другом летчике, погибшем в Венгрии в конце войны. Его однополчане нашли могилу, перевезли тело погибшего в Румынию, где базировался полк на конец войны, где и похоронили.

Командир полка вспоминал, что Иванюка сбил реактивный самолет. Значит, можно предположить, что кто-то из группы наблюдал и противника, и падение горящего самолета. Почему никто его не сопровождал, чтобы убедиться, что летчик не выпрыгнул с парашютом, не пометил на карте место падения самолета? Почему никто не искал это место, чтобы или забрать тело или убедиться, что оно извлечено из обломков самолета и похоронено? Ведь это была последняя потеря полка в войне! Но даже в приказе Главного управления кадров НКО СССР от 23.04.1945 №02198/пог об исключении Иванюка из состава Красной Армии датой гибели указано 8 июля (!) 1945. Т.е. юридически он погиб после войны.


И это не все! В 1946 мать Бориса подавала в Раменский РВК заявление на его розыск. Но его фамилия в списке написана так, что ее можно прочитать скорее Кванюк, чем Иванюк. Мать сообщила, что последнее письмо от сына она получила 4.5.45, обратный адрес: п/п 35842. Своим адресом указала д.Клишева.


Так может и запросы оформляли на несуществующего Кванюка? Ведь не было поисковых систем и кадровики искали по алфавитным книгам. Летчика Кваюка не нашли, и заключение военкома – пропал без вести. Неужели и из родного полка был получен отрицательный ответ из-за одной неправильной буквы в фамилии? Ведь мать указала номер полевой почты полка сына «35842». Это был адрес 152-го гв. истребительного авиационного полка, который был расформирован только в 1947г. А может, военкомат вообще запросы не делал?

Можно только представить это бесконечное горе матери. Сначала радость – победа! Сын жив, награжден орденом! Наверное, успел сообщить об этом в последнем письме. А потом ожидание и растущее отчаяние. Как бросалась на каждый стук в дверь, как ждала почтальона, как с тоской и надеждой сидела у окна, вглядываясь в подходящих к дому… Ведь когда погиб, и то теплится надежда, а вдруг ошибка! А у матери Бориса не было ничего! Как будто не было ее сына вообще!

Наверное, каждый найдет для себя оправдание. И командир полка, который просто обязан был написать письмо матери своего последнего погибшего летчика и сообщить о месте его захоронения, которое он и не искал, и те писаря и их начальники, которые не доставили «похоронку», и работники военкомата, которые записали фамилию с ошибкой. У всех такое оправдание найдется. Только не слишком ли много оправданий, и приняла бы их мать погибшего 23-летнего офицера?

Но, слава Богу, у нас есть и другие люди. Они занялись выяснением, кого же сбил Ме.262 в последний день войны и чья могила на воинском кладбище Диппольдисвальде (10 км. южнее Дрездена) с фамилией Иванюк и больше никаких сведений. И установили, что там похоронен гв. мл. лейтенанта Иванюк Борис Васильевич. Его самолет упал вблизи селения Оберфрауэндорф недалеко от Диппольдисвальде. 


Пилот был или похоронен сразу, или перезахоронен позже на военное кладбище Диппольдисвальде. Это земля Саксония, Германия, а не Чехия, как указано в Книге памяти. Причем, город находится практически напротив Теплице, но с другой стороны Рудных гор.


Эти сведения были в распоряжении военной комендатуры района Диппольдисвальде после войны. Согласно списков и карточек (начиная с 1947 года) на воинском мемориале в Диппольдисвальде захоронен «рядовой Иванюк, данные неизвестны», но согласно Акта комендатуры от 31.05.1946 о передаче воинского кладбища местным властям на сохранение можно прочитать: «Могила 9, слева направо: Иванюк Борис Васильевич, год рожд. 1922, гв. мл. лейтенант, летчик, адрес: Московская область, Ромынский район (так в тексте), погиб 08.05.1945». 


Причем уже через несколько месяцев комендант района подполковник Федоров представляет «наверх» сведения о захороненных на территории комендатуры, где исчезли некоторые звания, даты, личные данные и даже фамилии погибших. Но и комендант нашел бы этому оправдание. Не слишком ли много оправданий, почему мать не узнала о гибели сына, не слишком ли много «ответственных» лиц проявили вопиющую безответственность!?


Благодаря тем, кто устанавливал судьбу летчика Иванюка, гранитная могильная плита на воинском кладбище в Диппольдисвальде заменена. Сейчас на ней выбиты слова: «Здесь похоронен летчик гв. мл. л-т ИВАНЮК Б.В. 1922-08.05.1945». Только мать так и не узнала об этом.


Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://allaces.ru/ge/struct/istr/jg7.php

https://military.wikireading.ru/16494

http://www.dokst.ru/content/bd-zakhoronenii?details=737

http://allaces.ru/p/peopleclg.php?id=8304

http://militera.lib.ru/memo/russian/shevchuk_vm/12.html

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (07.01.2019)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]