Главная » Статьи » Мои статьи

КОРУНОВ ИЗ ТРОШКОВО. НАГРАЖДЕН ПОСМЕРТНО

РамСпас поиск. Возвращение

КОРУНОВ ИЗ ТРОШКОВО. НАГРАЖДЕН ПОСМЕРТНО


Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


Все в Книге памяти правильно. Но в этих скупых строках не вся военная судьба гвардии сержанта. Уже после гибели он был награжден боевым орденом.

Из наградного листа: Корунов Алексей Матвеевич 1925 г.рождения, гвардии сержант, комсорг батальона 299 гв. стрелкового полка. Кандидат в члены ВКП(б). В Красной Армии с 1943г., участвует в боях с 20.06.1944 на Карельском фронте. Ранений не имеет, ранее не награждался. Призван Раменским РВК. Адрес семьи: Московская обл., Раменский р-н, с.Трошкино (правильно – Трошково).


Краткое описание подвига: «Тов. Корунов при форсировании р.Свирь двигался с передовой ротой. Личным примером увлекал комсомольский актив. Уничтожил 2 «кукушки». При взятии г.Олонец уничтожил 5 финов.

Достоин награждения орденом «Отечественная война II ст.»

Представление подписал командир 299-го полка гв. полковник Николаев.

Приказом войскам 37-го гв. стрелкового Свирского корпуса от 17 июля 1944г. №012/н гв. сержант Корунов награжден орденом Отечественной войны II ст. 


Вот только сам он об этом не узнал, а значит, скорее всего, не знают об этом и его родные. 19-летний гвардии сержант был убит в бою 29 июня 1944.

Из донесения о безвозвратных потерях 98-й гв. Свирской стрелковой дивизии: Корунов Алексей Матвеевич, гвардии сержант, пулеметчик. 1925 г.р., Московская обл., Раменский р-н, с.Трошкино. Призван Раменским РВК в 1943г. Убит 29.06.44, похоронен: дер. Железная Гора Карело-Финск. ССР. Мать, Корунова Евдокия, Московская обл., Раменский р-н, с.Трошкино».


Из двух документов видно, что на фронт Корунов прибыл 20 июня, а 29-го уже погиб. Его боевой путь описан в наградном листе. К сожалению, там нет даты, но судя по тексту, оформлен он еще до гибели сержанта. 

Но начнем с его призыва в 1943-м. Тогда ему было 17-18 лет, и судьбы других таких же молодых ребят из 98-й дивизии были похожими. Вот что вспоминал Рыбаков Г.М., ветеран дивизии, в книге «Кровяная вода»:


«В январе 1943 года (прим.: видимо ошибка – 1944г.) пришла повестка - на призывную комиссию. Пошел, сказали: собирайся, 2 февраля в 5 часов вечера приходи к военкомату с вещами... Исполнилось мне тогда 17 лет и 5 месяцев...

Воздушно-десантная дивизия формировалась в Дмитрове. Там хорошо было... Учили нас с парашютом прыгать. С самолета прыгали, с грузами - минометами, мешками... Уже осень стояла. Приземлились как-то на учениях около картофелехранилища. Женщины перебирали картошку, испугались нас, бросились бежать, а мы - не успели парашюты отстегнуть - картошку за пазуху набивать... Спали прямо в поле, нас там целая бригада была. Картошку ели. Все изгороди поломали на костры. Потом командиру бригады прислали счет на большую сумму, но, к счастью, нас уже послали на фронт...

Мы не знали, куда едем, ничего не знали. А по дороге наловчились выхватывать флажки у стрелочников... Мальчишки, совсем мальчишки были. Приехали на фронт. Лес какой-то. Комаров - ужас! Поставили шалаши и две недели в лесу жили. Это было не доходя Лодейного Поля километра два-три, в Карелии. А потом выдали нам боевые патроны, гранаты, мины, на плечи плиту от миномета я надел, и пошли. Утром 21 июня началось. Река Свирь была границей - на той стороне финны, на этой - наши. Подошли мы к реке. Там окопы. Сидим в окопах. Нам не страшно было - ни капли не страшно. О-о-о! Стреляют! Идет артподготовка! Ад кромешный на той стороне был. Мы из окопа выглядываем, а на том берегу все горит... Но не страшно было. Сидели, болтали, сухой паек ели...

Первый бой - самый нестрашный. Ничего не видели еще - ни убитых, ни раненых... Все равно как в войну играли... Раздали нам красные жилеты надувные - тем кто плавать не умеет. Я умел плавать и не взял... Потом - «Вперед!» Как выскочили на берег - кругом все горит! Влезли мы на понтоны и поплыли на тот берег... 


А финны как начали по нам палить... Река вся бурлит, фонтаны кругом от пуль и снарядов... Наш берег весь зашевелился, пошли лодки, понтоны... Убитые поплыли. Те, кто был в красных жилетах, плыли, как поплавки, - они ведь не тонули, их просто переворачивало... А рыбы сколько было! У нас сломались весла. Стали грести руками, а потом вообще бросили этот понтон, и по грудь в воде пошли на чужой берег.

Когда на чужом берегу находишься - чувство какое-то странное, захватчицкое... В лесу сплошь воронки и деревья поваленные. Командир наш бежит впереди - «За мной! За мной!». Километра четыре-пять так пробежали, но никакой усталости не чувствовали... Какая там усталость - как заведенные... Выскочили на полянку. Вдруг - взрыв. Все сразу легли, смотрим - один стонет. Ой, наш второй номер! Часть ноги вырвало, и руку... Собрались мы. Командир взвода выяснил, кто в расчете с раненым, и сказал: «Отнесите его к переправе, а мы вперед пойдем...». И они ушли. И тишина. Миномет в 70 кг с нами, раненый лежит без сознания. Солнышко, полянка... Только мы сделали носилки из сучьев и хотели его нести, как тр-р-р-ы! - очередь пулеметная. Мы легли. Очередь опять, ближе на этот раз... Мы прыгнули в воронку с водой, но только голову высунем - опять очередь... «Ну, Васька, пропали! - говорю. - Это «кукушка» (снайперы так звались, на деревьях сидели)».


Замерзли мы в воде, дрожим, раненый в траве лежит... И вдруг бежит из нашего батальона взвод, впереди опять лейтенант, за ним солдатики... Мы встали, кричим: «Тут кукушка на дереве!». Они гранату бросили, пальба началась... Мы с Васькой схватили раненого, и в лес…


…Утром вышли к деревеньке под названием Железная Гора. Вырыли окопы, сидим. Начали нас обстреливать из зенитных установок. Вся бригада была здесь, около трех тысяч человек. Неподалеку большая деревня - Большая Гора. А между ними текла речка. Большая Гора видна как на ладошке: финны суетились там, стреляли по нам из зенитных пулеметов, но мы сидели в окопах. …Голодные - ужас. Там тек родничок, и пили воду из него, чтобы голод забить. А с утра нас стали обстреливать из минометов. Высунулись - с горы цепи финских солдат спускаются, кричат что-то... 


Меня послали в переднюю цепь, к пехоте. Я выкопал окоп, влез в него, карабин оставил на бруствере. Смотрю, как финны спускаются по горе. Вдруг страшный взрыв, мина разорвалась на бруствере. Потом тихо. Слышно - финны пошли в атаку, кричат. Я высунулся - рукава у них засучены, из автоматов палят, а у нас карабины... Я схватился за свой, хотел стрелять - гляжу, он весь осколками изрешечен, и ствол набок...

Побежал назад. Там изгородь была, у изгороди - пулеметчик. Он кричит: «Давай сюда, у меня второй номер убит, за него будешь! Подавай ленты!». Такой разгоряченный, палит... А финны совсем рядом. Я стал подавать ленты. Вдруг он схватился за руку: «Все, отстрелялся!». Я стал стрелять, он одной рукой мне стал подавать, и тут что-то у нас заело, а финны обходят... Он на меня облокотился, и мы побежали назад. Оказывается, сзади был штаб батальона. Выполз оттуда кто-то и послал меня в окоп впереди. Винтовки нет, только две гранаты... Финны уже были в 20-30 метрах. Около окопа раненый лежит. Ну все, думаю... И тут закричали где-то вдалеке «ура!». Нам на помощь шла другая бригада. Финны оказались зажатыми между нами и той бригадой. Мы стреляем, те стреляют, финны стреляют... Побило там много. И свои своих... И все стихло. Тишина. Только что казалось никого нет, один огонь и снаряды... всех убили... и вдруг смотришь - один из окопа вылезает, потом - второй, третий, четвертый... Пулеметчика раненого отправили в госпиталь.


...А потом нас заставили копать братскую могилу. Наших там погибло... За три-четыре дня около 2 тысяч человек. И раненых всех …отступающие финны зарезали на поляне, где они собирались... Братская могила была метров сто. Клали убитых слоями. Слой в ряд. Потом похоронная команда известью их посыпала. И опять слой... После пошли пить к ручейку. Каской зачерпни - какая-то вода мутная. Глядим, а метра на три выше в ручье лежат убитые поперек ручья. Кровяная вода... Но мы все равно напились. Собрали нас остатки, пошли мы в Большие Горы».

Хочу уточнить, что 98-я гвардейская стрелковая Свирская Краснознамённая дивизия была сформирована из 13-й гвардейской воздушно-десантной дивизии в период с 20 по 25.01.1944 года в г.Дмитров Московской области. При этом входившие в состав воздушно-десантной дивизии бригады стали полками. 18-я стала 296-м гвардейским стрелковым полком, 19-я 299-м, а 20-я 302-м. Поэтому в воспоминаниях бойцы и называют полки бригадами. В июне 1944 дивизия была переброшена в Карелию для участия в Свирско-Петрозаводской наступательной операции по разгрому финско-немецкой группировки в районе Ладоги и выходу к государственной границе с Финляндией. Операция началась 21 июня 1944г. с форсирования реки Свирь. 


98-я гвардейская дивизия была в первом эшелоне наступающих. Кстати, наступала она во взаимодействии с 100-й гвардейской дивизией, сформированной в Раменском, и обе дивизии после этих боев стали Свирскими.


Ветеран дивизии сержант Шведов С.С.: «Дорога Лодейное Поле - Олонец и дальше на Питкяранту, вдоль которой наступала наша дивизия, и все лесные тропинки были сильно минированы. Саперы на одном квадратном метре подчас извлекали по нескольку мин. Мины были под землей и на деревьях, нажимного и натяжного, обрывного и замедленного действия. Зачастую извлекая из земли противопехотную мину, саперы обнаруживали под ней противотанковую, а ниже - фугас. Нередко попадались «сюрпризы» - «брошенные» пистолет, велосипед или другой какой-либо предмет. Стоит до них дотронуться, как взлетишь на воздух. Финны минировали детские коляски и даже своих раненых. Устраивались минированные лесные завалы. Каждый метр дороги был пристрелян.

На поворотах и в местах с хорошим обзором сидели на деревьях «кукушки». На густом дереве оборудовалась бронированная огневая точка. Чтобы не смалодушничать в критическую минуту, солдат пристегивал себя к дереву цепью с замком и ключ бросал на землю. …Для ликвидации «кукушки» пришлось вызвать самоходную артиллерийскую установку, которая в упор, прямой наводкой сбила ее, причем финн стрелял до последнего момента.


От Чимойлы до Железной Горы путь был очень тяжелым, сплошь по непроходимым болотам. В Железной Горе отбили три контратаки финнов. Нашему батальону, …была поставлена задача: скрытно выйти к Железной Горе, форсировать реку Видлицу и внезапно с фланга ударить по финнам, засевшим в селе Большие Горы, расположенном на стратегически важной дороге. В Железной Горе оказались финны. При нашем внезапном появлении они разбежались.

Батальон начал готовиться к форсированию реки Видлицы. …Однако финнов оказалось много. Они нас окружили и начали предпринимать яростные контратаки. Вскоре мы доели последние сухари, остались без продовольствия и отрезанными от тыловых подразделений. Из села Большие Горы, расположенного от нас в 1,5-2 км, в пределах прямой видимости нас начали обстреливать из малокалиберной зенитной пушки. Зенитные снаряды, попадая в ветки деревьев, взрывались и осыпали нас соколками. Мы начали нести потери. Создалась угрожающая обстановка...

Контратаки финнов следовали одна за другой со стороны ржаного поля, вплотную примыкавшего к часовне. Финны забрасывали нас гранатами. Был убит пулеметчик, мы втроем отстреливались и выбрасывали гранаты, попадающие в окоп. Патроны были на исходе. Создалось критическое положение…».

Спас окруженных 302-полк дивизии, который прошел 20 км по болотам, вступил в бой и 30 июня вышиб финнов за реку Видлица.


Где-то там был и Алексей Корунов. Может это он забросал гранатами «кукушку», о которой вспоминал Рыбаков. А может он был тем пулеметчиком, которому Рыбаков подавал патроны. Он был ранен и, возможно, оказался на той поляне, где было место сбора раненых. Финны их добили.

За сутки боя 299-й и 302-й полки потеряли около 200 человек убитыми и около 600 ранеными. Это большие потери! Хоронили погибших в одиночных и братских могилах. Места эти в стороне от жилья, и местные жители забыли или не знали о тех могилах. Часть из захоронений нашли поисковики, но все ли? На месте могил создан мемориальный комплекс и установлен памятник бойцам 98-й гв.дивизии. 


Часть погибших перезахоронили в Видлицу – это 12 км от Железной Горы. 


В списке перезахороненных из с.Железная Гора значится сержант КорЮнов Алексей Васильевич, погибший 29.06.44.


Уверен, что это наш Алексей Корунов: совпадает место и дата гибели, звание и имя, а в фамилии не совпадает одна буква. Ошибки в списках захоронений и в имени, и в фамилии, и в отчестве, встречаются довольно часто. О сержанте же с фамилией КорЮнов вообще никаких сведений нет.

Впоследствии дивизия снова стала десантной и к концу войны именовалась 98-я гвардейская Свирская воздушно-десантная Краснознаменная дивизия. А значит, День ВДВ – это праздник и для потомков Алексея Корунова.




Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/

http://desantura.ru/veteran/24257/

http://armiya-i-flot.ru/index.php/stat/pamyat-naschih-veteranov/54-krovyanaya-voda?format=pdf

https://topwar.ru/52145-chetvertyy-stalinskiy-udar-svirsko-petrozavodskaya-operaciya.html

http://dod-piligrim.ru/muzej-boevoj-i-trudovoj-slavy-kry-l-ya-rodiny/ix-mezhdunarodnyj-slyot-sledopytov-svirtsev/4-den/

http://monuments.karelia.ru/ob-ekty-kul-turnogo-nasledija/kniga-velikaja-otechestvennaja-vojna-v-karelii-pamjatniki-i-pamjatnye-mesta/stat-i-ob-ob-ektah-voenno-istoricheskogo-nasledija/oloneckij-rajon/kompleks-zahoronenij-voinov-98-j-gvardejskoj-strelkovoj-divizii/

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (10.12.2016)
Просмотров: 175 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]