Главная » Статьи » Мои статьи

ЛАВРЕНТЬЕВ ИЗ ЗАОЗЕРЬЯ. ПОГИБ ПОД ЛУГОЙ

РамСпас поиск. Возвращение.

ЛАВРЕНТЬЕВ ИЗ ЗАОЗЕРЬЯ. ПОГИБ ПОД ЛУГОЙ

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:

Лаврентьев Иван Максимович, красноармеец. 1913 г.рождения, д.Кулаково Раменского р-на Московской обл. Призван в 1941г. Раменским РВК. Пропал без вести в июле 1941г.

В августе 1941 в адрес начальника строевого отдела 41-го стрелкового корпуса поступило донесение о безвозвратных потерях из 111-й стрелковой дивизии. В препроводительном письме записано: «Сообщаю, что в связи с тем, что некоторые части нашей дивизии не имели сведений на безвозвратные потери, т.к. в некоторых частях нашей дивизии был полностью уничтожен учет личного состава, а поэтому заполнить все графы /в сведениях на безвозвратные потери/ не было никакой возможности. 399 СП совершенно не представил сведений на безвозвратные потери /форма №2/, т.к. не имеет никаких данных для того, чтобы заполнить форму №2».

Вот показательный пример, почему так много пропавших без вести. Целый полк не смог представить сведения, т.к. при выходе из окружения была опасность того, что штабные документы попадут в руки немцев, и все они были уничтожены. Как потом восстанавливали сведения о погибших? Опрашивали тех, кто из окружения вышел: кто кого видел погибшим, раненым, попавшим в плен. Но такие сведения были скудными, т.к. зачастую бойцы просто не знали фамилии тех, кто оказался с ними рядом.

Лаврентьеву «повезло» служить в 468-м стрелковом полку 111-й стрелковой дивизии, и его фамилия в списках потерь есть, хоть и не со всеми персональными данными. Не знаю, почему он числится пропавшим без вести. Может родным не отправили «похоронку»?

И донесения: Лаврентьев Иван Максимович, красноармеец, стрелок. Убит 27.7.41 в бою под д.Душилово Лужского р-на. Похоронен там же. Жена, Лаврентьева Матрена Федотовна, Ленинская ж.д., ст.Быково п/о Балятино, д.Заозерная, д.7.

В списке нет ни района, ни области, может поэтому и не знали, куда сообщать о гибели солдата. В Раменском районе есть и ст.Быково, и д.Заозерье (правильно так), есть и Балятино, и д.Кулаково, причем Кулаково и Заозерье разделяет только р.Москва, т.е. можно говорить о том, что в книге памяти и донесении место жительства записано одно: Кулаково-Заозерье.

Именно обстоятельства гибели бойца чаще всего интересуют родственников. И такое описание боя 27 июля удалось найти в воспоминаниях ветерана дивизии генерал-майора войск связи профессора В.И. Канонюк:

«22 июня 1941 года в нашей 111-й дивизии, находившейся в лагерях под Вологдой, в Кущубе, намечалось провести большие конно-спортивные соревнования, посвященные открытию лагерей. Но вот в средине дня поступило сообщение, что началась война.

…Дивизия с боями отходила в сторону Луги. Дивизией в это время командовал боевой командир полковник Иван Михайлович Иванов. Комиссаром дивизии был замечательный политработник, полковой комиссар Емельяненко. Мне приходилось с ним встречаться и в послевоенные годы, когда он служил в одном из центральных управление в Москве. О полковнике Иванове - командире 111-й стрелковой дивизии нигде в литературе никаких сведений не встречается. Но я был очевидцем того, как решительным образом полковник Иванов где-то между Псковом и Лугой на перекрестке дороги в сторону Дно и Порхов организовал противотанковую оборону. Он лично руководил зенитчиками, вооруженными 37-мм автоматическими зенитными пушками, используя их для стрельбы прямой наводной по немецким танкам.

Буквально через 1-2 дня мы узнали, что командир дивизии погиб то ли он погиб в этом бою, когда под его руководством отражалась танковая атака, то ли он пропал без вести или попал в плен, мне точно неизвестно. Во всякой случае живым в плен полковник Иванов не мог сдаться. У меня осталось о нем впечатление еще с довоенных времен, как о боевом, строгом, требовательном, но заботливом начальнике, хорошо знавшим военное дело командире (Фактически командир дивизии - полковник Иван Михайлович Иванов погиб 15 июля 1941 года на наблюдательном пункте в районе г. Псков, числился похороненным в 20 км от г. Луга, но его останки были найдены в 1968 году у д. Мараморка отрядом «След «Пантеры» и похоронены в д. Мараморка Псковского р-на Псковской обл.)

В последующем, после гибели командира дивизии полковника Иванова, когда мы уже отошли на Лужский рубеж, командиром дивизии был назначен подполковник Сергей Васильевич Рогинский. Это был энергичный, волевой командир, сразу же почувствовалась его четкая командирская рука и талант военного организатора. Под Лугой дивизия быстро приводила себя в порядок. Мы начали получать пополнение, заняли отведенный нам рубеж. Левее нас оборонялась 177-я стрелковая дивизия, командиром которой был полковник Андрей Федорович Машошин.(до 1943 года в дивизии служил лейтенантом - командиром взвода 483-го стрелкового полка, Дмитрий Тимофеевич Язов, впоследствии ставший Маршалом Советского Союза, Министром обороны СССР – И.Н.).

О 177-й стр.дивизии написано достаточно много и хорошо, а вот что касается 111-й стр.дивизии, то до обидного жалко. А ведь дивизия по существу находилась на острие того клина, которым немцы пытались пробить брешь в обороне на Лужском укрепленном рубеже, чтобы устремиться к Ленинграду.

Надо сказать, что когда мы отошли на Лужский рубеж, то 111-я стр.дивизия не только строила и укрепляла оборону, но и вела активные боевые действия. Об одном из таких эпизодов, весьма и весьма интересном для начального периода войны, я хотел бы рассказать подробнее.

Наш полк, занимая оборону правее 177-й стр.дивизии, в районе Лужского артиллерийского полигона, часть сил имел во втором эшелоне. И вот, где-то в конце июля, примерно 26-27 июля, мы получили приказ сформировать сводный отряд для выхода за передний край обороны и нанесения удара по немецкой группировке в ее тылу. Такой сводный отряд был сформирован. В него выделялся 3-й батальон нашего полка, которым командовал в то время капитан Кадочников (командир отряда) и часть сил 1-го батальона, командиром которого являлся капитан Алексеев - пожилой человек, призванный из запаса, спокойный, степенный, знающий командир. Меня в то время, как секретаря комитета комсомола полка, назначили комиссаром этого сводного отряда.

Ночью, под покровом темноты, сопровождаемые саперами, которые разминировали проходы, мы прошли через передний край, и незамеченными вышли в расположение немецких войск. У немцев не было сплошной обороны на этом участке. Это было в районе деревни Смерди - южнее Луги. Вот я смотрю на карту, на юго-запад от Луги идет железная дорога, на ней платформа Смерди и здесь же населенный пункт с таким же наименованием. Это в 18-20 км от Луги. Южнее Смерди в лесу наш отряд столкнулся с немцами. Утром, когда только взошло солнце, завязалась перестрелка. Батальоны были развернуты в цепь и сходу атаковали ничего не понимавших, обезумевших, застигнутых врасплох немцев. Атака была начата без всякой артиллерийской подготовки, так как у нас в отряде не было артиллерии, кроме 82-мм минометов, которые мы могли пронести с собой через передний край.

Немцы дрогнули и побежали. Но на некоторых участках они яростно сопротивлялись. Дело дошло до рукопашного боя. Я был свидетелем, когда наши бойцы, буквально штыками и прикладами громили немецких солдат и офицеров. Вместе с тем несли потери и мы. В первые же 20 минут боя погиб командир 7-й роты. Я не помню точно его фамилии, знаю, что это был украинец, не то Мирошниченко, не то Мироненко, кадровый командир, лейтенант, перед войной закончивший военное училище. Тут же в лесу мы его похоронили.

Что касается немцев, то убитых немцев даже не убирали с дороги, и когда проходили машины, то такова была ненависть и злоба к немецким захватчикам, что наши водители переезжали через их трупы и следовали дальше.

В этом коротком бою наш сводный отряд разгромил отдельный разведывательный батальон корпусного подчинения. Впервые в этом бою мы взяли трофеи. Прежде всего это 37-мм противотанковые пушки. Их было 8 или 9 с полным комплектом боеприпасов. Они нам были очень нужны, так как в бою под Дуловкой наш полк потерял всю противотанковую артиллерию. Здесь же в качестве трофеев нам достались шесть легковых немецких автомобилей полевого типа - с передними ведущими колесами. Это для нас было новинкой, т.к. в то время мы еще не имели автомобилей с передними ведущими мостами. Захватили в качестве трофеев несколько мотоциклов и грузовых автомобилей. Кстати, мы отбили у немцев грузовые автомобили нашего производства марки «ЗИС», которые они предпочитали использовать в трудных дорожных условиях.

Бой в районе Смерди закончился тем, что мы в общей сложности продвинулись на 5-6 км вглубь, разгромив отдельный разведывательный батальон, уничтожив значительное количество гитлеровцев, заставили их рассеяться, но удерживали этот участок всего 2 дня. Была установлена связь с командиром полка. В наш отряд прибыл начальник штаба майор Войнолович. Командир и комиссар полка в это время оставались на КП полка.

Через 2 дня отряд тем же путем был возвращен обратно в расположение полка.

Слава о 468-м стрелковом полку, как боевом полку, быстро разнеслась по всей дивизии. Надо сказать, что из 6 трофейных легковых автомобилей, один удалось оставить в полку для нашего командира майора Воробьева, так как у него была очень старенькая ЭМочка. Трофейный легковой автомобиль-вездеход выручал командира полка майора Воробьева при его поездках по пескам лужских дорог, но иногда и приносил неприятности. Когда командир полка появлялся где-то на своем трофейном автомобиле, то нередко попадал в такую историю, что его чуть несколько раз не обстреляли. Для того, чтобы предотвратить такие случаи, потому что немецкий автомобиль очень резко отличался от наших, майор Воробьев вынужден был укрепить на радиаторе впереди автомобиля красный флаг, обозначавший, что на этом трофейном автомобиле едет советский командир.

Ну, а немецкие противотанковые пушки нам потом служили добрую службу и использовались нашим полком против немецких танков и пехоты вплоть до того, пока мы вынуждены были уничтожить их при выходе из окружения, о чем будет рассказано несколько ниже.

Попытки немецкого командования прорвать Лужский рубеж сходу оказались безуспешными. Прочную оборону, занятую здесь нашими войсками, немцы не одолели. На этом направлении, кроме нашей 111-й стрелковой дивизии, действовали 177-я и 235-я стрелковые дивизии. Здесь же оборонялась дивизия народного ополчения, правее нас -Ленинградское пехотное училище, Ленинградские стрелково-пулеметные курсы, Артиллерийский полк Артиллерийских курсов усовершенствования командного состава, дислоцировавшиеся в мирное время на Лужском полигоне.

Оборона с каждым днем совершенствовалась и укреплялась. Немцы были вынуждены отказаться от замысла прямым ударом вдоль шоссе Псков-Луга-Ленинград прорваться к городу Ленина.

Вот так солдат из Раменского района встал на защиту Ленинграда и погиб. Но то, что немцы в город не дошли – это и его заслуга, а цена – жизнь.

В 2012г. в карточку Лаврентьева Ивана Максимовича (личные данные соответствуют сведениям донесения о потерях), которая хранится в военкомате Ленинградской обл. по г.Луге и Лужскому р-ну, были внесены сведения о перезахоронении погибшего солдата. Сейчас останки Ивана Лавренева покоятся в братской могиле №9 д.Новоселье на воинском участке гражданского кладбища. .

По уточненным спискам 2014г. там похоронены 176 человек, имена 148 известны. Есть на могильной плите и фамилия Лаврентьева И.М.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://mvpg-pamyat.ru/forum/voinskie-podrazdeleniya-voevavshie-v-malovisherskogo-rajona/206-111-ya-str-diviziya-vospominaniya-v-i-kanonyuka.html

http://www.okorneva.ru/svedeniya-o-boevom-puti-chastey-v-vov/111-strelkovaya-diviziya-na-11741-13842

  

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (30.05.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]