Главная » Статьи » Мои статьи

ЛЕЙТЕНАНТ БАРАНОВ ИЗ РАМЕНСКОГО

РамСпас поиск. Возвращение

ЛЕЙТЕНАНТ БАРАНОВ ИЗ РАМЕНСКОГО


Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


Действительно, согласно приказа Главного управления кадров ВС СССР от 8 августа 1946г. №01995 из списка Вооруженных Сил СССР как пропавший без вести в октябре 1943г. был исключен лейтенант Баранов Виктор Степанович, 1924 г.рождения, командир роты в/части №40339. Мать, Баранова Анна Ивановна, жила: г.Раменское, Центральная ул., д.1.


Анализ записи выявил некоторые несоответствия. Войсковая часть - полевая почта 40339 была закреплена за 2404-м полевым подвижным госпиталем (он же госпиталь для легкораненых), который в 1941-45гг дислоцировался в г.Орехово-Зуево, а в период с 15.01.42 по 5.05.43 в Нахабино Красногорского района. При этом следует учитывать, что пятизначная нумерация военных почтовых адресов была введена 5 сентября 1942г. приказом НКО СССР № 0679 «О введении в действие «Инструкции по адресованию почтовой корреспонденции в Красной Армии в военное время». Эта нумерация исключала использование в переписке истинных наименований войсковых частей. То есть этот адрес был присвоен госпиталю с 1942г.


Таким образом, в госпитале не было роты, которой мог бы командовать лейтенант Баранов. Даже охрану госпиталей осуществляли раненые из числа «легких» или выздоравливающих. И уж тем более офицер не мог пропасть без вести, служа в Орехово-Зуево. Анализ послевоенных анкет на розыск пропавших без вести показал, что указывая этот адрес (п/п 40339) как последний в переписке, некоторые заявители писали, что письмо получено из госпиталя.

Можно предположить, что мать Баранова последнее письмо от сына получила из госпиталя, или это был последний адрес, который у нее сохранился. А в госпитале он мог числиться как командир роты какой-то части, в которой служил на момент ранения.

Никаких сведений о гибели лейтенанта Баранова нет, но есть наградной лист, который может пролить свет на его судьбу. К сожалению, в нем скрыты сведения о ближайших родственниках. Так наши «патриотичные» законодатели позаботились о защите персональных данных награжденных. Они сделали все, чтобы определить со 100-процентной вероятностью, чей точно этот наградной лист, было невозможно.

Поэтому сразу оговорюсь: не могу быть уверен, совпадают ли сведения о матери с информацией о пропавшем без вести Баранове, включенном в приказ 1946г.

Из наградного листа: Баранов Виктор Степанович, лейтенант, командир стрелкового взвода 2-го стрелкового батальона 711-го стрелкового полка 215-й Смоленской стрелковой дивизии. 1924 г.рождения. В Красной Армии с 13.08.1942, призван Раменским РВК Московской обл. В Отечественной войне с 20.05 по 11.07.1943, с 3.12.1943. Ранен 11.07.1943 и 4.12.1943. Ранее не награждался. Место рождения и сведения о родственниках скрыты.


Краткое описание подвига: «Тов.Баранов 4.12.1943 года при отражении контратаки противника в районе деревни Лобаны Витебской области, командуя стрелковым взводом сумел сдержать натиск врага и опрокинуть его. Взвод тов.Баранова отразил три контратаки противника, истребил до 20 немцев, но в этом бою сам тов.Баранов был тяжело ранен, выполнив задачу ушел с поля боя.

Достоин правительственной награды ордена «Красной Звезды».

7 декабря 1943г. наградной лист подписал командир 711-го стрелкового полка подполковник П.Н.Туманов. 8 декабря представление к награждению подтвердил командир 215-й стрелковой дивизии генерал С.И.Иовлев.


Приказом частям 215-й Смоленской стрелковой дивизии от 8.12.1943 №054/н лейтенант Баранов был награжден орденом Красной Звезды.


В наградном листе следует обратить внимание на даты его участия в Отечественной войне. Это разные даты – служба в Красной Армии и участие в войне. Те, кто служил в тыловых и запасных частях военных округов участниками войны не были. В этот срок включалось только время пребывания в действующей армии. Итак, в Отечественной войне Баранов с 20.05 по 11.07.1943, именно в этот день, 11 июля он был ранен и убыл в тыловой госпиталь. Если бы он оставался в дивизионном медсанбате или армейском госпитале, срок его пребывания в действующей армии не был бы прерван.

Вот в этот период он и мог находиться в 2404-м госпитале для легкораненых в Орехово-Зуево. Не исключаю, что если его ранение было тяжелым, то сначала он мог пребывать в каком-то хирургическом госпитале, например, а потом был переведен к легкораненым для окончания лечения. Ведь с тяжелыми ранениями поступали с фронта постоянно, и нужно было освобождать для них места. В зависимости от состояния, для долечивания и восстановления раненому могли давать отпуск домой на длительный срок с обязательным последующим переосвидетельствованием для принятия решения о годности к дальнейшей службе.

Не знаю, может быть, такой отпуск был предоставлен и Баранову, ведь Орехово-Зуево совсем недалеко от Раменского. Но документального подтверждения этому нет. А может, после госпиталя лейтенант был направлен в какой-то запасный полк, и уже оттуда - на фронт.

Кстати, из списков Вооруженных Сил Виктор Баранов был исключен в 1946г. Именно в это время проводился подворовый опрос по выявлению тех, кто не вернулся с войны и о ком родственники не имеют сведений. Такое заявление могла подать и мать Баранова, указав адрес его последнего письма из госпиталя, ведь потом она могла его в госпитале навещать без переписки. То есть действительно это был последний адрес, но когда это письмо было отправлено?

Следующий срок пребывания Баранова в действующей армии – с 3.12.1943г. Значит, после ранения и восстановления он был направлен в 711-й полк 215-й дивизии. Как принимали в полку, вспоминал полковник в отставке Ю.А. Сергиевский: 


«15 марта 1943 года во второй половине дня я прибыл в полк. Каждого из прибывших офицеров лично принимал командир полка подполковник Павел Николаевич Туманов. Я рассчитывал, что мне будет сказано: обязан любой ценой обеспечить выполнение задачи. Однако первое, что я услышал, были слова: «В бою берегите людей. За потерю людей буду строго взыскивать. Добиваться выполнения задачи надо ценой малой крови». Видимо, такое напутствие получил и лейтенант Баранов. Он и бойцов-то не успел узнать, а на следующий день уже в бой.


Дивизия входила в состав 36-го стрелкового корпуса 31-й армии Западного фронта. Из журнала боевых действий корпуса:

«3.12.43. 4 разведгруппы 215сд, действовавших в направлениях зап. Пущаи, К.Лоб (прим.: возм., Лобаны) и вдоль магистрали, успеха не имели. Одна группа, действовавшая в направлении магистрали, ворвалась в траншею противника. Противник силою до 50 чел. в 5.00 с направления Лобаны контратаковал ее и оттеснил на исходное положение. В течение дня противник вел сильный артиллерийский огонь и из реактивных установок.

4.12.43. В течение ночи действовали штурмовые отряды. Противник в течение дня в 12.30 силами до роты пехоты при поддержке 4-х танков из направления сев. дер. Пущаи в сев. Вост. направлении контратаковал части 215 сд. Контратака была отбита.

Уничтожено противника до взвода пехоты, подавлен огонь 2-х артбатарей, 1 миномет, 2 пулемета. Потери корпуса: убито 16, ранено 37 чел.»


Лобаны находятся прямо на автостраде (Минское шоссе). Видимо, 4 декабря немцы контратаковали не только в районе Пущаи, но и в Лобанах. Вот за этот бой и был награжден лейтенант Баранов. Это был его первый бой после возвращения на фронт, и в нем он был снова тяжело ранен. Такая судьба…


Изучая списки потерь, можно только поражаться, насколько они занижены в боевых документах корпуса. Только 215-я дивизия 4 декабря потеряла 103 чел. убитыми и 1 попавшего в плен. Если же брать 711-й полк, то в период с 29 ноября по 5 декабря в деревне Пущаи были похоронены 256 его погибших бойцов. Это очень большие потери. 

Так почему же Баранов оказался среди пропавших без вести? 4-го декабря он ранен и отправлен в медсанбат. С передовой увозили на попутных подводах или машинах, которые доставляли что-то к переднему краю, а обратно везли раненых. Они также попадали под артобстрелы и бомбежки, подрывались на минах. Поэтому отправленный из полка раненый не попадал в списки убитых, а фактически мог погибнуть через полчаса, но никто его не искал, ведь из полка он убыл живым. Если при нем не было документов, то похоронной командой он был захоронен как неизвестный.


Мог он погибнуть безвестным и при эвакуации в тыл. Академик Амосов, знаменитый кардиохирург, в войну служил в госпитале, и впоследствии описал увиденное после налета немецких самолетов на санитарный поезд.


«..На пути стоят пять обгорелых классных вагонов с красными крестами на стенах. Еще несколько таких же свалились под откос. Около насыпи и на путях чернеют ямы от бомб. Остро пахнет горелой краской. Стелется редкий дым.

…По всему полю, не густо, рассыпаны лежащие люди. Сначала кажется, что все неподвижны — трупы, но потом, приглядевшись, вижу: некоторые ворочаются, поднимают головы... Ага, увидели нашу машину — движение усилилось, приподнимаются, встают. Сколько здесь людей? Сто, двести? Сколько живых? Что мы можем сделать — горстка медиков?


…Страшная картина вблизи. В искореженных, обгорелых и тлеющих вагонах среди железных балок и перекладин зажаты люди... Нет, уже трупы... Даже трудно проверить — до некоторых нельзя добраться. Нужно резать железо. Изувеченные тела, кровь, почерневшая от огня, остатки повязок и металлических шин. Смрад от горелого мяса и краски...

…Рядом с вагонами на лугу лежит десяток неподвижных фигур. Это те, что выбрались, но потеряли сознание и так остались лежать. Некоторые умерли за эти часы... Дальше от путей, среди редких кустов полосы отчуждения и зеленого барьера, разбросаны раненые, пытающиеся двигаться, ожившие при виде нас, кричащие и стонущие. Еще дальше, во ржи, — лежащие и сидящие фигуры.

…Пошли к полосе около вагонов — выбирать живых среди мертвых. На вагоны стараюсь не смотреть — там просто жуткие картины. Парень с разбитой головой. Видимо, просто выпал из вагона. Смотрю — пульса нет, дыхания нет. Мертв. Еще один «черепник» — без сознания, но дышит.


…Примерно каждый пятый ранен вторично, при бомбежке. Одни завязали себе раны чем попало, другие не смогли — не умели или нечем. Большинство в одних гимнастерках и брюках с разрезанными штанинами... Многие без обуви. Документы не у всех…».

Вот так пропадали без вести убывшие на лечение в тыл. Возможно, именно так пропал без вести и раненый лейтенант Баранов. Или еще не отъехав от передовой, или по пути в тыл. А может, умер сразу после передачи санитарам и был похоронен там же, где и все павшие 4 декабря 1943г. бойцы и командиры 711-го стрелкового полка – на братском кладбище д.Пущаи. Если документов при нем не было или они были залиты кровью, то ни в какие списки потерь он так и не попал.  


Деревни Пущаи больше нет, и захоронение было перенесено в д.Петрики. Сейчас там захоронено более 7 тысяч советских воинов, погибших при освобождении Дубровенского района. Благодаря работе поисковиков установлены 3784 фамилии павших, Баранова В.С. среди них нет.

Но для родственников бывшая деревня Лобаны и эта братская могила могут быть местом поминовения павшего за Отечество 19-летнего лейтенанта Виктора Баранова. Ведь именно там он принял свой последний бой, а может, даже лежит в д.Петрики как «неизвестный».


Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

https://i-podmoskovie.ru/_data/memorybook/tom7K3/index.html#505

http://rusrand.ru/spring/kazhdyj-voin-vnes-svoj-vklad-v-pobedu

http://www.e-reading.club/bookreader.php/1007161/Amosov_-_PPG-2266_ili_Zapiski_polevogo_hirurga.html

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (22.03.2017)
Просмотров: 103 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]