Главная » Статьи » Мои статьи

ЛЕЙТЕНАНТ ЖАРИКОВ ИЗ РАМЕНСКОГО. ОРДЕН ПОСМЕРТНО

РамСпас поиск. Возвращение

ЛЕЙТЕНАНТ ЖАРИКОВ ИЗ РАМЕНСКОГО. ОРДЕН ПОСМЕРТНО

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


Все сведения о Жарикове верны. Но иногда военная судьба солдата или офицера гибелью не заканчивалась. Посмертная боевая награда - это часть военной судьбы, но зачастую родственники о ней ничего не знали. Возможно, так было и с военной судьбой лейтенанта Жарикова из Раменского.


Из донесения о безвозвратных потерях по 1234-му стрелковому полку 370-й стрелковой дивизии: «Жариков Константин Сергеевич, лейтенант, командир стрелковой роты, родился в 1908г. в г.Собинка Ивановской обл., призван Раменским РВК Московской обл. Убит в бою 18.08.43г., похоронен: 2800м с-восточнее платф. Анишино Старо-Русского р-на Ленинградской обл., могила №44. Жена, Маслова Мария Дмитриевна, жила в г.Раменское, ул. 3-я Пролетарская, д. №6. 

Из наградного листа: Жариков Константин Сергеевич, лейтенант, командир стрелковой роты 1234 стр. полка 370сд. 1908 г.р. В Красной Армии с июня 1941 года, на фронте Отечественной войны с июня 1943г. Призван Раменским РВК Московской обл. Ранее не награждался. Убит.


Краткое описание боевого подвига: «Тов. Жариков до прибытия на фронт командовал стрелковыми ротами в запасных частях. По прибытию на фронт он готовил к предстоящим боям прибывающее пополнение. 18 и 19 августа 1943 года в боях под городом Старая Русса принял роту в самый ответственный момент боя. Рота поднимаясь в атаку попала под сильный фланкирующий огонь. Тов. Жариков принял все меры к тому, чтобы продвинуть роту вперед и тем обеспечить сохранение личного состава к моменту атаки. Находясь непосредственно в боевых порядках он личным примером увлекал за собой бойцов, отдавая четкие приказания подчиненным командирам. В этом бою Жариков погиб.

За образцовое выполнение заданий командования на фронте Отечественной войны с немецко-фашистскими захватчиками и проявленное при этом мужество и отвагу представляю лейтенанта Жарикова к правительственной награде посмертно орденом «Красной Звезды».

25 августа 1943г. представление подписал командир 1234 полка подполковник Карасевич.

В тот же день командиром дивизии была наложена резолюция о представлении Жарикова к награждению орденом Отечественной Войны II степени. По статуту это более высокая награда.

Приказом войскам 34 армии №0432 от 5.09.1943 лейтенант Жариков был награжден орденом Отечественной Войны II степени посмертно. Это был единственный орден, который разрешалось передавать на хранение семье. Но это скорее относилось к уже награжденным и потом погибшим. Орден мог быть отправлен вместе с личными вещами офицера. При посмертном награждении скорее всего орден в полк не поступал, а сразу направлялся в Гохран.

Наградной лист - это еще и источник сведений о боевом пути награжденного. Следует понимать, что запись «в Красной Армии» - это дата призыва, а «в Отечественной войне» - это дата прибытия в действующую армию на фронт.

Жариков прибыл на фронт в июне 43-го и, обладая опытом проведения начальной боевой подготовки, был направлен командиром учебной роты, такая по штату была в дивизии. Возможно, в полку в преддверии тяжелых боев была создана нештатная рота, где «обкатывали» новобранцев. В тяжелой ситуации такая рота могла быть резервом командира полка, а ее офицеры - резервом для замены выбывших командиров воюющих рот и взводов.


Получается, что 18 августа Жариков принял роту и в тот же день погиб, т.е. это был его первый и последной бой. И погиб он с честью, за что и удостоился посмертной награды. Но что происходило в этот день? Каким был этот бой? Увы, но в этот день в дивизии все пошло не так, причем настолько, что действия дивизии стали предметом разбирательства военной прокуратуры Северо-Западного фронта.

Из докладной записки военного прокурора Северо-Западного фронта генерал-майона юстиции Лиховидова командующему фронтом:


«Боевым приказом Штарма (штаб армии) 34 №0012 от 30 июля 1943г. на 370 стр. дивизию возлагалась задача овладения районами гор. Слобода и Бряшная Гора с последующей задачей овладения северо-западной частью гор. Старая Русса и районом станции железной дороги.

...На основании приказа Штарма, 1 августа 1943г. Штадивом 370 стр. дивизии был издан боевой приказ №011. По этому приказу боевые порядки дивизии должны были во время прорыва обороны противника строиться в два эшелона. Главный удар должен был наноситься на правом фданге дивизии в общем направлении на юго-запад.

...На 1234 полк возлагалась задача овладеть восточной и центральной частью Бряшная Гора, форсировать Соленый ручей, штурмовыми группами ворваться на восточную окраину города и к исходу дня зайти на восточный берег Полисть у устья реки Порусья.

...В соответствии с боевым приказом №011 в частях дивизии до 17 августа 1943г. проводилась подготовка к операции. Со своими командирами батальонов и рот была проработана боевая задача. На сборах командиров боевая задача проигывалась по картам и фотоснимкам Старой Руссы. В подразделениях проводилась учеба по ведению боев в траншеях и в населенном пункте.

Следует отметить, что вся подготовка носила несколько академический характер, недостаточное внимание было обращено на отработку задачи на местности.

Так, командир 1 батальона 1234 стр. полка Ниядов по этому поводу показал: «Командир нашего полка подполковник Карасевич со мной за все время ни разу рекогносцировки местности не производил. Задачу он мне объяснял только на карте».

Особое внимание заслуживает организация боевых порядков рот. Согласно приказа генерал-майора тов. Андреева в каждой роте 14 лучших стрелков включались в штурмовую группу. В эту же группу вводился минометный взвод роты (3 миномета и 12 человек расчета). Штурмовая группа усиливалась несколькими бронебойщиками, огнеметчиками, саперами и орудием ПТО. Боевой порядок каждой роты должен был состоять из двух цепей. Почти во всех ротах штурмовые группы должны были находиться во второй цепи.


Как показывает генерал-майор Андреев, цепи во время атаки должны были двигаться на расстоянии 150 - 200 метров одна от другой. В то время, как первая цепь будет вести бой в первой линии траншей, вторая цепь должна была вести бой за следующую линию траншей.

Однако, как показывает ряд командиров, порядок введения в бой цепей представлялся им иначе, чем показывает генерал-майор Андреев.

Согласно полученного 16 августа 1943г. дополнительного распоряжения из Штарма 34, наступление назначалось на 18 августа 1943г. и должно было начаться в 5 час.30 мин. двухчасовой артиллерийской подготовкой, сразу после которой части дивизии должны были начать атаку.

Ровно в 5 час.30 мин. началась автиллерийская подготовка. Как видно из многочисленных показаний командиров артиллеристов и пехотинцев, а также из имеющихся в деле документов, артиллерия поставленной перед ней задачи не выполнила.

Командующий артиллерией 370 стр.дивизии полковник Ростовцев по этому вопросу показал: «Два сорокаминутных периода разрушения в процессе артподготовки не состоялись в связи с тем, что был дождь и туман и видимости совершенно не было. Таким образом, цели, планируемые на разрушение, только подавлялись и могли быть разрушены только случайными снарядами».

...В результате того, что артиллерийская подготовка была проведена плохо, в тот момент, когда стрелковые подразделения поднялись в атаку, они были встречены из ряда огневых точек  противника ружейно-пулеметным огнем. Некоторая часть огневых точек, подавленных во время артиллерийской подготовки, быстро ожила и также затрудняла своим огнем продвижение пехоты.

Ряд весьма существенных недочетов был допущен при производстве самой атаки. В этом отношении особенно следует подчеркнуть тот факт, что управление боем в звене батальон - рота – взвод было организовано нечетко, а в отдельных случаях было совершенно неудовлетворительным.


... Не было организовано управление боем в 1-м батальоне 1234 полка. Еще до начала атаки командир батальона капитан Ниядов потерял связь со всеми своими ротами. Как он сам показывает, с 1-й ротой своего батальона ему удалось связаться только через 30 минут после начала атаки, со 2-й ротой он восстановил связь в 15 часов и с 3-й ротой в 19 час. 18 августа 1943г. Не имея связи Ниядов 18 августа 1943г. ротами во время боя не руководил.

...В результате несвоевременного и неодновременного броска в атаку, ни одному из подразделений 1234 полка достигнуть траншей противника не удалось, и они будучи встреченными ружейно-пулементым огнем, залегли в 70-150 метрах от переднего края обороны немцев.

Следует отметить, что многие командиры рот и батальонов давали заявки приданной артиллерии на подавление огневых точек, мешающих продвижению пехоты, но эти заявки не выполнялись.

На ходе боя отразилось и то, что во всех звеньях была исключительно плохо организована информация. Командиры подразделений и частей в ходе боя давали неточную, а иногда совершенно не соответствующую действительности информацию.

Командир 1 батальона 1234 полка Ниядов ложно донес командиру полка, что еще во время артподготовки бойцы первой роты ворвались на железнодорожную насыпь, где были расположены траншеи противника.


Получая неправильную информацию, командир дивизии генерал-майор Андреев не мог принимать правильные решения в ходе управления боем и неправильно информировал о ходе боя командующего армией.

Штабные командиры для организации информации использовались совершенно недостаточно. Были такие случаи, когда штабные командиры пользовались информацией раненых, на основании чего доносили командиру дивизии.

В силу всех вышеперечисленных причин, боевая задача, поставленная перед дивизией 18 августа 1943г. выполнена не была и части дивизии понесли значительные потери».

Вот таким был первый день наступления дивизии, и первый и последний бой лейтенанта Жарикова. По его результатам командира дивизии к уголовной ответственности не привлекли, но другие кадровые решения, я думаю, были приняты.

Наступление было неудачным, и бой проигран, но это подтверждает, что Жариков в непростой ситуации воевал геройски, раз даже посмертно был отмечен боевой наградой. Этот бой проиграл не он. Лейтенант бился до последнего и погиб.


Не знаю, было ли место его захоронения учтенным после войны, ведь похоронен он был «2800м с-восточнее платф. Анишино». Раз указан номер могилы, значит, на карте захоронений дивизии это место было указано, но были ли эти документы у местных властей после войны?

Как это часто бывало, в послевоенные годы захоронение из Анишино было перенесено в д.Дубовицы. Но у меня всегда вызывает сомнения достоверность сведений, если как в Дубовицах, из похороненных 1175 человек известны фамилии всех. В местах длительных напряженных боев могил было множество. Как учтенных, так и неизвестных.


Если погибших собирала похоронная команда или их хоронили на установленных полковых и дивизионных кладбищах, то это были массовые захоронения и надежда на то, что списки соответствуют захороненным, есть. Если же хоронили в одиночных могилах вне населенных пунктов, могилы могли и затеряться. А при перезахоронении и укрупнении братских могил в 50-60-е годы в списки захороненных вносились все известные по спискам безвозвратных потерь. Просто путались понятия «захоронен» и «увековечен».


Но в любом случае, дата гибели и место первичного захоронения лейтенанта Жарикова известны, а сведения о посмертной награде ставят точку в его военной судьбе. Погиб как герой.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://zhuravli2007.ru/MEM/RUSSA/DUBOVICA/DUBOVICA.html

http://izgotovleniepamyatnikov.ru/kladbishe/voinskoe-v-dubovitsah-staraya-russa-novgobl/

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (02.11.2018)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]