Главная » Статьи » Мои статьи

ЛЕТЧИК ЕВДОКИМОВ ИЗ НОВОГО СЕЛА

РамСпас поиск. Возвращение

ЛЕТЧИК ЕВДОКИМОВ ИЗ НОВОГО СЕЛА




Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:

Небрежность недопустимая. Какой мог быть воздушный бой в апреле 45-го под Смоленском! Но ведь родные хотят знать, где же офицер погиб в действительности.

При проверке в архивах было найдено донесение 4-й Воздушной армии по 260-й штурмовой авиадивизии, в котором есть сведения и о командире звена 214-го штурмового авиаполка гв. старшем лейтенанте Евдокимове Алексее Андреевиче. Он родился в 1918г. в «Село Новое» Раменского района Московской обл., призван Раменским РВК в 1940г. 23.04.45г. сбит зенитной артиллерией при штурмовке войск и техники противника в районе Домитцов. На самолете Ил-2 врезался в землю в 2-х км восточнее Домитцов. Отец – Евдокимов Андрей Матвеевич, жил в «с.Новое, ул. Москворецкая 51». Извещение о гибели №0484 выслано 26.04.45г.

Теперь место гибели известно? К сожалению, нет. Найти населенный пункт с названием Домитцов так и не удалось. Видимо, составители Книги памяти также не смогли это сделать и по созвучию выбрали Демидов Смоленской обл., что странно, т.к. никаких войск и техники противника там уже давно не было. Так где же это место?

В апреле 1945 4-я Воздушная армия в составе 2-го Белорусского фронта воевала на севере Германии в Западной Померании, сейчас федеральная земля Мекленбург-Передняя Померания. С наземными войсками поиск места гибели упрощается тем, что там есть линия фронта и можно установить, где она проходила на конкретную дату. Там населенный пункт и искать. С авиацией сложнее. Для выяснения задания летчика на боевой вылет нужно рыться в архивах его полка или дивизии, чтобы определить направление поиска и его глубину. Сделать это можно только непосредственно в архиве, поэтому, имея доступ только к его части, приходится делать выводы на предположениях.

214-й шап (штурмовой авиаполк), где служил Евдокимов, летал на штурмовиках Ил-2. Дальность его полета – 600 км. Место дислокации полка неизвестно, т.к. авиация перемещалась за наступающими войсками, чтобы уменьшить подлетное время к местам штурмовок. Часто происходило это так: полк улетал на боевой вылет, а на обратном пути по радио ему сообщали место нового базирования, т.е. посадки.

С 16 апреля по 8 мая 2-й Белорусский фронт участвовал в Берлинской стратегической операции с задачей нанести рассекающий удар севернее Берлина, защищая наступающие на Берлин войска от контрударов с севера. Вторая задача – отсеченные немецкие войска прижать к Балтийскому морю и уничтожить. Таким образом, искать место, где погиб Евдокимов, нужно на достаточно большой площади от Берлина до Балтийского моря и в глубину возможно даже до 100 км.

Иногда мне кажется, что кто-то невидимый помогает в поиске, т.к. деревню Дамитцов найти удалось. В донесении она записана как Домитцов, но я уверен, что это она. Ошибки в написании названий населенных пунктов встречается довольно часто, а ошибка в одной букве – это почти 100-процентная уверенность, что место гибели найдено.

Кроме этого, деревня находится в 17 км юго-западнее г.Штеттин (совр. Щецин), а в апреле 45-го это как раз одно из основных направлений ударов 2-го Белорусского фронта. Немаловажным фактором успеха операции была поддержка наземных войск с воздуха, и штурмовики были очень эффективны в этой поддержке. К концу войны в небе господствовала наша авиация и главной опасностью была для нее зенитная артиллерия.

В 2-х километрах от д.Дамитцов проходит железная дорога, а сама деревня расположена рядом с дорогой, которая вела к фронту южнее Штеттина. Летчики 214-го авиаполка могли вылететь как на штурмовку воинских эшелонов противника, так и на выдвигавшиеся к фронту войска.

Но это еще не все, что стало известно боевом летчике Евдокимове. Три ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны 2 степени и орден Красной Звезды – не всякий воевавший мог похвастать таким «иконостасом». Следует знать, что выше ордена Красного Знамени тогда были только орден Ленина и звезда Героя Советского Союза. У Евдокимова было три таких ордена!

Кто-то скажет, что летчиков всегда жаловали наградами, причем просто за количество вылетов. Нет, не за количество вылетов, а боевых вылетов – это существенная разница. Из приказа «О порядке награждения летного состава военно-воздушных сил Красной армии за хорошую боевую работу и мерах борьбы со скрытым дезертирством среди отдельных летчиков» №0299 19 августа 1941 г. о штурмовиках и бомбардировщиках: «…3. За успешное выполнение 30 боевых заданий днем или 20 боевых заданий ночью каждое лицо из состава экипажа представляется к высшей награде — званию Героя Советского Союза и получает денежную награду в размере 3 000 рублей каждый. Во всех случаях качество выполнения боевых заданий и их эффективность должны быть подтверждены обязательно фотоснимками в момент бомбометания или спустя 3—4 часа и разведывательными данными». Т.е. боевым считался вылет с документально подтвержденными результатами.

Кроме этого, летчики штурмовой авиации представлялись к правительственной награде и к премии в размере 1500 рублей за 2 лично сбитых немецких самолета. За 5 сбитых самолетов противника пилот «Ильюшина» представлялся ко второй правительственной награде и к денежной премии в 2000 рублей. За 8 лично сбитых машин люфтваффе летчик-штурмовик представлялся к званию Героя Советского Союза и к денежной премии в 5000 рублей. 

В начале войны штурмовик сбивали на 8-9 боевом вылете, а в некоторых частях он погибал на 3-4 вылете. Так что совершить 30 боевых вылетов было не так-то просто.

По сути, штурмовик – это бомбардировщик, только с одним двигателем. Причин больших потерь было несколько. Это и отсутствие подготовленных летчиков и техников, и недоработки в конструкции самолета, и отказ вооружения в момент воздушного боя. Кроме этого, в начале войны штурмовики были одноместными, т.е. не имели стрелка, а истребители для их прикрытия часто вообще не выделялись. Но ведь сами они не были истребителями! Бронекоробка Ил-2, предназначенная для защиты летчика, не спасала его ни от 20-мм снарядов немецких авиапушек, ни от крупнокалиберных пулеметов. Гибель летчиков-штурмовиков была очень частой.

Что касается тактики применения штурмовиков, то в начале войны штурмовку они проводили исключительно с малых высот в 2-4 захода. Это с одной стороны снижало потери от зенитной артиллерии, а с другой, из-за несовершенства прибора прицеливания, приводило практически к неприцельному бомбометанию, а значит, низкой его эффективности. К сожалению, повышение эффективности штурмовок и снижение потерь оплачено жизнями очень многих летчиков-штурмовиков и пришло по мере накопления боевого опыта.

Но вернемся к Евдокимову. Он был призван в 1940 и впоследствии попал в летную школу. В Архангельске такая школа на 1 эскадрилью бомбардировщиков была сформирована 1.05.1940. Есть фотография Евдокимова в Архангельске, где в ноябре 41-го у него петлицы красноармейца и эмблема ВВС. А через месяц он уже на фронте, летчик.

В его первом наградном листе в сентябре 1942 написано: «В Отечественной войне с 29 декабря 1941 года, ВВС Карельского фронта», и это дата его прибытия на фронт. Этот наградной лист был оформлен в 17-м гвардейском штурмовом авиаполку, но до 7 марта 1942г. он назывался 65-м штурмовым авиаполком, а значит, именно он был первым местом службы летчика Евдокимова.

В декабре 1941 года 65-й авиаполк понёс большие потери в самолетах и был перебазирован на аэродром Колежма (Карелия). Там он был перевооружён самолётами «Харрикейн» и начал боевые действия с аэродрома Подужемье. 


Скорее всего, именно в период перевооружения полка в него и был направлен молодой летчик Евдокимов. Ему пришлось повоевать и на И-16, и на «Харрикейнах», и на Ил-2, которые поступили на вооружение полка после переименования его в 17- гвардейский.


«Хоукер Харрикейн» поставляли англичане по ленд-лизу. Сложность для летчиков и техников заключалась в том, что на русском языке не было документации ни по пилотированию, ни по обслуживанию самолетов. Всё изучалось по картинкам. А воевать-то пришлось с имеющими боевой опыт немецкими и финскими летчиками. Так и учились: 3-4 вылета над аэродромом – и в бой. Причем в небе могли встретиться два «Харрикейна» - один со звездами, второй с крестами. В предыдущих компаниях немцы захватили их в качестве трофеев и успешно использовали.


Первый эшелон со штурмовиками прибыл в Заполярье в середине 1942 года. Сборка самолетов под руководством заводских специалистов авиатехниками была закончена быстро. Полк «пересел» на Ил-2 и тут же с участием заводчан организовали изучение материальной части и особенностей эксплуатации новых для летчиков самолетов. В 1942 уже появились и оплаченные в 41-м жизнями летчиков тактические приемы наземной штурмовки, и тактика ведения воздушного боя. 


Евдокимов был храбрым, умелым летчиком и грамотным командиром. Из наградных листов: «Не жалея сил и самой жизни, со звериной злостью ведет бои с врагом», «Выполняя особые задания по штурмовке вражеского аэродрома, показал себя смелым, выдержанным воздушным бойцом, показываю пример молодым пилотам», «Его звено совершило за период 21.6 по 29.6 30 б/самолетовылетов при 1 боевой потере», «…на 2-м Белорусском фронте тов. Евдокимов произвел 36 успешных боевых вылетов на штурмовку живой силы и техники противника, показав себя на поле боя мастером бомбоштурмовых ударов, умело использует все качества вверенного ему грозного штурмовика. Своими дерзкими и смелыми штурмовыми налетами на коммуникации войск противника, а также его живую силу и технику наносит немецким захватчикам большой урон», «Всего за время боевых действий уничтожил: до 25 автомашин, до батальона пехоты противника, 20 повозок с грузами и живой силой противника, создал 10 очагов пожара и уничтожил 3 батареи МЗА». В воздушных боях лично сбил 3 самолета и один повредил.


В 45-м Евдокимов воевал уже на 2-м Белорусском фронте в 214-м штурмовом авиаполку 260-й штурмовой авиадивизии. Из последнего наградного листа: «24.3.45 года при бомбоштурмовом ударе по артиллерии, автомашинам и живой силе противника Юго-Западной окраине г. ДАНЦИГА, ЗА (прим.: зенитной артиллерией) была подбита машина ведущего группы Командира эскадрильи, тогда он взял руководство группой на себя и его группа в составе 6 самолетов ИЛ-2 уничтожила 6 автомашин с военными грузами, 2 танка, 7 автомашин, 1 судно и до 40 солдат и офицеров противника».


Ровно через месяц, 24 апреля 1945, под огонь зенитной артиллерии попал он сам. В донесении о потерях записано «…врезался в землю». Значит, это подтвердил кто-то из его группы. До конца войны оставалось две недели.

Где он похоронен сейчас, найти, к сожалению, не удалось. После освобождения территории обычно летчики находили своих погибших товарищей и захоранивали сами в районе своего аэродрома, например, или в ближайшем городе. Но могла захоронить и пехота, если обнаружила самолет. Сейчас часть этих захоронений в Польше, часть в Германии. Большинство мелких захоронений перенесены на более крупные, часть имен утеряна. Там похоронены тысячи неизвестных. Один из них - 27-летний гвардии старший лейтенант Алексей Евдокимов, трижды кавалер ордена Красного Знамени, кавалер орденов Отечественной войны 2 степени и Красной Звезды.













Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://militera.lib.ru/h/kozlov_py2/07.html

http://modernlib.ru/books/inozemcev_ivan/krilatie_zaschitniki_severa/read/

http://www.troshka.ru/militera/memo/russian/drabkin_ay3/index.html

http://warspot.ru/441-vozdushnye-tarany-mify-i-realnost-chast-i

http://www.airpages.ru/ru/il2_3.shtml

http://www.e-reading.club/bookreader.php/1010022/Zhirohov_-_Asy_nad_tundroy._Vozdushnaya_voyna_v_Zapolyare._1941-1944.html

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (19.08.2015)
Просмотров: 440 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]