Главная » Статьи » Мои статьи

МАХЛАЙ (МАКЛАЙ) И СИВЦОВ. ЗАХОРОНЕНИЕ ВСХОДЫ

РамСпас поиск. Возвращение

МАХЛАЙ (МАКЛАЙ) И СИВЦОВ. ЗАХОРОНЕНИЕ ВСХОДЫ

Из Книги памяти Московской области:


На самом деле все они похоронены в п.Всходы Урганского района Смоленской области. Причем МаХлай и МаКлай – скорее всего, один человек.

Иногда на установление фактического места гибели и захоронения погибших уходит достаточно много времени, даже если они указаны в Книге памяти. Отчасти это связано с тем, что командиры воевали по топографическим картам, где административных границ не было. Если же район в донесениях не указан, без определенных навыков искать нужное место бывает весьма затруднительно. Так произошло и с могилой Ивана Махлая.


Из донесения о безвозвратных потерях 16-го гвардейского гаубичного артиллерийского полка резерва Верховного Главнокомандования: «Махлай Иван Демьянович, гв. сержант, санинструктор ПМП (полковой медицинский пункт). 1918 г.р., г.Раменское Московской обл. Призван Виноградовским РВК. Убит при огневом налете 6 августа 1943г. Похоронен: лес 800м зап. д.Петуховка Смоленской обл.» Мать, Махлай Варвара Сергеевна, жила в г.Раменское Московской обл., Фабричный двор, корпус 8, кв.10.


Предположим, что МаХлай и МаКлай из Книги памяти - один человек. Если сведения объединить, то дата гибели 6.08.43, а место - д.Петуховка Починковского р-на Смоленской обл. Но дело в том, что в Починковском районе такой деревни не было. Она была на территории соседнего Хиславичского района. О захоронении в Петуховке этого района у меня сведений нет, но Петуховка есть еще в одном соседнем районе - Шумячском.


 Недалеко от нее в списках воинского захоронения д.Студенец числится МаКлай Иван Демьянович 1916 г.р., гв.сержант, погибший 6 августа но не 43-го, а 44-го года.


 Несовпадение года рождения с годом рождения МаХлая может быть связано с тем, что донесения заполнялись от руки, и шестерку вполне можно было спутать с восьмеркой. Так же можно спутать и буквы «К» и «Х». Так может это и есть место его захоронения? Но возникает другой вопрос: а мог ли погибший 6 августа 1943 или даже 44-го года солдат быть там похороненным?


В августе 44-го наши войска практически завершили освобождение Белоруссии и находились на ее западной границе в 500 км от Смоленской области. Теоретически можно было бы предположить, что раненый там солдат был направлен в госпиталь, где впоследствии и умер. Но полевые госпиталя двигались за наступающими войсками в нескольких километрах от линии фронта, а тыловые располагались в лечебных учреждениях, как правило, в городах, где раненым могла быть оказана действительно квалифицированная медицинская помощь. Не слышал, чтобы тыловой госпиталь располагался в какой-то деревне.  

Но как погибший 6 августа 43-го мог попасть в список похороненных в деревне, которая была освобождена от немцев только через месяц и двадцать дней после его гибели? Скорее всего, дело в послевоенных укрупнениях братских могил в 50-х, 60-х годах и связанных с этим перезахоронениях. Как устанавливали имена павших? Какие-то списки захоронений передавались местным властям после ухода войск дальше на запад, а какие-то запрашивались из архива, ведь многие захоронения были безымянными. Если запрашивали похороненных в Петуховке Смоленской области, то все донесения, где район не был указан, могли быть отправлены туда - в Шумячский район. При укрупнении захоронения в Студенце записали, что из Петуховки был перенесен Иван Махлай, но или в архиве, или на месте фамилию и дату рождения записали с ошибкой. Т.к. в августе 43-го деревня была еще под немцами, поправили и год гибели. Такую причину ошибочного перезахоронения считаю наиболее вероятной. Кстати, недостоверность списков этого захоронения подтверждает и то, что в них числятся погибшие и в 1942, и в мае 43-го, что вообще невозможно. Наши войска в это время воевали очень далеко.

Вернемся к донесению о потерях, где указан Иван Махлай. На период 7-20 августа 43-го была запланирована Спас-Деминская наступательная операция. 


6 августа войска изготовились к прорыву немецкой обороны, а для подавления опорных узлов немцев применялся огонь гаубиц. Севернее Спас-Деминска в районе изготовившихся к броску дивизий была д.Петуховка, но Всходовского района. Полки РГК придавались разным армиям или дивизиям, где намечался прорыв и нужен был мощный огневой налет. Т.е.постоянной приписки они не имели. Поначалу наступление шло успешно, но после выхода наших войск осенью 43-го в восточные районы Белоруссии, они были немцами остановлены, и фронт стабилизировался до лета 1944.

На общих картах позиции артиллерии РГК указывали не всегда, т.к. они менялись достаточно часто. Поэтому 16-й гв.артполк РГК найден на карте обстановки лишь на 23 мая 1944 г. районе Кричев - Чаусы. Именно в том направлении развивалось наступление части группировки войск, участвовавшей в Спас-Деминской операции, а значит, можно предположить участие в ней и этого полка. Т.е. к началу операции Махлай мог быть в районе Петуховки на тот момент Всходнинского района (сейчас Угринского) севернее Спас-Деминска. Только эта д.Петуховка в Смоленской области подходит по дате гибели Махлая и линии фронта на начало августа 43-го.

Место гибели Ивана Махлая установлено, но где он похоронен сейчас? Ведь Петуховки больше нет, она так и не возродилась после войны. Если Иван был похоронен на боевой позиции полка в одиночной могиле, то, возможно, он в ней покоится и сейчас, а могилу уже и не найти. Если же его похоронили на каком-нибудь ближайшем полковом или дивизионном кладбище, то вместе с другими он мог быть перенесен на укрупненное другое захоронение. Но куда?


Гв.сержант Махлай Иван Демьянович, но уже 1925 г.р., погибший 6.08.43 числится перезахороненным из д.Петуховка на братском кладбище в Ельне. Можно ли считать место захоронения установленным? Увы, нет. Еще одна Петуховка действительно была в соседнем со Всходовским Ельнинском районе, но туда бои докатились через 20 дней после гибели Ивана.


Скорее всего, как и в Шимячском районе, его внесли в списки захороненных все по тому же донесению о потерях, где не был указан район нахождения д.Петуховка, у которой он погиб. Т.к. в Ельнинском районе тоже была деревня с таким названием, его и внесли в список захоронения в Ельне. К тому времени прошло более 10 лет после окончания войны. Места захоронений не всегда наносили на карты с высокой точностью – это зависело еще и от масштаба карты. А описание захоронения вообще давало лишь приблизительное представление о его месте. Можно ли было определить, где это: «800м западнее» деревни, которой уже более 10 лет не было ни на карте, ни на земле. Да и кто измерял это расстояние? Так что вполне могли чью-то могилу записать могилой Махлая. Район-то в донесении не указан. А бои в Ельнинском районе в августе 43-го были. Ну а в соответствии дат гибели и начала боев кто там разбирался! В Ельне числятся похороненными около 20 тысяч человек, из них около 12 тысяч - безымянные. При таком количестве сложно не сделать ошибку. И происходило это достаточно часто. Поэтому и бывали ситуации, когда погибший солдат числился похороненным одновременно в двух захоронениях, а его останки находили поисковики там, где он и погиб.

Можно ли в этом кого-то винить? Не думаю. Ведь тогда не было интернета и оцифрованного архива. Люди искали, перелистывая вручную сотни и тысячи документов. В одном месте могли быть захоронения и 1941 года, когда мы отступали, а убитых хоронили местные жители, не составляя никаких карт или схем, и 1943, когда мы наступали, но расположение могил описывали приблизительно. Кроме этого, боевые захоронения, когда хоронили сами бойцы на месте гибели, зачастую вообще не имели описаний - в донесениях их числили похороненными в одной братской могиле.

Проблема в другом. Списки тех, кто фактически похоронен и тех, кто увековечен, не разделены. Что такое «увековечен»? Это значит - погиб и был похоронен где-то в окрестностях. После войны останки безымянных бойцов переносили на новые захоронения сотнями, а то и тысячами. Но были и точно обозначенные захоронения, к которым прилагались списки, вот их можно считать перезахороненными. А среди безымянных перезахоронений мог оказаться любой погибший в том районе, но мог и не оказаться. Вот их имена увековечивали.

Иван Махлай единственный в списке потерь своего полка, и где его похоронили - неизвестно. Или в одиночной могиле, или в братской. В районе Петуховки, например, какое-то время в первой половине августа 43-го дислоцировался 107-й медсанбат 56-й гв.стрелковой дивизии, и при нем было свое захоронение. Может,  и его похоронили там? Но это все предположения.


Вернемся к современным захоронениям. Махлай похоронен точно не в Ельне, т.к. перезахоронениями на территории каждого района занимались местные военкоматы, поэтому перезахоронение солдата в другой район маловероятно. Наиболее вероятное место перезахоронения, если оно было, – это п.Всходы, который в 43-м был районным центром. 


После объединения районов сейчас это Угранский район. 


Во Всходы были перенесены захоронения из всех окружавших бывшую Петуховку деревень, включая Авдеевку, которая в 700м от Петуховки. Ее сейчас тоже нет. Допускаю, что могилы из района двух деревень записали перезахороненными из Авдеевки.


Всего на захоронении Всходы покоятся около 7500 погибших, около 2000 - безымянные. Один из безымянных - гвардии сержант Махлай Иван Демьянович из Раменского.

Но он не единственный из раменцев, кто может быть похоронен там. 


Из донесения о безвозвратных потерях 56-й гв. стрелковой дивизии: «Сивцов Николай Аверьянович, красноармеец, пулеметчик. Родился в 1923г. в д.Залесье Бронницкого р-на Московской обл., призван Бронницким РВК. Убит 8.08.43г., похоронен: д.Каменка Спас-Деминского р-на Смоленской обл. Отец, Сивцов Аверьян Егорович, жил в д.Залесье.»


Сивцов погиб на второй день Спас-Деминской наступательной операции. Началась она ранним утром 7 августа полуторачасовой артподготовкой. В 6.30 в атаку пошли 56-я и 65-я гвардейские дивизии. К сожалению, разведка не сработала, и готовность немцев к обороне была недооценена. Дивизии несколько продвинулись вперед, но потом завязли в боях, за что командир 65-й гв.дивизии даже был отстранен от должности.

Немцы занимали сильно укреплённую полосу обороны со сплошными минными полями, траншеями в несколько линий, проволочными заграждениями в несколько рядов, ДЗОТами, ДОТами с бронеколпаками. Их сопротивление было жесточайшим.


Второй день наступления начался с артподготовки и атаки в 6.30 по всему фронту. В этот день 56-я гв.дивизия последовательно наступала на Каменку, Кошелики, Делягино. Но первой была Каменка. А значит, Сивцов погиб в начале прорыва немецкой обороны еще в первой половине дня.







И снова неточности и неразбериха с захоронениями. Сивцова в списках современных захоронений нет. Можно искать тех, кто числится погибшими вместе с ним в один день в одном месте, и смотреть, где похоронены они. Но и это не всегда дает результат. Например, стоящий в списке потерь вслед за Сивцовым Наймушин Павел Андреевич, погибший 8 августа и похороненный в Каменке, в другом списке числится погибшим 4 августа и похороненным в Карновке. Между ней и Каменкой меньше километра, но 4 августа в этих деревнях еще были немцы. Увы, такие неточности в датах и местах захоронений - не редкость. Сейчас Наймушин числится в списках захоронения в Спас-Деминске, что вызывает большие сомнения по указанной ранее причине - на военных картах не было административных границ. Если дивизия частью сил располагалась в Спас-Деминском районе, то и все свои позиции причисляла к этому району. Так в донесениях деревни Всходовского района стали Спас-Деминскими. А дальше - как описано выше. Механически всех погибших в этом районе учли перезахороненными в свой райцентр.


Более достоверно перезахоронение в п.Всходы, тем более, что Каменка есть в списке деревень, откуда эти перезахоронения производились. А значит, и Сивцова должны были перезахоронить туда.


Но и он не последний. Ранее я уже рассказывал о лейтенанте Рыгине Николае Акимовиче из Кузяево. Он служил в 192-й стрелковой дивизии и погиб 9.08.43 у д.Рисавы недалеко от Каменки. Посмертно был награжден вторым орденом Красного Знамени. Место его нынешнего захоронения - п.Всходы.


Посещая современные места захоронений, родственники должны знать, что фамилия в списке - еще не доказательство того, что солдат там похоронен. Как видим, и фронтовые, и послевоенные документы хранят много ошибок, а значит, нужно искать, разбираться детально. И поминать погибщих нужно там, где они погибли, ведь поисковики и сейчас находят на местах боев тех, кто якобы уже перезахоронен.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://www.teatrskazka.com/Raznoe/Perechni_voisk/Perechen_13_02.html

http://forum.vgd.ru/post/111/21640/p1103537.htm

https://www.youtube.com/watch?v=bx3H8YLMPH8

http://great-victory.ru/?m=1617

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (18.01.2018)
Просмотров: 76 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]