Главная » Статьи » Мои статьи

МАНЫКИН ИЗ КУЗНЕЦОВО. ШТАЛАГ 1А

РамСпас поиск. Возвращение

МАНЫКИН ИЗ КУЗНЕЦОВО. ШТАЛАГ 1А

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:

Маныкин Михаил Павлович, красноармеец. 1909 г.рождения, д.Кузнецово Раменского р-на Московской обл. Призван в 1941г. Раменским РВК. Пропал без вести в декабре 1941г.

В 1946г. заявление на розыск мужа подавала Маныкина Евдокия Семеновна из Кузнецово. С ее слов в список РВК были внесены следующие сведения: Маныкин Михаил Павлович, 1909 г.р. д.Кузнецово. Призван Раменским РВК 23 или июня или июля 1941 (в списке римские цифры записаны нечетко). Последнее письмо от мужа она получила 10.10.41, обратный адрес не сохранился. По результатам розыска Маныкин признан пропавшим без вести в декабре 41-го, что, конечно же, является датой условной.

Письмо получено 10 октября. Нужно учитывать то, сколько оно шло к адресату – может неделю, а может и полтора – два месяца. У нас и сейчас сроки письма в пути немалые, а то – война! Да и солдат мог погибнуть или попасть в плен или сразу после отправки письма, или уже после получения его женой.  

Второй, не менее важный вопрос – где Маныкин служил. Жена адрес не указала, а по номеру полевой почты можно было бы определить его полк или дивизию. Увы – адреса нет.

В ходе дальнейшего поиска удалось найти еще один документ. Это лазаретная карточка лагеря военнопленных Stalag 1А. Фамилия пленного в ней записана «Monikin». Переводчик при обработке карты записал фамилию как МанИкин. Но совпадают другие сведения: Михаил Павлович, 25.11.1909 г.р., из Кузнецово Московской обл. И, что важно, совпадает имя жены – Евдокия из Кузнецово Раменского р-на Московской обл. Т.е. это карточка Маныкина.

В лазаретной карточке был минимум сведений о пленном, полностью они были в персональной карте пленного, но ее, к сожалению, нет. Что известно: персональный номер пленного 14586R (R-русский). Служил в 257-м стрелковом полку, но даты и места пленения нет. В лазарет Stablack поступил 19.11.41 из рабочей команды 1/203 Кёнигсберг. Диагноз – предположительно сердечная недостаточность. Умер в январе 1942.

Когда Маныкин поступил в лагерь, и какой это был лагерь, 1А или 1В, неизвестно. Из лагеря он был направлен в рабочую команду 1/203 Кёнигсберг. По некоторым сведениям нумерация «203» определялась номером охранявшего военнопленных батальона. Но можно предположить, что это был номер самого рабочего батальона военнопленных, а 1 и 2 – это номера рот. Такие батальоны создавались для работы на военных и важных гражданских объектах, железной дороге, например. Это не значит, что работали в них те, кто перешел на сторону немцев. Они оставались военнопленными, но для эффективного управления были объединены в команды по военному принципу.

Лазарет Stablack, куда из команды был направлен Маныкин, был лазаретом лагеря военнопленных Stalag IA Stablack, но туда направляли больных из всех рабочих команд 1-го военного округа рейха, т.е. Восточной Пруссии. Лагерь располагался к северу от железной дороги, напротив Klaussen (сейчас поселок Дубровка) к востоку от железнодорожной станции Stablack северо-западнее современного Багратионовска Калининградской области.

Умерших хоронили у местечка Кляйн-Дексен (урочище Фурманово) южнее территории лагеря. Т.к.в нем содержались поляки, французы, бельгийцы, итальянцы, то и захоронение было интернациональным. Но только советские военнопленные хоронили не в одиночных могилах, а в общих могилах-рвах. На месте захоронения был установлен памятник, который есть и сейчас. Фамилий на захоронении нет.

Но какой же была военная судьба Маныкина? 257-й стрелковый полк входил в состав 185-й стрелковой дивизии. С учетом даты последнего письма можно рассматривать период, когда Маныкин попал в плен - с начала сентября по середину ноября 41-го. Конечно, пленить его могли в любой из дней, но в истории дивизии был период, когда это наиболее вероятно. В сентябре в районе Демянска дивизия попала в окружение и выходила из него с большими потерями.

С 9.09.41 она оказалась запертой между трактом Молвотицы - Любно, Молвотицы - Новая Русса - Новая Деревня-Шубино-Залучье-Демянск. Запоздалая попытка ударить на соединение с 33-й дивизией не дала результата, т.к. эта дивизия сама начала отход. В каком бы направлении 185-я дивизия ни пыталась двигаться, ее везде встречал огонь артиллерии, минометов, ружейно-пулеметный огонь.

У дивизии закончилось топливо, продовольствие, начались бомбежки с воздуха. Призывы к штабу Северо-Западного фронта привлечь свою истребительную авиацию для прикрытия окруженных частей от самолетов противника не выполняются.

Боеприпасы в дивизии еще имелись, но 122 мм и 152 мм орудия буксировать стало нечем – закончилось топливо. Нечем кормить ни лошадей, ни людей, поэтому лошадей пускали на еду для людей. Но даже соли в дивизии не было вообще.

Штабники по ночам жгут костры, уничтожают документы, трофеи, жгут прямо чемоданами, сваливая в огонь по несколько штук. Закапывают в землю сейфы с тем, что не горит. Личному составу приказано привести все вооружение, кроме легкого, в полную негодность, чтобы врагу ничего не досталось. Уничтожается всё. Даже музыкальный взвод уничтожает свои инструменты.

В ямы валят запасные двигатели авто, предварительно обернув в брезент, боеприпасы, вооружение. Дорога длинною в 6 км утыкана брошенными полуторками и ЗиСами, взорваны стволы и лафеты тяжелых орудий, утоплены в озере легкие танки и бронемашины, легкие орудия. Мотоциклы, велосипеды, все войсковое имущество или испорчено, или брошено.

Безвыходность положения обязывает бросить имущество и попытаться выйти к своим налегке, мелкими группами. Политруками в подразделениях проведена разъяснительная работа; если ты вышел без оружия и документов, значит предатель, трус. Потом будет трибунал, потом ... как повезет.

И пошли. Шли долго. Не все дошли. Так всегда было. Уже снег лежал на полях, а они все шли из этого болотного черного леса. Последних помнили в селе, что на берегу реки, там они местным мужикам давали деньги за продукты, много давали, продуктов им конечно дали. Это были только старшие офицеры. Они, скорее всего, не дошли, человек восемь было. Черные как уголь от копоти и грязи, в землянке все это время отсиживались, пока были продукты, видимо ждали морозов, чтобы переходить по льду реки и озера, карты у них были. Может прошли... 

Старый комдив Рудчук П.Л. получил новое назначение в конце августа 41-го, а новый, К.Н. Виндушев, был назначен только 9 сентября, когда дивизия уже была в окружении.

Вот как впоследствии писал на тот момент командир дивизии полковник Светляков: «…На все мои просьбы об оказании помощи авиацией, высылке санитарных самолетов, о создавшемся положении, что бой идёт на огневых позициях артиллерии, ответа не получал, получил только одно: «О Вас помним, о Вас заботимся».

Примерно в 19 часов получил радиограмму; «В районе Выдомерь-1 будет сбрасываться продовольствие, я дал ответ, сбрасывать только в районе САРАЯ.

ДОЛОЖИЛ: снаряды все, горючего нет, в тоже время запросил, «что делать с материальной частью?». Ответа не получил.

В 22 часа приказал автотранспорт уничтожить, артиллерию тянуть на РЫСНЕВО. Поручил вытягивать артиллерию начальнику штаба подполковнику АНТОНОВУ. В 2 часа 13.9. подполковник АНТОНОВ доложил, вывести артиллерию не смог и ее уничтожил. В течение боя 12.9. было подбито противником 12 пушек и около 60 пушек разных систем было уничтожено самими. Автотранспорта было уничтожено 200-220 машин. Командирам частей отдал приказ выводить людской состав в р-н Дубецкий БОР, где был намечен прорыв через р. ПОЛА и выйти на соединение со своими частями на ДЕМЯНСК.

По данным разведки и личным наблюдением было установлено, противник прочно обороняет реку ПОЛА форсировать реку нет возможности, решил: части выводить на восток, отдал приказ - дивизию выводить не всю в целом, а в составе частей, ввиду трудности питания и маскировки движения, принимая методы партизанского действия, делая налеты на тыловые части противника.

В ночь с 21 на 22.9.41 г. Управление дивизии, штабные подразделения, батальон 257 СП и 280 СП в количестве 1200 человек перешли фронт в районе КАКОВКИНО, и остальные части выходили в разных местах самостоятельно».

А вот как все это наблюдали немцы. Из дневника обер-лейтенанта Мартина Штеглиха, командира 5-й роты 27-го полка, 12-я пехотная дивизия Вермахта:

«…14 сентября 1941г. (воскресенье). На часах 13:30. Только что пришел приказ к выступлению. Нам надлежит выступить в 14:00, ну вот и «карашо».

Многое надо написать о событиях предшествующих дней! Чтобы сделать картинку еще нагляднее, скажу лишь, что я впервые за три полных дня вымылся и впервые за шесть дней побрился! По одним этим подробностям можно догадаться, что мы были в деле.

В ночь с четверга на пятницу батальон получил приказ вступить в бой. В 1:30 прибыл связной, и спать больше не пришлось. Нужно было все организовать. В 4:00 мы с оружием и снаряжением на себе вышли из Поленовщины в Дубровку... Нас интенсивно обстреливали из артиллерии, пытаясь прорвать закрывшийся котел, ведь красные знали, что они в окружении.

Достигнув цели атаки моя рота вступила в бой при поддержке взвода тяжелых пулеметов, взвода легких пулеметов и батареи 15-см орудий. Дождь не прекращался весь день. Мы вымокли до нитки. Из показаний пленных стало известно, что в лесу, в который я вклинился, должны находиться несколько сотен грузовиков, несметное количество орудий и т.п. Перед тем как выйти на большую поляну, выслал разведку, которая донесла, что там нас ждут три рубежа обороны с размещенными непосредственно за ними танками и тремя батареями. И тут начался артиллерийский фейерверк.

Русские прямой наводкой палили из восьми 15-см орудий, четырех 7,5-см орудий и трех танков. Я им отвечал. Был задействован весь арсенал – противотанковое орудие, тяжелые и легкие минометы, а также тяжелые и легкие пулеметы. И все это с расстояния в 400 м. Мы подавили их своим огнем, уничтожив один танк и заставив замолчать их артиллерийскую батарею. Вся эта заваруха длилась с 14:00 до 23:00. Утром, после ночи проведенной нами наизготовку, русские убрались.

Ну и трофеи же нам достались! С ума сойти!

В лесу ударную группу нашей роты сопровождал один латыш, которого русские силком призвали в армию. Группа вернулась, подсчитав трофеи и приведя многочисленных пленных. Огнем мы погнали красных из «котла» прямо в руки другим нашим частям, стоявшим на внешнем охранении. На дороге, которую красные в отчаянии прорубили в лесу, на протяжении 8 км машина за машиной на больших полянах, вперемешку, в страшном беспорядке были брошены: 487 грузовиков, 20 бронированных машин, 6 разведывательных бронеавтомобилей, 6 бронеавтомобилей, 35 подвижных полевых кухонь, 15 зенитных орудий калибра 8,8 см, 23 орудий калибра 15 см, 3 длинноствольных орудия калибра 15 см, 7 орудий калибра 7,5 см, 2 орудия калибра 12,62 см, 2 подвижные радиостанции, 8 противотанковых орудий, 25 легковых автомобилей, 18 мотоциклов и не поддающееся подсчету легкое и тяжелое стрелковое оружие! Трофеи просто невероятные».

Это только предположение, но именно в эти дни, с 9 по 22 сентября 41-го, Маныгин, скорее всего, и попал в плен. Может быть, даже в том лесу, о котором писал немецкий командир роты. Дивизия же в середине октября 41-го была переброшена под Тверь, и вела бои уже там.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://marevo.forumcity.com/viewtopic.php?t=830

http://voenspez.ru/index.php?topic=21965.0

http://www.rusalbom.ru/photo/default/17732?_path=/photo/default/2215

http://militera.lib.ru/memo/russian/sb_na_pravom_flange_moskovskoy_bitvy/16.html

http://myfront.in.ua/biografiya/v/vindushev-konstantin-nikolaevich.html

http://militera.lib.ru/memo/russian/sb_na_pravom_flange_moskovskoy_bitvy/16.html

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (21.05.2018)
Просмотров: 135 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]