МАШИХИН ИЗ ШЕВЛЯГИНО. БЕРГЕН-БЕЛЬЗЕН - Мои статьи - Статьи по поиску участников ВОВ - Сайт Горбачёва Александра Васильевича
Главная » Статьи » Мои статьи

МАШИХИН ИЗ ШЕВЛЯГИНО. БЕРГЕН-БЕЛЬЗЕН

РамСпас поиск. Возвращение

МАШИХИН ИЗ ШЕВЛЯГИНО. БЕРГЕН-БЕЛЬЗЕН

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:

Никаких послевоенных заявлений от родных на розыск Машихина найти, к сожалению, не удалось. Из них можно было бы узнать дату его призыва и, если от него приходили письма, по номеру полевой почты часть, в которой он служил.

К счастью, в архивах сохранилась его транзитная, так называемая «зеленая карточка» регистрации. Это документ, фактически подтверждающий регистрацию военнопленного в каждом из лагерей, куда он перемещался. Один экземпляр карточки направлялся в справочную службу вермахта (ВАСт). Каждая из них в отдельности говорит лишь о прибытии в конкретный лагерь, дате регистрации в нем и месте, откуда прибыл. В экземпляре, который оставался в лагере, делалась отметка о дате убытия, если пленный из этого лагеря убывал в другой.   

Персональная карта пленного, как единственный документ, в которой делались отметки обо всех перемещениях, сопровождала пленного по лагерям, а в ВАСт все перемещения отслеживали по «зеленым карточкам». Таким образом, судьбу пленного по этим карточкам можно определить, только имея все из них.

Согласно существующим правилам, эту карточку пленный должен был заполнять сам на немецком и русском языках, если же он не мог это сделать, привлекали кого-то другого. Причем фамилии и имена записывались так, как они слышатся при произношении. «Зеленая карточка» Ивана Машихина заполнена латинскими буквами, но, видимо, не им. Наверное и сейчас не каждый сможет написать сочетания букв, передающие звучание наших шипяших.

Что же стало известно о Машихине из карточки? Машихин Иван Федорович, красноармеец. Родился 8.02.1904г. в Шевлягино, персональный номер пленного «XID20860», в лагере военнопленных Stalag XIC(311) зарегистрирован 24.04.1942г., служил в 5-м стрелковом полку, в плен попал под Ельней 4.10.1941г. Ближайшей родственницей записана Машихина Евдокия из Шевлягино Раменского района Московской области. Можно предположить, что это жена, т.к. в карточке есть графа «Имя матери», но она не заполнена. При послевоенной обработке карточки переводчиком записана дата смерти – 28.6.42.

Есть еще один документ с информацией о Машихине – это послевоенный список (на 779 листах) Управления по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава и пенсионному обеспечению их семей, составленный по документам, поступившим из Управления по делам репатриации. Это были захваченные в лагерях военнопленных списки регистрации, списки регистрации смертей, карточки учета военнопленных и др. Все они прилагались в папках, конвертах, мешках - так их было много.

Интересны записи на препроводительном документе, сделанные получателем (как в оригинале): «Карточки примерно в количестве 318200 штук уничтожены … 20.4.46» и «Справка. Материал в мешке (без номера) и статистические документы в 34 конвертах для обработки управлением не нужны, которые уничтожены путем сожжения».

О чем это говорит? Оригиналы захваченных документов были уничтожены, потому что они не были нужны Управлению по учету, а это карточки учета военнопленных, судя по списку приложения, в количестве более трехсот тысяч! Да и со статистикой по военнопленным до сих пор нет единого мнения. Наверное, отчасти еще и потому, что многие документы были уничтожены нами самими. А кто теперь ответит, сколько допущено ошибок при составлении тех списков, ведь все делали люди, и списки составлялись вручную. Первоисточники уничтожены и уже ничего не проверить. А если карточка была единственным документом о судьбе военнопленного? Ситуация с Машихиным служит примером того, сколько судеб могут остаться неизвестными в связи с уничтожением тех документов. 

В список внесен Иван (отчества нет) МашиШин 1904 г.рождения из Шевлягино, умер 28.6.42. Совпадает все, кроме одной буквы в фамилии. В «зеленой карточке» дату смерти записал переводчик, а значит, был у него другой источник, откуда он эту дату взял. В Центральном архиве Министерства обороны в Подольске меня заверили, что на сайте «ОБД Мемориал» выложены все документы по военнопленным, которые есть в архиве. Если при поиске фамилию Машихина набирать правильно, то ничего, кроме «зеленой карточки» не находится. Не имеющие опыта в поиске не знают, что нужно искать варианты и по искаженной фамилии, например, набирая «Маш» как части поля поиска, вот тогда и появляется список с МашиШиным. Нужно просматривать все найденные при таком варианте поиска документы и искать совпадения личных данных.  

У Машихина есть совпадения с «зеленой карточкой», а если бы не было ее? Машихин-Машишин так и остался бы безвестным. Сколько их, таких, в том списке, не скажет никто.

Вернемся к найденным сведениям. Машихин служил в 5-м стрелковом полку и был пленен под Ельней. Значит нужно искать, в какой воевавшей в том направлении дивизии такой полк был, какая была боевая обстановка в день пленения Машихина, т.е. установить обстоятельства его пленения.

4.10.41г., Ельня – это дата и место его пленения и это первые дни с начала немецкой операции «Тайфун» по взятию Москвы. В результате образовавшегося после прорыва немцами нашей обороны «вяземского котла» в окружении оказались четыре армии в составе 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк Резерва Главного Командования. Наши потери были огромны. Там погибло почти все народное ополчение Москвы, в плен попали, по разным сведениям, от 400 до 600 тыс. человек, один из них – Иван Машихин.

Из опыта поиска знаю, что многие ополченцы в плену своим местом службы называли номера ополченческих полков, а не те, которые им были присвоены с переформированием ополченческих дивизий в стрелковые.

5-й стрелковый полк был в составе 2-й Сталинской дивизии народного ополчения, впоследствии 2-й стрелковой дивизии. Можно было бы предположить, что в этом полку Машихин и служил, но 4 октября дивизия не участвовала в боях.  

Командир дивизии Вашкевич В.Р. вспоминал: «С вечера 4 октября до утра 6 октября 2-я дивизия., народного ополчения пропускала через свои боевые порядки наши войска, отходившие, на восток. Рано утром 6 октября в штаб дивизии сообщили, что Вязьма занята парашютным десантом противника. Для участия в его уничтожении была направлена самая подвижная часть дивизии — танкетный батальон…». Нельзя исключать, что Машихин мог быть в какой-то команде, направленной на армейские склады и оказался в районе боев, где и попал в плен. Возможно.

Но более вероятным, мне кажется то, что он служил в 5-й Фрунзенской дивизии народного ополчения, переформированной в 113-ю стрелковую дивизию. В ее составе был 5-й запасный стрелковый полк, который при переформировании был сокращен, а его бойцы распределены по другим полкам. В плену Машихин мог назвать именно этот запасный полк, который записали просто стрелковым.  

Ветеран 113-й дивизии А.Е.Гордон писал: «В самом начале октября … мы занимали позиции восточнее г. Кирова Калужской обл. После массированного артиллерийского обстрела и интенсивной бомбардировки с воздуха в наступление пошли танки противника и под их прикрытием мотопехота. Советских самолетов мы не видели.

Наши части с огромными потерями все же отбили первые атаки. Сильно помог нам в этом противотанковый артиллерийский дивизион, появившийся в дивизии незадолго до начала октябрьских боев. Однако гитлеровские войска, не обращая внимания на части Красной армии, находившиеся у них в тылу, в ночь с 3 на 4 октября устремились по Варшавскому шоссе к Москве. Оставшиеся же в живых бойцы и командиры нашей дивизии сосредоточились в лесу северо-восточнее Кирова». (Отечественная история, 2001, № 3).

Таким образом, уже в течение 3 и 4 октября 113-я дивизия была фактически разбита и многие ее бойцы пленены, в т.ч. и раменцы, я писал о них в предыдущих статьях. Возможно, был среди них и Машихин. Эти два предположения о его месте службы наиболее вероятны.

Первым лагерем военнопленных на территории рейха для Машихина стал Stalag 321(XID), Oerbke, Эрбке, Нижняя Саксония, Германия, где он и прошел первичную регистрацию. Первые советские военнопленные начали поступать в лагерь с середины июля 41-го. Немцы не были готовы к большому наплыву пленных, и необходимого количества построек в лагере не было.

Не было ни бараков, ни туалетов, ни кухни. Пленные жили под открытым небом. Они сами ложками, котелками, мисками рыли подобие землянок и нор, где и пытались хоть как-то согреться с наступлением холодов. Только осенью началось строительство бараков, куда в декабре и начали переселять пленных, хотя это ненамного улучшило их положение. Воду пили из луж, в них же и мылись, скудного пайка не хватало, по воспоминаниям выживших, самым главным чувством был голод.


Практически никакой медицинской помощи и полная антисанитария. Истощенный организм пленного просто не мог противостоять болезням, и в зиму 41-42гг в лагере был объявлен карантин в связи с эпидемией сыпного тифа. Такие эпидемии прокатились практически по всем лагерям военнопленных. Немцы лагеря изолировали и сами в них практически не заходили. Пленные медики сами лечили заболевших, пленные собирали своих умерших товарищей и их хоронили.

Вот как на это смотрели немцы: «Нынешней зимой померзла масса картофеля. Этот картофель дают русским, которые пожирают его сырым. В Фаллингбостеле каждую неделю умирает от голода или холода 200-300 русских. Но в конце-то концов они ничего другого и не заслуживают». Письмо Гертруды Ренн от 2 февраля 1942 года.

В эту страшную зиму в лагере умерли около 12000 человек, но Иван Машихин ее пережил. В апреле 42-го всех оставшихся в живых перевели в Stalag XIВ, Фаллингбостель, а как самостоятельная единица лагерь 321 (XI D), Эрбке был ликвидирован.

24.04.42 Машихин был переведен в Stalag XIС Берген-Бельзен, что в 15 км от Эрбке и Фаллингбостель, которые разделяли несколько сотен метров. Это ничего не меняло в условиях его содержания.

Бывший узник лагеря И.Иделов: «Не смерть является самой тяжкой участью людей на войне, а обесчеловечивание их, низведение их до состояния животного, прежде чем они умрут. Я был свидетелем этого страшного процесса - постепенного обесчеловечивания людей».

Видно, пережитая зима настолько истощила Ивана Машихина, что через два месяца, 28.06.42 он умер, думаю, что именно в этом лагере с учетом его состояния. Хоронили пленных в километре от лагеря у Херстена в братских могилах. Сейчас на месте лагеря большой мемориал и музей. Ухожено и кладбище, именных могил на нем нет.









Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://www.dokst.ru/main/content/vydacha-spravok/grazhdane-sssr/voennoplennye/dokumenty/zelenaya-kartochka/zelenaya-kartochka

http://smol1941.narod.ru/divnaropolh.htm

http://2divizia.ru/bogoroditskoe/text1.htm

http://smol1941.narod.ru/divnaropolh.htm

http://amyatishkin.livejournal.com/38566.html

http://www.ag-bergen-belsen.de/pdf/oerbke-ru.pdf

http://www.sgvavia.ru/forum/116-70-1

http://resources.ushmm.org/inquery/uia_query.php/photos?hr=null&query=kw111122

http://www.torturesru.com/dle/historical/3035-konclager-bergen-belzen-posle-osvobozhdeniya-fotorasskaz.html

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (25.08.2014)
Просмотров: 588 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]