Главная » Статьи » Мои статьи

МАТРОС КОЛЬЦОВ. ПОГИБШИЙ «ВЗРЫВ»

РамСпас поиск. Возвращение

МАТРОС КОЛЬЦОВ. ПОГИБШИЙ «ВЗРЫВ»


Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


Все сведения верны. Что можно добавить? Рассказать о военной судьбу матроса, она того заслуживает.

Из наградного листа на специалиста скрытой связи краснофлотца БТЩ «Взрыв» 1-го ДСКР ОБ СКР ЧФ Кольцова Николая Георгиевича, 1923 г.р. В РККА с 1941г. Соц. положение – учащийся. Имеет тяжелое ранение, ранее не награждался.


Краткое описание подвига: «С начала Великой Отечественной войны находился на Ленинградском фронте. С августа по декабрь 1941г. участвовал в обороне Ленинграда, будучи бойцом отдельного батальона Военно-Морского Погран. Училища войск НКВД, где неоднократно отражал атаки наступающих на Ленинград немцев. 18.10.41 участвовал в тактическом десанте на берег, занятый противником, в Ладожском озере. Благодаря исключительному мужеству и стойкости десантников задача по отвлечению сил противника была выполнена успешно, несмотря на малочисленность десанта и трудности высадки (обстрел артиллерии, пулеметов, бомбежки с воздуха, в ледяной воде). С августа м-ца 1942 по ноябрь 1942 участвовал в обороне Кавказа, находясь в 34-й отдельной курсантской бригаде. Тов. Кольцов, будучи в отдельном батальоне автоматчиков, неоднократно вступал в бой с противником. Своим мужеством и храбростью показывал пример другим бойцам.

7.11.42 в обстановке тяжелых боев тов. Кольцов был ранен в голову, но оставался на поле боя и вел огонь по противнику, затем был отправлен в госпиталь и после трехдневного пребывания в нем снова вернулся в свою часть и принимал участие в наступательных боях. Вследствие воспаления раны вынужден снова отправиться в госпиталь.

С сентября по ноябрь 1943г., находясь при штабе БТЗ в должности специалиста СКС всегда точно и быстро обрабатывал радиограммы, чем обеспечивал штаб бригады своевременной и точной связью, необходимой в оперативном руководстве кораблями соединения.

С ноября 1943г. и по настоящее время находится на БТЩ «Взрыв» в должности к/о специалистов СКС, где неоднократно участвовал в конвоировании транспортов в условиях штормовой погоды, при атаках вражеских подводных лодок. Быстрой и точной обработкой радиограмм способствовал успешному выполнению заданий.

В мае м-це 1944 при доставке кораблем оперативных грузов: торпед, боезапаса и горючего для торпедных катеров в порт Ялта тов. Кольцов принимал активное участие в погрузке и разгрузке этих грузов. На переходе обеспечивал командира корабля точной скрытой связью.

Краснофлотец Кольцов заслуживает правительственной награды медали «За боевые заслуги».

16 августа 1944 представление подписал командир корабля капитан-лейтенант Грабильников.


Приказом командира Отдельной бригады сторожевых кораблей Черноморского флота от 20.08.44 №2с этой медалью Николай Кольцов был награжден, а через 12 дней погиб.


Вот как много рассказал о военной судьбе погибшего матроса наградной лист.

В соответствии с приказом НКВД от 23 июня 1940 года, в Ленинграде было создано Военно-морское пограничное училище. Но было и Ново-Петергофское военно-политическое пограничное училище войск НКВД имени Ворошилова. Возможно, в одном из них учился курсант Кольцов.

В связи с тяжелой обстановкой на подступах к Ленинграду, летом 41-го на базе военных училищ города формировались курсантские батальоны, которые бросали на опасные участки фронта. В одном из таких батальонов воевал и курсант Кольцов. В наградном листе есть сведения о его участии в тактическом десанте на Ладожском озере 18.10.41 г. Но с 1 октября десанты были прекращены, а последняя попытка высадки была предпринята 29 сентября.


19 сентября, а не октября, должна была состояться высадка десанта в районе Шлиссельбурга, но по разным причинам она срывалась и произошла только 25 сентября. В составе десанта было 189 человек, в т.ч. 105 курсантов морского пограничного училища. Подготовки десанта не было никакой. Высаживались днем под прикрытием дымовых завес, причем около километра до берега пришлось идти вброд. 


Еще до выхода на берег половина десанта погибла от огня немцев, остальным закрепиться на берегу удалось, но в течение дня десант был полностью уничтожен. Из 189 человек только 11 пробились к своим по суше и троих подобрали катера в Ладоге. Можно предположить, что курсант Кольцов был участником именно этого десанта и одним из выживших.

Не могу сказать, как Кольцов попал в 34-ю отдельную стрелковую (курсантскую) бригаду, воевавшую на Кавказе. Согласно донесению по отдельному пулеметному батальону 34-й осбр, курсант-автоматчик Кольцов Николай Георгиевич 1923 г.р. ранен 9.11.42. Из донесения: холост, отец, Кольцов Георгий, жил в дер. Быково Раменского р-на Московской обл.


Это были жесточайшие бои. Утром 6 ноября ударами 11-го и 10-го гвардейских стрелковых корпусов основные силы 23-й танковой дивизии гитлеровцев были почти полностью отрезаны от основных сил. У них оставался лишь узкий коридор в районе Майрамадага шириной не более 3 км. Враг предпринимал отчаянные попытки вырваться из мешка и спасти свою группировку.


Ожесточенные бои разгорелись в Суарском ущелье за Майрамадаг (12 км западнее Орджоникидзе), где оборонялась 34-я отдельная стрелковая бригада полковника А. В. Ворожищева, сформированная из курсантов военно-морских училищ. 




Более десяти дней моряки героически отстаивали рубеж. Они не позволили противнику захватить Майрамадаг и проникнуть в Суарское ущелье. Не смог он и оказать помощь своей группировке, окруженной в Гизели.


Через Суарское ущелье немцы рвались к Военно-Грузинской дороге. Курсантские батальоны их не пустили.

После госпиталя Кольцов был направлен в штаб Базы траления и заграждения Черноморского флота. Настоящий боец, скорее всего, он сам просился на корабль, где и продолжил службу шифровальщиком на базовом тральщике «Взрыв».


1 сентября 1944 «Взрыв» погрузил на борт морских пехотинцев и в составе отряда кораблей взял курс на Констанцу.


Что было дальше, вспоминал командир десанта Герой Советского Союза Старшинов Николай Васильевич:


 «Представитель штаба сообщил мне, что конечный пункт следования Констанца, довольно крупный румынский порт, недавно освобожденный советскими войсками. Там уже сосредоточено большое количество наших торпедных катеров, «морских охотников» и других быстроходных плавсредств, на которых подразделения морской пехоты должны ворваться в порты Варна и Бургас, взять на абордаж стоящие там немецкие корабли и развивать операцию по захвату портовых сооружений.

…Без спешки и суеты погрузились на корабли. Штаб батальона, разведывательный и саперный взводы, связисты и санитарная служба разместились на тральщике «Взрыв». Он шел в кильватерном строю третьим.

…Переход много времени не занял. Рассвет 2 сентября застал нас на траверзе Констанцы в пятнадцати милях от берега. Отряд советских судов встретил румынский эсминец «Фердинанд», который в соответствии с инструкцией должен был сопровождать наши корабли в порт.


Все казалось спокойным. Сигнальщики обменивались приветствиями, матросы махали друг другу руками и бескозырками. И вдруг произошло нечто неожиданное. Два сильнейших удара сотрясли тральщик. По палубе и корабельным надстройкам метнулось жаркое дыхание пламени. Все затряслось, закачалось, стало рушиться. От резкого толчка я потерял ориентировку. Стало невыносимо душно и жарко. Голова кружилась. На какое-то мгновение все провалилось, исчезло. Потом резкая боль пронзила тело. Эта боль почему-то казалась холодной. Да, да - холодной... Такое непонятное ощущение пришло как-то сразу. Я понял, что оказался в воде и медленно погружаюсь в пучину.

Превозмогая туманящую сознание боль, сделал несколько отчаянных гребков руками. Тиски, сжимавшие голову, ослабли. Я вдохнул воздух и осмотрелся.


В нескольких десятках метров от меня горел изувеченный тральщик. Линия пожара все приближалась к воде. Значит, судно тонуло. У его бортов и поодаль плавали дымящиеся обломки. Между ними виднелись головы людей. Одни сильными взмахами разгребали волны, стремясь быстрее отплыть от опасного места, другие беспомощно хватались за плавающие предметы. Видимо, среди этих людей было немало раненых и контуженых.

Понимая, что вот-вот гибнущий тральщик совершенно уйдет под волны, и на месте его затопления неминуемо появится гибельная воронка гигантского водоворота, я рванулся в сторону и успел проплыть метров пятьдесят прежде, чем «Взрыв» окончательно погрузился на дно. С болью в сердце я видел, как в пенистой круговерти воды исчезают раненые товарищи. Уцелели лишь те, кто успел отдалиться от места катастрофы.

Силы окончательно покидали меня. Попробовал пошевелить в воде ногами - не слушаются. Руки и лицо, по всей видимости, слишком сильно опалил огонь. Соленая морская вода, попадая на жженые раны, причиняла резкую боль.

…Слева глухо рокотали фонтанные брызги. Это наши катера бросали глубинные бомбы, пытаясь поразить подводную лодку врага, которая торпедировала советский корабль.

…По всей вероятности, подводная лодка намеревалась дать торпедный залп по флагману. Минный заградитель «Фердинанд», наверное, перекрыл его своим корпусом, и тогда немецкие подводники направили удар на второе по величине судно.

…Ко мне медленно подплывал раненый матрос. Почему-то запомнились только его глаза - голубые, полные ужаса. Он смотрел не на меня, а в сторону на воду за моими плечами. Что он там видит? Я обернулся. Вода была багровой от крови.

- Товарищ командир, здорово задело? - осведомился матрос. - Крови-то сколько!

- Может, не моя? - усомнился я. - Ног вот совсем не чувствую.

- А меня в грудь бабахнуло, - сказал матрос, помогая мне ухватиться за переплет деревянного ящика. - Печет сильно.

Подтянувшись, я поднял руки, чтобы хоть на минуту облегчить боль.

Кисти моих рук почернели. Из многочисленных трещин в коже сочилась кровь. Матрос бледнел прямо на глазах.

- Плохо тебе? - спросил я.

- Хуже стало, - хрипло проговорил тот. - Грудь, грудь печет... Сил больше нет.

Его ослабевшая рука сорвалась с ящика. Матрос скрылся под водой, но тотчас появился на поверхности. Я помог ему получше взяться за доску.

- Держись.

- Держусь...

Вскоре он вновь выпустил доску и погрузился под воду. Я мог только ждать его появления на поверхности - нырнуть за ним не было сил. Однако матроса я так больше и не увидел».

Как знать, может тем матросом был Николай Кольцов. Во всяком случае, теперь мы знаем при выполнении какого задания, как и где он погиб. Самое печальное то, что «Взрыв» был последним кораблем Черноморского флота, потопленный подводной лодкой в Великой Отечественной войне. Из 310 человек команды и десанта «Взрыва» спасли только 30.


Потопила тральщик немецкая лодка U-19, которая 11 сентября была затоплена экипажем у берегов Турции. Идти ей было некуда, т.к. с выходом Румынии из войны баз для базирования ПЛ в Черном море не осталось. Возможно, и торпеды, выпущенные по взрыву, были последними. После войны были найдены три рядом затопленные лодки, одна из них U-19.


На современных лоциях место гибели «Взрыва» отмечено с приставкой «положение сомнительно». Глубина в этих местах 59м.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://topwar.ru/35546-desant-bez-shansov-na-uspeh.html

http://www.pobeda1945.su/frontovik/31268

http://flot.sevastopol.info/ship/tral/vzriv.htm

http://forum.vgd.ru/post/585/55466/p1656666.htm

http://www.e-reading.club/bookreader.php/54312/Starshinov_-_Zarevo_nad_volnami.html

http://zalizyaka.livejournal.com/48696.html

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (01.10.2016)
Просмотров: 151 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]