ОБОРОНА ХАНКО. "ИОСИФ СТАЛИН" - Мои статьи - Статьи по поиску участников ВОВ - Сайт Горбачёва Александра Васильевича
Главная » Статьи » Мои статьи

ОБОРОНА ХАНКО. "ИОСИФ СТАЛИН"

РамСпас поиск. Возвращение.

 

ОБОРОНА ХАНКО. «ИОСИФ СТАЛИН»

Краснофлотец Евсеев Константин Матвеевич, 1921 г.р., д. Коняшино

Красноармеец Чумаков Сергей Васильевич, 1912 г.р., г. Раменское

В предыдущем материале о защитниках гарнизона Ханко речь шла о гибели нашего земляка Орехова М.А., но еще двое раменчан были участниками этой обороны.

Краснофлотец Евсеев Константин Матвеевич, 1921 г.р., прожекторист 17 отдельной тяжелой железнодорожной артиллерийской батареи. В д. Коняшино его ждал отец, Матвей Дмитриевич.

17 батарея была вооружена четырьмя 180-мм железнодорожными артиллерийскими транспортерами TM-I-180, которые в то время считались шедевром мировой артиллерии. Сегодня TM-I-180 можно увидеть на открытой площадке музея на Поклонной горе.




На Ханко батарея была передислоцирована в октябре 1940г. Ее командиром был старший лейтенант П.М. Жилин. По характеристике командира гарнизона Ханко С. И. Кабанова это был «рослый и крепкий человек, остер на язык и не умел хитрить, за что часто был в «немилости» у иных начальников». Кабановым отмечалась хорошая подготовка личного состава батареи.

С началом боевых действий на Ханко обрушился огонь финских батарей. Снаряды рвались в порту, на улицах городка, на железнодорожных путях. Не было мест, недоступных для артиллерии противника. Горел лес. Жара от лесных пожаров была невыносима. В такой обстановке артиллеристам-железнодорожникам, пришлось приложить немало усилий для спасения от огня транспортеров и боеприпасов.

При этом они вели огонь по вражеским целям, причем добивались отличных результатов. Например, во время дежурства командира взвода управления лейтенанта М.Т Самойлова батарея вторым залпом с расстояния 34,5 километра (!) накрыла морскую цель - две баржи и буксир. Одна баржа взорвалась, другая затонула. Только буксир успел спрятаться в шхерах.

За период военных действий на Ханко на счету батареи П. М. Жилина 286 стрельб с общим числом 2390 выстрелов. В результате две батареи противника уничтожены полностью, выводились из строя отдельные орудия. Взорван склад с боеприпасами, сожжена казарма, уничтожен трактор с орудиями. Прямым попаданием потоплена баржа с боеприпасами. Батарея обеспечивала огнем проведение всех десантных операций, уничтожала катера и живую силу противника.

При оставлении Ханко орудия батареи были выведены из строя. В ствол опускали множество тяжелых металлических предметов, крупные гайки, железнодорожные костыли, осколки снарядов, стравливали давление в компрессорах и накатниках, придавали орудию угол возвышения, и производили выстрел. Ствол пушки разрывался, противооткатные приспособления ломались. Все.

Вот так воевал краснофлотец Евсеев К.М. Он числится пропавшим без вести в декабре 1941г. При этом батарея в непосредственное соприкосновение с противником не вступала, а последнее орудие взорвано 2 декабря и в этот день последний солдат покинул территорию базы. Он не мог пропасть на полуострове. Есть основания считать, что он погиб на турбоэлектроходе «Иосиф Сталин», которым в том числе эвакуировались бойцы 17 батареи. Но об этом речь пойдет ниже.

Еще один наш земляк красноармеец Чумаков Сергей Васильевич, 1919 г.р., путеец 21 отдельного восстановительного железнодорожного батальона защищал Ханко. До войны жил в Раменском на ул. Холодово.

21-й железнодорожный батальон под командованием капитана Г.Г. Банаяна прибыл на Ханко в конце августа 1940 года. Он уже имел боевой опыт при вхождении войск на Западную Украину.

На Ханко перед батальоном была поставлена задача — построить железнодорожную ветку по южному и восточному контуру полуострова для размещения батареи из трех 208-миллиметровых пушек. Батальон задачу выполнил, полукольцо железнодорожной колеи опоясало полуостров; а в местах огневых позиций орудий было уложено по четыре нитки пути. С начала военных действий железнодорожники восстанавливали поврежденные пути, работая под огнем противника, а район их работ обстреливался особенно интенсивно.

Последние дни были особенно напряженными для всех ханковчан. Нельзя было допустить, чтобы финны догадались о начавшейся эвакуации, при этом уничтожить все, что нельзя было вывезти.

2-го декабря с утра, в порту постепенно собирались все, кто еще оставался на базе.

Последними, под вечер, подъехали с перешейка пограничники. Они оставили на границе пулеметы, оборудованные устройствами с фотоэлементами, и стрелявшие когда направленный на них луч света прерывался. Верхом изобретательности была собака-пулемётчик, перед которой на некотором расстоянии подвешивался хороший кусок мяса или колбасы. Привязанный к пулемёту пёс периодически устремлялся к еде, натягивая цепь и дергая таким образом за спусковой крючок. Благодаря таким устройствам, финны отважились вступить на территорию базы Ханко только через три дня после ухода войск.

Для эвакуации последних защитников Ханко прибыл турбоэлектроход "Иосиф Сталин”. Корабль имел 7 палуб и три грузовых трюма и был рассчитан на 512 пассажиров и чуть более ста человек команды.

С Ханко нужно было увезти всех. Катера и эсминцы, в общей сложности забрали несколько сот человек. На "Сталина” погрузили около 6000 остальных. В двухместные каюты набивалось по 8 – 10 человек, в каждый трюм около 600. До посадки людей трюмы были загружены мешками с мукой и ящиками со снарядами, там же были сделаны настилы в два этажа.

По некоторым сведениям основная часть 17-й батареи загрузилась на корабль 30 ноября, а 21 батальона – 1 декабря.

Отошли с рейда около полуночи 2 ноября, а где-то около половины третьего ночи раздался сильный взрыв. Корабль напоролся на мину. Через минуту-другую раздался взрыв по правому борту, за которым один за другим последовали еще два взрыва. «Иосиф Сталин» остался без руля и без хода. Шедший рядом эсминец попытался взять его на буксир, но финские батареи открыли огонь по поврежденному судну и один из снарядов попал в нос, где команда готовилась к буксировке.

Бывший ханковец С. М. Тиркельтауб так описывает эти минуты:

«И вот в тот самый момент, когда команда уже выбирала буксирный конец на носу, снаряд попал в нос, пробил палубу и разорвался в трюме. (…) От взрыва снаряда сдетонировали снаряды в трюме, и все, кто был в трюме и на носу, порядка 600 человек, взлетели на воздух. Огненный столб метров на семьдесят, руки, ноги, головы. После этого носовая часть отвалилась очень быстро, буквально за несколько секунд ушла под воду. (…) Вот тут и началась паника. Подошли два тральщика, но как такая масса народа на два тральщика уместится? Кто в воду, кто в шлюпки, кто куда».

 У судна были оторваны носовая часть и корма. По некоторым свидетельствам, первыми погибли саперы, осуществившие «зачистку» полуострова и часть артиллерийских расчетов железнодорожных батарей, которые уничтожали оставленные орудия. Они и были размещены в носовом трюме корабля, куда пришлось прямое попадание снаряда. Возможно среди них был и К. Евсеев.

Во время возникшей паники многие начали прыгать за борт, в ледяную воду. Другие, считая ситуацию безнадежной, стрелялись.

Бывший командир орудия 93 ОЗАД П.В. Репка вспоминал: «Попрыгали в том, в чем были, надеясь, что их подберут подошедшие суда. В темени возле корабля была человеческая каша... Прыгать туда это верная смерть. В чем был солдат? В ватной фуфайке, в ватных брюках и сапогах. Кроме того, на нем еще вещевой мешок и винтовка-трехлинейка. Прыгает он в воду на поверхности только шапка-ушанка остается...».



Корабли и катера конвоя сняли с турбоэлектрохода и подняли из воды всего около 1800 человек. Порядка 2—2,5 тысяч человек погибли.

Огромный обломок «Сталина» остался дрейфовать у вражеского берега. Люди на нем продолжали бороться за жизнь, пытались оказывать какую-то помощь раненым. Помпы выкачивали воду из трюмов. Ждали помощи, но она не пришла. При очередном обстреле лайнера кто-то на верхней надстройке выбросил белую простыню, но его тут же застрелили. 5 декабря 1941 года в 20 милях от Таллинна и в 500 метрах от берега «Иосиф Сталин» сел на мель и был захвачен немцами...

Всего с турбоэлектрохода было взято в плен 2,5 тысячи недавних защитников Ханко. Часть пленников, 758 человек (по финским данным) немцы передали финнам, которые вернули их на полуостров. Среди попавших в плен был и Сергей Чумаков.

В мае 42-го он был признан погибшим (утонувшим) 3.12.41 при эвакуации с Ханко, но остался жив. Из плена освобожден и согласно донесения штаба Московского военного округа направлен в 14 запасную стрелковую дивизию. Надеюсь, что вернулся домой, где по ул. Холодово в бараке 4, кв. 23 его ждала мать, Мария Васильевна.

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-(496)-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

После выхода статьи в газете «Родник» откликнулись родственники Константина Евсеева. Его сын, Евсеев Виктор Константинович, сообщил, что отец, как и Чумаков, был в плену. После освобождения продолжал воевать, имел правительственные награды. Домой вернулся в 1946-м. Работал в Гжельской МТС трактористом, потом бригадиром. Пользовался огромным уважением за простоту и надежность. В семье его также уважали и любили. Сын всегда хотел быть похожим на него.

О войне рассказывал мало, но до сих пор его родные поражаются стойкостью молодого парня в плену, где их морили голодом и постоянно склоняли к предательству. Несмотря на истощение, он выстоял и Родину не предал.

Умер Константин Матвеевич в 1992 г. Оставил двух сыновей. Сейчас с Днем Победы его поздравляли бы и внуки, и правнуки, и даже праправнуки. Все они его помнят и гордятся им.   



Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (21.07.2011)
Просмотров: 696 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *: