ОПОЛЧЕНЦЫ 2-ГО СТРЕЛКОВОГО - Мои статьи - Статьи по поиску участников ВОВ - Сайт Горбачёва Александра Васильевича
Главная » Статьи » Мои статьи

ОПОЛЧЕНЦЫ 2-ГО СТРЕЛКОВОГО









РамСпас поиск. Возвращение

ОПОЛЧЕНЦЫ 2-ГО СТРЕЛКОВОГО

Этот материал готовился достаточно долго, т.к. находились все новые погибшие в плену наши земляки, которых объединяет 2-й полк 5-й дивизии народного ополчения Фрунзенского района г.Москвы (5 ДНО). После переформирования дивизии в 113-ю стрелковую 2-й полк стал 1290–м стрелковым полком. Это нужно учитывать тем, кто ищет своих пропавших на войне родных.

Кто-то из них числится пропавшим без вести, а о ком-то сведений нет и в Книге памяти. Мы хотим вернуть их судьбы в нашу память.

Из Книги памяти Московской обл. (т.22-I,II):

БУЧЕНКОВ Михаил Егорович, красноармеец, 1901 г.р., д. Минино, Раменского р-на. Призван в 1941г. Раменским РВК. Пропал без вести в октябре 1941г.

В апреле 1946г. заявление на его розыск подавала жена, Елена Акимовна. В нем она указала, что Михаил Егорович служил в минометной роте 2-го батальона 1290-го полка, об этом он успел сообщить в письме. Жила Елена Акимовна в д.Володино, д.1.


ГОРЕЛОВ Илья Максимович, красноармеец, 1901 г.р, с. Гжель Раменского р-на. Призван в 1941г. Раменским РВК. Пропал без вести в декабре 1941г. в Наро-Фоминском р-не Московской обл.

ЗАКАТОВ Сергей Иванович, красноармеец, 1902 г.р., д. Клишева Раменского р-на. Призван в 1941г. Раменским РВК. Умер в немецко-фашистском плену 4 февраля 1942г.


В июне 1946г. Закатов был включен в список подворового опроса на розыск солдат, с которыми родственники в войну потеряли связь. В списке указана дата его призыва (26.08.41) и место службы по последнему письму – пп 932, 2 сп, 6 рота. Этот номер полевой почты был закреплен за 5 ДНО, а впоследствии 113-й стрелковой дивизией. Сведения подавала жена Закатова, Анна Ивановна, проживающая в д.Клишева.

ПАНЬКОВ Александр Семенович, красноармеец, 1903 г.р., д. Минино Раменского р-на. Призван в 1941г. Раменским РВК. Пропал без вести в ноябре 1941г.

В мае и июне 1946г. анкету на его розыск заполнила жена, Панькова Екатерина Ивановна из д. Минино. Она написала, что последнее письмо было получено из-под Смоленска (Смоленское направление) 29 сентября 41-го с обратным адресом «пп 932 (это 5 ДНО), 2 стр. полк, 1-й батальон.». Во второй анкете уточнено, что служил Паньков в 1-й роте. Заключение: пропал без вести.

В Книге памяти Московской обл. сведений нет:

БАЗАРОВ Михаил Федорович, красноармеец, 19.11.1892 г.р., д. Василево Бронницкого р-на. Призван Кировским РВК г.Москвы 5.07.41г. Мать, Мария Федотьевна (в девичестве Изотова), жила в д. Шубино. Он также включался в списки подворового опроса на розыск, признан пропавшим без вести в декабре 41-го.

ДИАНОВ (ДИЯНОВ) Андрей Семенович, красноармеец, 1913 г.р., д. Донино Раменского р-на. Жена, Евдокия, жила там же. В списках Раменского РВК подворового опроса его фамилия не обнаружена.

Сейчас сложно сказать, кто из них ушел на войну добровольцем, а кто по мобилизации. К 1 октября 1941 прошла уже третья волна мобилизации и были призваны военнообязанные 24-х возрастов от 1918 до 1895гг рождения. Да это и не важно, судьба им выпала одна.

Интересна в этом плане статья кандидата исторических наук, полковника в отставке Г.А.Гордона о боевом пути ополченцев.

Целью формирования Народного ополчения было привлечение в ряды защитников Родины граждан, которые по тем или иным причинам, в частности по состоянию здоровья, призыву не подлежали. Но на деле брали всех, кто хотел стать ополченцем. И таких было множество.

Формирование ополчения происходило по предприятиям и организациям, но не все ополченцы были прописаны по месту работы во Фрунзенском районе и состояли там на воинском учете. Были и из других районов Москвы, и из Подмосковья. Видимо так попали в него и наши земляки.

Причем были случаи, когда военкомат Фрунзенского района не оповещал о призыве военкоматы, где добровольцы были приписаны. Позже это приводило к тому, что на повестки из военкомата о призыве в армию люди, естественно, не откликались, так как уже находились на фронте или к тому времени даже погибли в боях. Но попадали в разряд «без вести пропавших». Во Фрунзенском райвоенкомате не было даже списков вступивших в ополчение. В этом бывший ополченец Г.А.Гордон убедился лично в 1957 г., когда обратился за справкой, подтверждающей факт его вступления в ополчение. Не оказалось списков и во Фрунзенском РК КПСС, где их уничтожили в середине октября 41-го, когда возникла прямая угроза захвата Москвы.

8 или 9 июля 5 ДНО выступила из Москвы на фронт по Старокалужскому шоссе (вымощенному тогда булыжником). Зрелище было впечатляющим: топот, гул голосов, грохот от артиллерийских орудий старого образца (в основном гаубиц из арсеналов времен Гражданской войны) на железном ходу и конной тяге, тучи пыли над колоннами ополченцев. Возраст ополченцев колебался от 17 до 55 лет. Они шли в своей штатской одежде, со своими ложками и кружками. Думали об одном: остановить врага, защитить столицу. Они не знали, как много из них уходит в безвестность.

Первый большой привал был примерно через 30-40 км. Там выдали обмундирование - гимнастерки и пилотки темно-серого, почти черного цвета, такого же цвета брюки-бриджи, черные обмотки и ботинки. Поговаривали, что это обмундирование хранилось еще со времен царской армии и предназначалось тогда для рабочих подразделений.

Привал длился несколько дней и ополченцы все же приобрели подобие воинского формирования.

Дальнейшее формирование дивизии проходило под Боровском. Шла боевая подготовка: разборка, чистка и сборка затвора винтовки, обучение обращению с ней в бою и т. п. Обучали передвижению перебежками и по-пластунски, окапыванию. А вот практических стрельб было очень мало.

 

В августе дивизии было вручено боевое Красное знамя. Тогда же ополченцы приняли воинскую присягу и были переодеты в форму бойцов РККА. Дивизию часто перебрасывали с одного участка Резервного фронта на другой. Ополченцы видели, что ситуация ухудшается. Увеличилось количество беженцев, появились группы изнуренных бойцов, вырвавшихся из окружения под Смоленском.

12 сентября 1941 г. 5 ДНО стала именоваться 113-й стрелковой дивизией 2-го формирования. Предыдущая дивизия с таким номером была полностью разгромлена и перестала существовать.


К концу сентября дивизия под командованием генерал-майора Преснякова А.И. была передана в состав 43-й армии и выдвигалась на рубеж реки Шуйцы, западнее Спас-Деменска, Она закреплялась на участке Гарь - Сергеевка - Ясная Поляна, тем самым перекрывая Варшавское шоссе во втором эшелоне 43-й армии.

Согласно некоторых источников, 113-я дивизия приняла боевое крещение на реке Десна, но это не так. Здесь путают первый и второй эшелоны обороны 43 армии. 113 дивизия занимала оборону во втором эшелоне армии по реке Шуица, а это 20-25 км западнее Десны.

1290-й полк, где служили раменцы, занимал оборону по восточному берегу Шуицы на рубеже деревень Сергеевка, Киевка, Устье, Ямное, Лесная Поляна. Именно здесь 2-го октября он оказался на пути прорвавших первую линию обороны немцев. До 70 танков противника при поддержке пехоты атаковали полк в районе Ямное - Ясная Поляна. Это армада, которая способна привести в ужас только количеством лязгающей и стреляющей стали. А кто им противостоял? Слабообученные, слабовооруженные, не воевавшие ни одного дня ополченцы. На этом рубеже полк поддерживал 239-й отдельный истребительный противотанковый дивизион и они выстояли. Но для многих этот первый бой стал и последним. Кто-то погиб, кто-то попал в плен. Были пленены и наши земляки Михаил Бученков, Андрей Дианов и Александр Паньков.

Понеся потери немцы больше не рискнули испытывать стойкость полка и стали обтекать дивизию с флангов. На правом фланге артиллерии не было и оборонявшийся там 1288-й полк дивизии был смят и оттеснен. На левом фланге они двинулись в обход 1290-го полка в направлении Суборово, взяли его и оказались в тылу у ополченцев. В район Суборово был выдвинут 1292-й полк дивизии, но исправить ситуацию он не смог, хотя и пытался штурмовать деревню даже ночью. 


Ударная группировка немцев не ввязываясь в бои двинулась на Москву, а пробиваемые ею бреши в нашей обороне заполняли идущие следом войска, которые и вели бои с отступающими советскими частями. Так началось формирование печально известного Вяземского котла, который поглотил основные силы защитников Москвы на этом направлении и в течение какого-то времени оборонять столицу было просто некому.

Если бы окруженные капитулировали, как это делали «цивилизованные» армии Европы, немцы были бы в Москве. Но у них в тылу остался сопротивляющийся, контратакующий, и атакующий кипящий котел. Если дать ему выплеснуться он снова развернется и встанет рубежом обороны. Вот и задержались у него те, кто должен был победным маршем двигаться к Москве. Этого времени хватило на то, чтобы на этот участок были переброшены другие дивизии, из вырвавшихся окруженцев сформированы новые части и оборона была восстановлена. Вот так погибавшие спасали столицу.

113-я дивизия продолжала сопротивление. Было решено организовать круговую оборону в районе Желны и полки, огрызаясь, начали отход. С наступлением темноты подразделения 113-й дивизии заняли новые позиции. Но еще для двоих раменчан участие в боях закончилось. 3 октября в плен попали Илья Горелов и Сергей Закатов.


4-го октября основной удар немцев пришелся на 17-ю стрелковую дивизию, оборонявшую Варшавское шоссе во втором эшелоне. Остальные наши части кто организованно, кто разрозненными группами продолжали отход под натиском немцев. Остатки 113-й дивизии последними прошли через изготовившиеся к отражению атак боевые порядки 17-й дивизии и утром 5 октября сосредоточились в лесу у урочища Мох. Их осталось около 2-х тысяч человек. Командир дивизии распределил оставшихся по подразделениями, которые с боями двинулись на восток. Уже в тот же день в плен попал еще один наш земляк Михаил Базаров.

Остатки дивизии в ходе боев были либо уничтожены, либо пленены. Тяжелораненым попал в плен командир дивизии генерал Пресняков. В плену он вел себя достойно и в 1943г. за антифашистскую агитацию был расстрелян в Нюрнбергской тюрьме.

Лишь небольшой части ополченцев удалось пробиться к своим. Но это уже была их судьба. Судьба наших земляков – унижения, голод и смерть в плену.

Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (11.05.2012)
Просмотров: 1492 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
3  
Проверил всеми доступными мне способами, включая возможное искажение фамилии, но без результата. К сожалению, ничем помочь не могу.

2  
Дело еще и в том, что попавшие в плен регистрировались только на территории Германии, а те, кто были на оккупированной территории СССР просто умирали без всякого учета. Единственные документы, где остались их фамилии, это лазаретные книги, но этих книг мало и только на тех, кто умер в лазарете.
А учетные документы дивизии погибли вместе с ней.
В немецкой базе по пленным его тоже нет:
http://www.dokst.ru/node....%D0%BA% D0%B2%D1%8B+%D1%84%D0%B0%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]