Главная » Статьи » Мои статьи

ОТЕЦ И СЫН БЕЛАШКИНЫ ИЗ ВАСИЛЬЕВО

РамСпас поиск. Возвращение

ОТЕЦ И СЫН БЕЛАШКИНЫ ИЗ ВАСИЛЬЕВО

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I, Книги памяти Москвы, т.2:


На первый взгляд, искать что-то в судьбах погибших солдат нечего - все известно. Есть и дата, и место захоронения, но вот что-то заставило остановиться на фамилии Белашкина старшего в Книге памяти, и все оказалось совсем не так.


Действительно, согласно донесению о безвозвратных потерях 396 стрелкового полка 135 стрелковой дивизии стрелок Белашкин Петр Кузьмич погиб 28.01.44 и был похоронен на кладбище мес. Оратово Оратовского р-на Винницкой обл. Извещение №32 о его гибели 28.02.44 было выслано жене, Варваре Матвеевне, в д.Васильево Бронницкого р-на.


Весной 43-го она уже получила похоронку на сына Николая. Теперь не стало ни мужа, ни сына. Она оплакивала обоих и не знала, что ее муж, Петр Кузьмич, жив! С 24.12.1943 года его 135-я дивизия принимала участие в Житомирско-Бердичевской операции, продвинувшись практически до подступов к Виннице, в течение второй половины января 44-го вела тяжёлые оборонительные бои, и к концу января оказалась в окружении. 29.01.1944 года она получила приказ на выход из окружения. Петр Кузьмич числится убитым за день до этого приказа.

Что такое окружение? Тот, кто окружил, стремится сузить кольцо, расчленить и уничтожить окруженных, а тот, кто окружен - не дать разбить свои полки и батальоны на разрозненные группы и прорвать кольцо окружения. Как правило, это подвижный характер боя, при котором окруженные либо отходили под натиском немцев, либо откатывались после неудачных контратак, либо, прорвав кольцо, устремлялись в прорыв, не успевая забрать всех убитых и раненых. Списки потерь составляли потом, в т.ч. и по рассказам: кто кого видел убитым, раненым, попавшим в плен. В другом списке, уже 1945г., по убитым 28.01.44 из 135-й дивизии двое числятся убитыми и пятеро не вышедшими из боя.


Возможно, Белашкина посчитали убитым, а может даже, чьи-то изуродованные ранами останки похоронили под его именем. А он не вышел из боя, оторвался от своих и через два дня был пленен у д.Балабановка, что в 10 км юго-восточнее Оратово. Но не исключено, что был пленен и при прорыве из окружения.

Из персональной карты пленного Белашкина Ивана Кузьмича: родился 29.06.1899 в д.Васильево, девичья фамилия матери Mitriewa - Митриева (возм. Дмитриева). Солдат 396-го стрелкового полка, в плен попал 30.01.44 у Балабановки. Рост 167см, из особых примет - два шрама на бедре. Жена, Варвара, жила в д.Васильево Бронницкого р-на.


Некая небрежность в заполнении карты не позволяет однозначно судить о его перемещениях в плену. Так, в колонке, где записывается персональный номер пленного и ставится отметка о лагере, где номер присвоен (первичная регистрация), у Белашкина стоит номер «14027» и штамп «Benjaminow». В колонке, где ставились штампы первичного и последующих лагерей стоит штамп «Stalag 319». Этот же штамп под номером пленного стоит и на обратной стороне карты. Но это разные лагеря и не совсем понятно, какой же из них считать первичным.

Последовательность перемещений по лагерям и рабочим командам указывалась на обратной стороне карты. В соответствующей графе только одна запись: 6.4.44 из офлага 76 направлен в шталаг 319, а уже 13.06.44 помещен в лагерный лазарет с диагнозом «энтероколит» (одновременное воспаление тонкой и толстой кишок). Больше никаких записей нет, но теперь появился офлаг 76 (лагерь для офицеров), который с февраля 1944 размещался во Львове. Шталаг 319 размещался в г.Хелм (между Львовом и Варшавой), а лагерь Беньяминов (Беняминув) в 12 км севернее Варшавы.


По логике, первым был лагерь во Львове. На оккупированной территории СССР в лагерях военнопленных не всегда вели учет такой, как в лагерях на территории рейха. Поэтому можно предположить, что сначала Белашкин попал в офлаг 76, где содержали и солдат, но отдельно от офицеров, потом, в связи с болезнью, его переводят в шталаг 319 (Хелм) и помещают в лазарет. Никаких записей о переводе его после выздоровления в лагерь Беньяминов нет, но штамп о его пребывании в нем есть.

Есть и еще один штамп, который мог бы поставить под сомнение его верность воинскому долгу. 

Это штамп о проверке органами SD (служба безопасности) на годность к ступлению в легион. Лагерь Беньяминов известен как базовый лагерь комплектования среднеазиатских и северо-кавказских легионов, в которые вступали присягнувшие на верность немцам военнопленные. Ведь была не только «власовская» армия предателей. Были и национальные легионы, в т.ч. и русский.

Вот для подтверждения благонадежности кандидатов в легион и использовался этот штамп. Но при детальном рассмотрении видно, что в карте Белашкина часть текста зачеркнута и оставлено только о проверке СД. 


Просто проверки по выявлению коммунистов, комиссаров, офицеров, евреев и т.д. проводились во всех лагерях, и в данном случае этот штамп говорит не о приеме в легион, а об обычной проверке.


Кстати, карта пленного Белашкина в числе 1080 штук была обнаружена в лагере Бялобжеги (так в документе) - это лагерь Беньяминов, который размещался в форте «Беньяминов» между одноименной деревней и д.Бялобжеги. 


Значит, он мог быть последним лагерем Петра Кузьмича. Т.к. отметки о смерти на карте не было, в общем списке бывших в плену у него пометка - дальнейшая судьба неизвестна. Но и это не все.

Приказом от 20.09.44 №027/н по 28-й гв. мотострелковой Краснознаменной бригаде 8-го гв. танкового Краснознаменного корпуса орденом Красной Звезды награжден гв. красноармеец Белашкин Петр Кузьмич.


Из наградного листа: Белашкин Петр Кузьмич, гв. рядовой, подносчик пулеметной роты 2-го мотострелкового батальона 28-й гвардейской Краснознаменной мото-стрелковой бригады. 1899 г.р., русский, беспартийный, в Отечественной войне с 26.08.44г. В Красной Армии с 16 января 1942г. Призван Бронницким РВК Московской обл.


Описание подвига: «В боях с немецко-фашистскими захватчиками проявил отвагу и мужество. На подступах к крепости Прага в боях за населенный пункт Зацише 13.09.44г. т. Белашкин, действуя в составе пулеметного расчета, уничтожил 8 солдат противника, принимал участие в захвате машин с грузом у противника, а также, несмотря на сильный огонь противника, обеспечивал боеприпасами свой станковый пулемет».

Кстати, Прага в данном случае - это не столица Чехословакии, а один из районов Варшавы.  


Так может это освобожденный из плена наш земляк? Очень многое совпадает. К сожалению, в наградном листе скрыт домашний адрес, но и то, что известно, позволяет с высокой степенью вероятности утверждать, что это он, Белашкин из Васильево. Значит, в плену он выжил и либо был освобожден наступавшими войсками, либо бежал из лагеря. После освобождения военнопленные проходили проверку на сотрудничество с немцами, и если себя не запятнали, истощенных и больных направляли в госпиталя и потом снова в войска. Тех же, кто в восстановлении не нуждался, сразу направляли в часть. Так и Белашкин мог снова оказаться на фронте. Думаю, сам рвался туда, чтобы и за сына отомстить, и за свои унижения в плену.

Больше о судьбе Петра Кузьмича Балашкина никаких документов нет. Надеюсь, что он вернулся домой, и хоть одна похоронка для Веры Матвеевны, его жены, оказалась счастливой ошибкой. Война! И не такое бывало.

К сожалению, вторая похоронка ошибкой не была. Их сын Николай на начало войны жил в Москве, Остаповское шоссе, 69 в общежитии. Сейчас большая часть этого шоссе входит в состав Волгоградского проспекта. 21.07.42 через сборный пункт Московского ГВК он был направлен в 46-ю запасную стрелковую бригаду, которая дислоцировалась в п.Сурок Марийской АССР. Вновь призванные проходили там военную подготовку, причем в тяжелейших условиях. Самым страшным был голод, от которого даже умирали.


В марте 43-го Николай уже воевал минометчиком в 914-м стрелковом полку и участвовал в очередном неудачном наступлении на Харьков. 


Его полк был придан 25-й гв. стрелковой дивизии. Каким был последний бой 19-летнего Николая Белашкина вспоминал командир 73-го гв. полка, также защищавшего д.Мохнач:

«Со стороны Боровое и Рогани противник уже вышел к нам в тыл. На Мже его пехота и танки тоже кое-где просочились через нашу оборону. Полки теперь дрались в окружении, в полной изоляции друг от друга. ...В ночь на 16 марта наши части вынуждены были пробиваться к Северскому Донцу. Утром мой полк вышел к его западному берегу в районе Мохнача. Но в селении оказался противник... Мы взяли Мохнач. Теперь нужно было как следует закрепиться в нем. Оценил обстановку. Правее нас, в районе Эсхара, занял оборону приданный нашей дивизии 914-й стрелковый полк (246-я сд - автор). Это уже хорошо. А что же у нас слева? Слева, на наше счастье, оказались труднопроходимые болота.


Противник не заставил себя долго ждать. Уже вечером (16-го марта – автор) на Мохнач обрушился шквал артиллерийского и минометного огня. Потом в атаку пошли фашистские танки.

...Но это было еще только начало. Вскоре гитлеровские танки и пехота, разделившись на две группы, обошли Мохнач с севера и юга. Теперь бой уже завязался на окраинах поселка. Над полком снова нависла угроза окружения. Срочно связываюсь с командиром дивизии и прошу его помочь мне артиллерией. ...И действительно, через несколько минут в боевых порядках наступающего противника начинают рваться мины и снаряды. Он откатывается. Но потом, перегруппировав свои силы, опять наносит удар. ...И все-таки в ночь на 19 марта противнику удается потеснить наши подразделения и овладеть центральной и юго-западной частью поселка. А с рассветом мы дружной атакой выбиваем его оттуда.

914-й полк, где воевал Николай, занимал позиции севернее Мохначей. 19 марта, в день, когда немцам удалось вытеснить 73 гв. полк из села, он и погиб. Согласно донесению о безвозвратных потерях был похоронен: «лес, северо-западнее Мохначи».


На старых картах село называется Мохначи, на новых - Мохнач. Не знаю, почему в книге памяти оно записано «Готвальдовского р-на». Так район назывался с 1976 по 1990 гг. Сейчас, как и в войну, это Змиевский р-н Харьковской обл.


В селе есть братская могила, в которой похоронены 542 воина, но на могильных плитах нет и половины имен павших. Скорее всего, при укрупнении захоронений и переносе останков в общую братскую могилу, в список вносились только те фамилии, которые сохранились на старых могилах. Фамилии Белашкина там нет. Но он там, в той могиле. 19-летний воин, павший за Отечество.


В 1965г. дубликат похоронки был направлен Ступинским военкомом в адрес Белашкиной Варвары Матвеевны, проживающей в г.Ступино, ул.Садовая, д.31, кв.6. Значит, после войны мать переехала в Ступино.


Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/

http://memorial.kharkov.ua/Mohnach

http://ldb1.narod.ru/simple5.html

http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=4908

http://peopleandwar.ru/forum/viewtopic.php?p=25948

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (05.08.2016)
Просмотров: 190 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]