ОВЧИННИКОВ ИЗ ДАВЫДОВО. ПОХОРОНЕН В АЛЬТВАРПЕ - Мои статьи - Статьи по поиску участников ВОВ - Сайт Горбачёва Александра Васильевича
Главная » Статьи » Мои статьи

ОВЧИННИКОВ ИЗ ДАВЫДОВО. ПОХОРОНЕН В АЛЬТВАРПЕ

РамСпас поиск. Возвращение

ОВЧИННИКОВ ИЗ ДАВЫДОВО. ПОХОРОНЕН В АЛЬТВАРПЕ

Из Книги памяти Московской обл., т.22-II:


Вот и вся судьба солдата – родился, призван, пропал без вести. И если о его жизни до призыва родственникам есть что вспомнить, то все, что связано с войной – тайна. Но иногда завесу этой тайны удается приоткрыть.


В 1946г. заявление на розыск Михаила Овчинникова подавала его жена, Овчинникова З.И., из д.Давыдово. К сожалению, в списках подворового опроса Бронницкого района не было графы о дате последнего письма и обратном адресе, поэтому все, что можно из такого списка дополнительно узнать о Михаиле – это дата призыва, 19.07.1941. В списках Раменского района такая графа была, и сейчас по номеру полевой почты можно установить, в какой части служил солдат на момент отправки письма. Иногда это становится косвенным подтверждением того, что найденные документы о гибели или смерти в плену относятся именно к конкретному человеку.

Эти сведения были бы важны и при установлении судьбы Михаила Овчинникова. Он умер в плену, но это только последняя точка в его судьбе. Ведь до плена он где-то воевал, и это тоже значительная часть его судьбы.


Из персональной карты военнопленного: Овчинников Михаил Алексеевич, 8.09.1908 г.рождения, д.Давыдово, рост 159 см. Фамилия матери возможно Чугарикова. Гражданская специальность возможно портной (записано schnaider, правильно – schneider). Служил в 141-м стрелковом полку, пленен 29.09.41 под Вороново. Ближайшая родственница: Овчинникова Зинаида, ее адрес – Московская обл. Бронницкий район, д.Давыдово.


Карта заведена в лагере военнопленных Stalag 302(IIH) Barkenbrugge (Баркенбрюгге) - немецкое название до 1945 года. Польское написание: Barkуwko - Barkniewko. В настоящее время не существует. Там же ему был присвоен персональный номер пленного «010499», который с момента регистрации заменял ему и имя, и фамилию.

Stalag 302(IIH) был базовым лагерем и находился в Гросс Борне. Там размещалась его администрация и какие-то основные лагерные объекты. Пленные же или направлялись в другие лагеря 2-го военного округа рейха, или размещались в филиалах лагеря 302 – Баркенбрюгге, Редеритц, Вестфаленхоф. Поэтому и встречаются в документах наименование лагеря с номером 302(IIH), но с разными названиями населенных пунктов. Оттуда военнопленные распределялись по разным рабочим командам.


По датам прививок (19.11.41, 8.12.41) можно предположить, что в первый стационарный лагерь военнопленных Михаил попал в середине ноября 41-го. 16.12.1941 он зачислен в 3-ю роту рабочего батальона 102. Третья рота базировалась в Альтварпе, куда военнопленный Овчинников и убыл.


В документах пленных часто встречается информация о направлении в рабочие команды и рабочие батальоны. Чисто эмоционально рабочая команда – это что-то гражданское, а вот батальон – это уже структура военная, что у людей, которые «не в теме», вызывает ряд вопросов: а может это предатели, перешедшие на сторону врага?

Нет, в подавляющем большинстве это были такие же военнопленные, но объединенные в рабочую структуру, построенную по военному образцу. Они не освобождались из плена, хотя даже такая отметка в персональной карте пленного: «освобожден из плена», не обязательно означала открытые ворота – иди куда хочешь. Такую отметку делали, когда военнопленного из ведомства вермахта, где он был рабочей силой, передавали в ведение войск СС, которые содержали концентрационные лагеря, предназначенные для уничтожения противников рейха. Это были выявленные среди военнопленных склонные к сопротивлению, комиссары, евреи.


Но вернемся к рабочим батальонам. Такая структура позволяла немцам делать рабочие команды более управляемыми при производстве специальных работ. Таких, например, как строительство дорог, железных дорог, военных и промышленных объектов, аэродромов. Условия содержания в таких батальонах ничем не отличались от рабочих команд. Причем, после освобождения из плена уже нашими войсками, пленные проходили проверку «Смерш», и там уже разбирались, кто в каком батальоне был, т.к. рабочие батальоны из русских военнопленных были и в немецких частях. Лучше всего об этом расскажут протоколы допросов отделов контрразведки «Смерш».

Бывший пленный М.Назин так описывает свое пребывание в рабочем батальоне: «С этим батальоном я был в разных населенных пунктах оккупированной территории. Строили дороги, мосты, копали окопы и противотанковые рвы. Все время находились от передовой линии километров [в] 10-15. В боях против Красной Армии наш батальон, в том числе и я, не участвовал, оружия у нас никакого не было. Было нас 100 человек и над нами была охрана человек десять немецких солдат, вооруженных автоматами и винтовками». Военнопленные работали на торфяной фабрике, на ванадиевом заводе, в шахтах по добыче железной руды, на сахарном заводе  и т.д. Кроме того, военнопленных передавали для помощи на сельскохозяйственных работах немецким крестьянам».


К таким военнопленным карательных мер не применяли. Из протокола допроса: «Я, ст. оперуп. оперативного отдела Норильлага МВД мл. лейтенант Широков, (…) НАШЕЛ:

Шадрин Иван Егорович находился с 43 г. по 9 мая 45 г. на службе в 42-м немецком рабочем батальоне и использовался на разных физических работах, оружия не имел, участие в вооруженной борьбе на стороне немецких войск против Красной Армии не установлено.

На основании изложенного, в соответствии с постановлением ГОКО № 6871/С от 18.III-45 г., руководствуясь директивой НКВД СССР № 97 от 20/IV-46 г.,

Постановил: Шадрина Ивана Егоровича из проверочно-фильтрационного пункта освободить».

Но были и другие, которых после немецкого плена направляли в наши лагеря. Из протокола допроса С.Н.Гачегова в отделе контрразведки «Смерш» Петрозаводского проверочно-фильтрационного лагеря № 0313: «…22 мая 1943 года из лазарета я был направлен в рабочий батальон 30-й дивизии, где я и прослужил до 9 мая 1945 г. 

Вопрос: Чем Вы занимались, находясь в рабочем батальоне 30-й дивизии?

Ответ: Находясь в рабочем батальоне 30-й немецкой дивизии, я работал на разных оборонительных работах.

Вопрос: Когда Вы принимали присягу, находясь в 30-й дивизии?

Ответ: Находясь в рабочем батальоне 30-й дивизии, присягу я принимал в июле месяце 1943 года.

Вопрос: Сколько Вы получали денег, находясь в 30-й дивизии?

Ответ: Находясь в 30-й дивизии, я получал 37,5 марок, а с апреля 1944 г. стал получать 65 марок в месяц.

Вопрос: Находясь на службе в рабочем батальоне 30-й немецкой дивизии, оружие Вы имели?

Ответ: Находясь на службе в 30-й немецкой дивизии, оружия я не имел.

Вопрос: Когда, где и при каких обстоятельствах Вы были взяты частями Красной Армии?

Ответ: 9 мая 1945 года при капитуляции Курляндской группировки нас, русских, служивших в 30-й дивизии, немцы строем привели в расположение частей Красной Армии, где и передали советскому командованию».

В таких батальонах бывшие военнопленные присягали врагу, и, конечно же, они потом отбывали свои сроки за предательство. Зачастую современные «историки» говорят о поголовном направлении бывших пленных в ГУЛАГи. Отправляли, но только тех, кто это заслужил, и они никак не были в большинстве. У них был выбор – оставаться военнопленными и даже погибнуть, или присягнуть врагу. Они выбрали второе. А судить могли лишь те, кто погиб в муках, но Отечество не предал. Не мы.


Какие работы выполнял Михаил Овчинников в рабочей команде 102, неизвестно, но пробыл он в ней недолго. Через три месяца, 13 марта 1942 г., в этом батальоне он умер. Причина смерти не указана.


Умерших в Альтварпе хоронили на кладбище к югу от деревни. Там покоятся 200 неизвестных военнопленных. Один из них – Михаил Овчинников.




Теперь стоит вернуться к месту службы Михаила. Дело в том, что 141-й стрелковый полк входил в состав 85-й стрелковой дивизии, которая до 23 сентября 1941 была 2-й дивизией ленинградского народного ополчения (2ДНО). Мог ли призванный в Московской области солдат оказаться в этой дивизии? Вот здесь и был бы определяющим адрес, с которого он прислал свое письмо, но его нет.

Как комплектовались ополченческие дивизии Ленинграда? При создании – исключительно добровольцами по разным причинам не подлежащими призыву, и армейскими командными кадрами. В отличие от московского ополчения, которое к моменту боев было переведено на штаты Красной Армии и стало регулярным войском, ленинградское начало воевать именно как ополчение. Называлось оно Ленинградская армия народного ополчения. 4-я гв. ДНО была оставлена в тылу как запасная, которая принимала пополнение ополченцев, проводила какую-то военную подготовку и формировала маршевые батальоны для доукомплектования воевавших дивизий. Но это были не призванные в Красную Армию, а ополченцы-ленинградцы. Трудно представить, что в их числе мог оказаться москвич.

Значит, Михаил не мог служить в 141-м полку? Пленные нередко указывали местом службы не свои части. Не стоит торопиться, нужно лишь поглубже копнуть историю полка. При создании 2-й ополченческой дивизии в ней были 1, 2, и 3-й полки. 23 сентября 2ДНО стала называться 85-я стрелковой дивизией, 1 полк стал 59-м, 2 полк – 103-м, 3 полк и 806 стр. полк были объединены и новый полк получил №141. Вот так! В сентябре в дивизии был еще один полк, 806-й! Откуда он?


Первоначально полк входил в состав 235-й стрелковой дивизии, сформированной в Московском военном округе в марте 1941г. Это уже непосредственная связь с Московской областью. В начале июля дивизия воевала в районе Пскова и отступала к Луге. На лужском рубеже воевала и 2ДНО. Позднее из состава 235-й дивизии штаб фронта изъял 806-й полк и 20 августа включил его в состав 2ДНО.

Михаил Овчинников по свидетельству жены был призван 19.07.1941, а значит, мог прибыть с пополнением именно в 806-й полк и вместе с ним попасть во вновь сформированный 141-й полк 85-й дивизии. Таким образом, теоретически Михаил мог воевать в этом полку на момент пленения - 29 сентября. Это хотя и обоснованное, но все-таки  предположение. Сомнения связаны с тем, что местом пленения указано Вороново. 




С 23 по 30 сентября 1941 85-я дивизия встала стеной в районе ст.Петергоф на рубеже Новое Натколово – Егерская, штаб дивизии в деревне Лисицино. Никаких населенных пунктов с названием Вороново на картах 1941г. даже на дальних подступах нет.


Напрашивается вывод, что либо место пленения записано с ошибкой, либо Овчинников служил в другом полку. Конечно, хотелось бы сказать, что ошибка в месте пленения, но когда мы устанавливаем реальную судьбу реального человека, недопустимо желаемое принимать за истину, каким бы убедительным оно ни было на первый взгляд. Поэтому установленная военная судьба Михаила Овчинникова остается с добавлением: «предположительно».

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://www.soldat.ru/force/sssr/85sd.html

http://www.pmem.ru/57.html

http://www.sgvavia.ru/forum/111-1873-1

http://forum.vgd.ru/post/111/11544/p282885.htm

http://srk23.bikestats.pl/666590,Altwarp-wycieczka-z-Sama-Rama-i-RS.html

http://artofwar.ru/c/chernowalow_w_w/st302iih.shtml

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (29.03.2016)
Просмотров: 139 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]