Главная » Статьи » Мои статьи

ПОЛИКАРОВ ИЗ МИХАЙЛОВСКОЙ СЛОБОДЫ. УМЕР В КАЛВАРИИ

РамСпас поиск. Возвращение

ПОЛИКАРОВ ИЗ МИХАЙЛОВСКОЙ СЛОБОДЫ. УМЕР В КАЛВАРИИ

Из Книга памяти Московской обл., т.22-II:


В 1946г. заявление на розыск мужа в Раменский военкомат подавала жена Василия Поликарова Клавдия Петровна из Михайловской Слободы. Все, что она могла сообщить о муже - это дата призыва – 18.10.1941 и дата последнего письма от него – июнь 1943г., обратный адрес не указала. Причем или писарь сделал ошибку, или ошиблась жена, но письмо, скорее всего, было получено в июне 1942г., т.к. в этом месяце и в этот год Василий Поликаров попал в плен. Отсюда и ошибка в Книге памяти. От даты последнего письма, указанной женой, и посчитали, когда он пропал без вести.


Из персональной карты пленного с индивидуальным номером «02743»: Поликаров Василий Петрович, офицер. 29.12.1902 г.рождения, Московская обл., Раминский р-н, с.Михайловское (так в карте). Гражданская специальности – крестьянин. Пленен под г.Белый 9.06.1942, при этом был болен. Сведений о ближайшем родственнике и его адресе нет.


Нет отметки или штампа, в каком лагере военнопленных пленному присвоен номер и заведена карта. О смерти Василия есть запись, что умер он 1.11.1943 в лагере Калвария и похоронен на кладбище Калвария. Это город в Литве в 70 км юго-западнее Каунаса недалеко от границы с Польшей. Там находился Stalag 336/Z, филиал для пленных советских офицеров лагеря военнопленных шталаг 336 Каунас.


На обратной стороне карты пленного есть отметка, что 29.10.42 Поликаров выписан из лазарета, куда был помещен с диагнозом «contusio lumb.». Можно предположить, что сокращение - это lumbago, т.е боли (прострел) в позвоночнике как следствие контузии. Видимо поэтому и при пленении ему была поставлена отметка «болен». При контузии нет видимых повреждений, ран. Чаще всего это следствие воздействия взрывной волны. При этом человек может терять сознание от нескольких минут до нескольких дней в зависимости от тяжести контузии. Ее следствие – потеря слуха, речи, зрения с последующим частичным или полным восстановлением. Возвращение сознания сопровождается головными болями, тошнотой, рвотой, головокружением.


Возможно, в плен Василий попал как раз с такими внешними проявлениями вследствие контузии, поэтому его и посчитали больным. Если он взрывной волной был еще и отброшен, то вполне мог получить еще и травму позвоночника.

Где Поликаров находился до поступления в офицерский лагерь с июня 42-го, неизвестно, т.к. никаких сведений о его перемещениях до этого лагеря нет. Возможно, в лазарет он был направлен сразу по прибытии в Калварию. 


Уточнить это невозможно, т.к. в разделе о прохождении лечения нет даты поступления в лазарет. Обычно прибывших помещали в карантин для выявления носителей инфекций, которые могли бы стать причиной эпидемий. Немцы этого боялись, т.к. инфекционные болезни могли перекинуться на них самих. В карантине могли быть выявлены и болезни Василия.

По сведениям жены, он призывался как красноармеец, но был помещен в офицерский лагерь. Здесь есть три предположения. Либо, как с датой письма, ошиблась жена, либо за полгода боев он получил звание мл.лейтенанта, например, либо при оформлении карты пленного он назвался офицером, чтобы попасть в офицерский лагерь в надежде на лучшие, чем у солдат, условия содержания. Хотя можно предположить и то, что будучи сержантом, он занимал офицерскую должность, и его причислили к офицерам по должности. При огромных потерях среди младших офицеров в первом периоде войны исполнение их обязанностей сержантами не было редкостью.

В карте есть и еще одна запись от 9.03.1943 в разделе перемещений пленного. В графе «причина перевода» записано: «Wehrunfaehig» (непригоден к военной службе), а новым лагерем указан шталаг 336. Такая же запись «Wehrunfaehig 27.7.43» сделана карандашом на лицевой стороне карты. Так как в карте пленного не указано место ее оформления, приходится в основном строить предположения. Следующее предположение, что в лазарете он лежал в другом лагере, и только в сентябре 43-го поступил в лагерь Калвария в связи с заключением, скорее всего, об инвалидности. В июле 43-го это заключение было подтверждено уже в Калварии, возможно, для помещения его в команду или отдельный блок «доходяг». Хотя «доходягами» в лагере были все, кроме тех, кто стал сотрудничать с администрацией лагеря или перешел на службу к немцам. Были и такие.

Из книги бывшего узника шталага 336 С.А.Тазетдинова «От смерти к жизни»: «6 мая 1942 года наша офицерская группа в 1600 человек во главе с т.Пресняковым прибыла в Кальварию - небольшой литовский городок на бывшей границе с Восточной Пруссией. Направляли сюда только офицеров. Делалось это по двум причинам: во-первых, фашисты хотели изолировать солдат от влияния офицеров, а с другой стороны они считали опасным оставлять пленных офицеров с Белоруссии: с каждым месяцем всё жарче разгорались в её лесах огонь партизанского движения. Слишком рискованно было держать рядом с ним такой «легковоспламеняющийся материал», каким являлись наши офицеры, рвущиеся к свободе.


Разместили нас в двух трёхэтажных казармах, отгороженных друг от друга колючей проволокой. Временами в них сосредотачивалось до шести тысяч военнопленных. Кроме грубосколоченных деревянных нар в два яруса тут ничего не имелось: ни табуреток, ни столов (мы не раз вспоминали обещания немцев предоставить офицерам все удобства!). Даже есть приходилось стоя между проходами. 


Для получения баланды (так называли мы жидкую бурду, приготовленную из картошки и свёклы) или кава (нечто вроде ячменного кофе, конечно, без сахара и молока) нужно было идти на кухню. Многие ещё не обзавелись котелками и горячее варево наливали в каски, консервные банки, найденные на свалке, в ящики, сбитые из фанеры, а то и в полу шинели. Пищу раздавал некий Иваненко - отъявленная сволочь. Ему доставляло особое удовольствие бить по лицу черпаком тех, кто смотрел, что ему накладывают в посудину. Иногда «для смеха» он половину порции выливал на руки пленного и хохотал, когда тот морщился от ожога.

Чтобы как-то утолить голод, люди ели траву, даже горькую полынь. Во дворе не было ни травинки. Некоторые, лёжа у колючей проволоки, тянулись к траве, росшей на воле. Выстрел часового с вышки часто прерывал и эту попытку, и жизнь заключённого. 

Мы спали на голых нарах, наше бельё и одежда превратились в лохмотья, хотя во дворе,

На складах хранилось огромное количество обмундирования. Тем, у кого уже просвечивало сквозь дыры тело, выдавали сильно поношенную одежду в крови и нечистотах. Бывали случаи, что по ней мы узнавали о трагической судьбе бывшего владельца: его расстреле или смерти от болезни.

К холоду, голоду, грязи присоединялись мучительные поверки, на которых должны были присутствовать все, даже больные. В зимнюю стужу стояли мы, закоченевшие, по нескольку часов во дворе, пока шла эта процедура. А в случае побега или отсутствия хотя бы одного человека поверка длилась целыми сутками. После нее несколько человек полумертвыми вытаскивали на носилках. По ночам огонь горел только в туалете. Здесь и собирались военнопленные, чтобы украдкой почитать добытую нелегальным образом газету или шепотом перекинуться несколькими словами. Свет в казармах зажигать запрещалось. Часовой на вышке обязан был стрелять в окно, где горел свет. Случалось, что под автоматную очередь попадали ничего не подозревающие спящие люди.

... Лагерь просыпается ещё до восхода солнца. День серенький, унылый, даже чуть-чуть накрапывает дождик. Выпита порция кавы, съеден ломоть хлеба из муки пополам с опилками. Голод на полчаса как будто утихомирился, не так грызет внутренности. Дежурные по баракам складывают на телегу умерших за ночь военнопленных. Отличаются они от живых только своей неподвижностью. Пленные, которых их отвезут и закопают в общую могилу, так же бледны и истощены, как и они».


Хоронили умерших недалеко от лагеря во рвах. Укладывали один слой, присыпали его, укладывали следующий. И так, пока ров не заполнится. Здания, где размещался лагерь, целы и сейчас. Известно и место захоронения пленных, но оно ничем не обозначено и никаких памятных знаков там нет. Нет и списка захороненных.


Видимо, не очень это волнует и наших официальных лиц. Вот один из ответов на запрос о возможности увековечивания памяти жертв лагеря в Калварии: «В соответствии с пунктом 17 Правил благоустройства значимого для иностранных государств недвижимого культурного наследия, утвержденных приказом Министра культуры ЛР № ĮV-354 от 2 мая 2016 г., увековечивание имени военнослужащего может быть разрешено Департаментом культурного наследия при Министерстве культуры ЛР только на основании соответствующей справки литовского государственного архива. Использование для этих целей сведений из архивов других стран, в том числе России, не предусматривается.

Консульским отделом были направлены обращения с просьбой предоставить сведения о концлагере «Stalag 336/Z» и его узниках в Особый архив ЛР, который хранит данные о погибших в ходе ВОВ советских военнослужащих, Центральный государственный архив ЛР, содержащий документы на военнопленных, а также в самоуправление г.Калвария и Калварийского района. Данные учреждения сообщили, что необходимыми нам сведениями не располагают. Таким образом, оформить разрешение на проведение работ по увековечиванию имен военнопленных концлагеря «Stalag 336/Z» не представляется возможным. С уважением, Консульский отдел Посольства России в Литве». Вот так! Ну не представляется возможным…

К сожалению, при оформлении заявления на розыск Василия Поликарова его жена не указала адрес, с которого было получено последнее письмо, а по нему можно было бы определить, в какой части он служил. Нет этой информации и в карте пленного. Места пленения для этого тоже недостаточно, можно лишь говорить, что служил он в одной из армий, 22-й и 39-й, или в 11-м кавкорпусе, которые в июне 42-го воевали в районе г.Белый.


Там весной 1942г. образовался так называемый Холм-Жировский выступ. Наши войска вклинились в оборону немцев, немцы удерживали узкую полосу земли, которая упиралась в г.Белый и частично закрывала основание образовавшегося мешка с нашей 39-й армией и 11-м кавкорпусом. До июля 42-го там постоянно проходили бои местного значения, но сил для решительных действий не было ни у одной из сторон. Но это в масштабах фронта они были местными; для тех же, кто ходил в атаку или отбивал атаки немцев, схватки шли не на жизнь, а на смерть. И какая разница солдату, умирать в историческом сражении или в бою за какую-то деревушку или высотку, которые каждый день переходят из рук в руки. Для солдата эта высотка и была его историческим сражением.


Я рассказывал о раменцах, воевавших в 135-й стрелковой дивизии и весной 42-го погибших там же, у г.Белый. Может и Поликаров воевал в этой же дивизии? Бойцы просто голодали, но практически ежедневно, чаще ночью, ходили в атаки на немецкие позиции и либо откатывались назад, либо занимали их, а днем немцы выбивали их обратно. Так передний край и колебался – пару километров туда, пару обратно. Задача была изматывать друг друга, не дать возможности снять какие-то части для создания превосходства на каком-то отдельном участке. Эти бои даже не отражались в оперсводках фронта, настолько они были для него незначительными. В одном из них Василий Поликаров был контужен и остался на поле боя, занятом немцами. Если бы был контужен или ранен тяжело, его бы просто пристрелили, но посчитали, что он сможет идти и оставили в живых. 


Обычно другие пленные помогали идти раненым и контуженным или даже несли их. А дальше были временные места их сбора в сараях, коровниках или под открытым небом, часто без еды и воды. 


Изнуряющие марши в пересыльные лагеря, такой же голод там и безвестная смерть. Тех, кто выжил, переводили в лагеря стационарные – шталаги. Но и там зачастую их ждала только мучительная гибель.

Незаслуженно забытые и даже униженные после войны, в плену они продолжали выполнять свой воинский долг. Они предпочли умереть, но Отечеству не изменили.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/


Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://drugoi.livejournal.com/3880786.html?page=5#comments

http://www.sgvavia.ru/forum/153-1484-28#588962

http://www.liveinternet.ru/users/689430/post117998535/#BlCom541934285

http://pandia.ru/text/80/118/25106.php

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (21.10.2016)
Просмотров: 242 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]