Главная » Статьи » Мои статьи

РАМЕНЦЫ 144 ДИВИЗИИ. ОШИБКИ ЗАХОРОНЕНИЙ

РамСпас поиск. Возвращение

РАМЕНЦЫ 144 ДИВИЗИИ. ОШИБКИ ЗАХОРОНЕНИЙ

Из Книги памяти Московской обл.:


В Книгу памяти не внесен, из донесения о безвозвратных потерях:

«Козлов Николай Иванович, мл. лейтенант, командир взвода управления 612 сп 144 сд. 1919 г.р., призван Бауманским РВК г.Москвы. Убит 9.11.41, похоронен: д.Анашкино Звенигородского р-на Московской обл. Отец, Козлов Иван Ефимович. Его адрес: Мос. область, Ленинская ж.д., ст.Бронница, п/о Гвоздня, д.Бисерово».


Раменцы, три офицера и солдат из одной дивизии, погибли по меркам войны практически в одном месте в течение менее 2-х месяцев. 

Вроде бы всё и в Книге памяти, и в донесении есть, но если попробуете найти, куда же ехать, чтобы посетить могилы павших, сделать это будет довольно сложно. Уж очень много ошибок допустили и составители Книги памяти, и писаря в дивизии.

Начнем последовательно, по датам гибели наших земляков. Согласно донесения о безвозвратных потерях 144 стрелковой дивизии, первым из них 9 ноября 41-го погиб Николай Козлов и был он похоронен в д.Анашкино. Если попробовать что-то узнать об этом захоронении сейчас, то будет найдена информация, что останки погибших воинов в наше время были перенесены на воинское захоронение в д.Хомяки. Это в 2-х км от Анашкино и практически на юго-восточной окраине п.Дорохово.


Искать там? Да, в списках захоронения д.Хомяки лейтенант Козлов Николай Иванович есть. 


Совпадает год рождения и дата гибели. Ошибка только в звании, он был мл. лейтенантом. На могильной плите он вообще записан без даты гибели и красноармейцем. 


Причем есть еще один более ранний список, в котором кроме совпадения всех данных, включая воинское звание, указано, что Козлов на захоронение в Хомяки был доставлен с поля боя, а значит, погиб где-то рядом. 


Итак, ошибки есть, но основная информация совпадает.

9 ноября и Анашкино, и Хомяки действительно находились недалеко от линии фронта, вот только территория эта  была занята немцами. Это видно на боевых картах ноября 1941. 


Кроме этого участок фронта у п.Дорохово был районом обороны 82-й мотострелковой дивизии. Севернее нее оборонялась 50-я дивизия, и только за ней, под Звенигородом, занимали оборону полки 144-й стрелковой дивизии. Так что не могли погибшего Козлова похоронить ни в Анашкино, ни в Хомяках. Тогда где?

Лейтенант Козлов Николай Иванович 1919 г.рождения, погибший 9.11.41 числится в списке похороненных и в с.Каринское в 8 км западнее Звенигорода. 


Как и в Хомяках, его фамилия также выбита на могильной плите. 


Значит там он фактически и похоронен, т.к. 9 ноября Каринское находилось в тылу района обороны 612-го стрелкового полка, в котором и служил мл. лейтенант Козлов Н.И. Да и Анашкино там есть - это село всего в полутора километрах от Каринского.  


Вот так в послевоенное время место захоронения Козлова привязали совсем к другому с.Анашкино, находящемуся в 30 км юго-восточнее Анашкино, где он фактически был захоронен. Составители Книги памяти повторили ошибку. У кого-то могил нет, а у Николая Козлова их две.

Следующим, согласно Книги памяти, 10 декабря, погиб мл. лейтенант Тюрин. И сразу ошибка. Он погиб раньше.


Из донесения о безвозвратных потерях 144-й стрелковой дивизии: «Тюрин Петр Алексеевич, мл. лейтенант, командир взвода 457 стрелкового полка. 1913 г.рождения, г.Раменск. Призван Ухтомским РВК. Убит 1.12.41г. Похоронен: с.Ершово Звенигородского р-на Мос. области. Домашний адрес: Раменский р-н, село Быково, Шоссейная ул. 255»

457-й стрелковый полк с начала войны входил в состав 129-й стрелковой дивизии 20-й армии и с 16 июля 41-го и воевал под Смоленском. Кстати, 144-я дивизия также входила в состав этой армии. Понеся значительные потери в боях за Смоленск и при выходе из «Смоленского мешка», дивизия пополнилась за счет остатков расформированной 46-й дивизии и 7 ноября 41-го попала уже в «Вяземский котел», где и погибла. Ее 457-й полк частью сил из окружения вырвался и 9 ноября был передан в состав 222-й стрелковой дивизии, а впоследствии придан 144-й стрелковой дивизии. Это следует учитывать при самостоятельном поиске. По штату полк в состав дивизии не входил, и в перечне ее полков 457-й вы не найдете.

Сведения Книги памяти о месте захоронения Тюрина верны, но погиб он не 10-го, а 1-го декабря 41-го. В списках захоронения в с.Ершово его фамилия есть. 


Кстати, в этих списках обнаружен еще один предположительно наш земляк – Чибурнов Николай Тимофеевич 1909 г.р., боец 43-й отдельной стрелковой бригады, погибший 13 декабря 1941. «Предположительно», потому что в донесении о безвозвратных потерях бригады местом его рождения указан Равинский р-н Московской обл., а домашний адрес – г.Ушель Московской обл. Можно предположить, что так писарь записал «Гжель», а местом захоронения указал ЕршЕво, а не ЕршОво. В списке захоронения его домашний адрес записан «Московская обл., г.Гомель»! Теперь уже так была искажена Гжель. 


В Книге памяти есть солдат с фамилией ЧибурКов, который погиб 13.12.41 и похоронен в с.Ершово. 


Так что, скорее всего, это наш, раменский, записанный с ошибками. Следует учесть, что в Ершово есть два воинских захоронения – в центре села и на территории дома отдыха «Ершово». Тюрин и Чибурнов похоронены в центре села.


21 декабря 41-го погиб мл. лейтенант Еловиков. 


Из донесения о безвозвратных потерях: «Еловиков Борис Николаевич, младший лейтенант, командир роты 449-го стрелкового полка, 1914 г.рождения. Родился в Московской обл. Убит 21.12.41, похоронен: д.Старая Руза Московской обл. Мать, Еловикова Мария Васильевна, жила по адресу: Мос. область, ст.Удельная, ул. Верейская, дом 8». 






Практически все сведения совпадают с Книгой памяти, только в ней местом рождения указана Калининская обл. Но это не все.


Погибший 21.12.41 Еловиков числится похороненным и на территории дома отдыха Корралово, т.е. в 30 км северо-восточнее Ст. Рузы. Из раннего списка захоронения: «Еловиков Борис Николаевич, ст. лейтенант, 1914 г.р., умер 21.12.41. Мать Еловикова М.В. Московская обл. Раменский р-н, пос. Удельное, Горячева, 8». Именем летчика Горячева улица была названа после войны, поэтому можно предположить, что до этого она называлась Верейской. Значит, это тот же Еловиков, который похоронен в Ст.Рузе. В более позднем, современном списке захоронения Еловиков записан уже как мл. лейтенант. Как и у Козлова – снова две могилы.


Так где же он похоронен? Наверное там, где вела в этот день бои дивизия, в которой он служил.

Немного из боевого пути 144-й стрелковой дивизии. После боев под Смоленском в октябре 1941 дивизия, которой командовал генерал Пронин, оказалась в окружении в «Вяземском котле».  


Командир дивизии был опытным воином, и ему удалось большую часть своих бойцов и командиров с боями вывести к своим. Еще не пришедшая в себя после окружения, недоукомплектованная дивизия почти сразу же в составе 5-й армии вынуждена была вступить в оборонительные бои на подступах к Звенигороду. Около 40 суток ее полки сдерживали натиск усиленных танками трех немецких дивизий. Немцы подошли к Звенигороду, но взять его так и не смогли.

Дивизия встала насмерть. Сколько наших бойцов и командиров полегло у тех деревень под Звенигородом - Грязь, Ершово, Скоково, Каринское, Саввинская Слобода, Дютьково, Иваньево! Немцы бились как о стену, пока не выдохлись. С 3 декабря немцы уже не предпринимали попыток наступать. Да, они были хорошими вояками, опытными, умелыми, хорошо вооруженными, но что-то случилось не так. Не единожды битые, уставшие, слабо вооруженные наши полки, часто равные по численности батальонам и дивизии, равные полкам, держались как полнокровные полки и дивизии. В них была неимоверная стойкость, которая и позволила выстоять, набраться боевого опыта и начать бить. Бить опытных, хорошо вооруженных, умелых вояк. И били их не какие-то былинные герои, а такие, как наши лейтенанты Еловиков, Козлов, Тюрин. Как раменцы Малышев и Чибурнов. Русские, советские воины. Они погибали, но не знали слова «капитуляция».


144-я дивизия не только выстояла в боях, но и была готова наступать. Она перехватила инициативу, и с 5 декабря приняла участие в общем контрнаступлении Западного фронта в направлении Рузы. Немцы дрались отчаянно, контратаковали, но вернуть инициативу так и не смогли. Противники напирали друг на друга, но, в конце концов, сломались немцы. В составе войск 5-й армии 144-я дивизия оттеснила их от Звенигорода и двинулась на юго-запад через Колюбакино к Старой Рузе. Там она и вела бои с 20 декабря 41-го по 17 января 42-го.


Таким образом, погибший 21 декабря Борис Еловиков может быть похоронен именно в Старой Рузе, а то, что он числится похороненным и в Корралово – еще одна чья-то ошибка. На могильной плите в Старой Рузе фамилия Еловикова Б.Н. есть.


Изучение списков захоронения в Корралово дало еще один результат. Там захоронен еще один раменец – «Малышев Михаил Петрович, рядовой, умер 25.11.41. Домашний адрес: Московская обл. Раменский р-н д.Кошнево Кошневский с-Совет». В Книге памяти он числится как уроженец д.Клишева, погибший 26.11.41. Правильная дата смерти в списке захоронения, что подтверждено донесением о безвозвратных потерях. Там так же ошибка в названии его деревни, она записана как «Котнево». 


На могильной плите его фамилия есть.


Вот сколько ошибок в документах всего пяти погибших раменцев. А ведь это не просто записи, за ними – человеческие судьбы, и часто из-за одной неправильно написанной буквы родственники не могут найти своих числящихся пропавшими без вести солдат.

Не могу не сказать, насколько ухожены все братские могилы, где похоронены наши земляки. Достойная память.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://www.igorlab.com/forum/viewtopic.php?p=1538


  

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (08.10.2015)
Просмотров: 516 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]