Главная » Статьи » Мои статьи

РАМЕНЦЫ 23 СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

РамСпас поиск поиск. Возвращение

РАМЕНЦЫ 23 СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

Из Книги памяти Московской обл.:


Решение о написании этого материала было связано с судьбой Курицина, несмотря на то, что призывался он не из Раменского района. После войны его разыскивала жена, а вот она жила в Раменском.


Из списка подворового опроса Раменского РВК 1946г.: Курицин Василий Кириллович 1910 г.р. Родился в Шульгинском р-не Тамбовской обл., жил в Шульгинске. Призван Шульгинским РВК 13.08.41. Писем от него не было. Жена, Курицина А.П. жила в г.Раменское, Центральная ул., 64. Военкоматом признан пропавшим без вести в октябре 1941 г.

Несовпадение одной буквы в предпоследней букве фамилии в Книге памяти и списке РВК - дело обычное. Не совпадает и год рождения, но и это не редкость.

Не могу только сказать, почему в Тамбове признали его пропавшим без вести в 1942. Ведь такое же заявление на розыск Курицина в 1946 подавал его отец. Из списка подворового опроса Шульгинского РВК: Курицин Василий Кириллович, 1910г.р., Тамбовская обл., Шульгинский р-н, Лавровский с/с. Призван Шульгинским РВК 5.07.41. Пропал без вести 15.05.42. Отец, Курицин Кирилл Макс., Тамбовская обл., Шульгинский р-н, Лавровский с/с.


Смущает то, что в этом списке у всех пропавших без вести стоит точная дата, когда это произошло. Это первый такой список, а перевидал я их немало. Для того, чтобы эта дата стояла, необходимо иметь донесение о потерях с такой записью. И они в архивах есть, но чтобы в военкомате имели все эти списки на всех, кого разыскивают... такое впервые, поэтому уверен, даты записаны произвольно. Обычно прибавляли три месяца или к дате призыва, или дате последнего письма - с этого месяца и считали бойца пропавшим без вести. Видно в Шульгинском РВК и год также взяли произвольно, а возможно, и дату призыва.

В ходе изучения списков потерь найдены два ременца, воевавшие в 23-й дивизии в тот же период, что и Курицин. Это Константин Петров и Сергей Мамонов.

Итак, Василий Курицин (или КурицЫн) служил в 117-м стрелковом полку. Удача, если удается найти описание боев их участниками. И такое описание есть в книге «РОЖДЕННАЯ В БОЯХ» о боевом пути 71-й гвардейской стрелковой Витебской ордена Ленина, Краснознаменной (бывшей 23-й стрелковой) дивизии:


С конца лета 1941 дивизия отступала из р-на Холм до Демянска и оз. Велье Новгородской обл.

23 августа 1941 г. командиром 23-й стрелковой дивизии был назначен полковник А. М. Горяинов. 

В трех стрелковых полках 23-й дивизии в это время насчитывалось 2200 человек личного состава (по штату должно быть более 11 тысяч), 1725 винтовок, 24 станковых и 10 ручных пулеметов, 16 минометов, 5 45-мм пушек. В 211-м артиллерийском полку было всего 2 пушки и 8 гаубиц, а в 338-м отдельном зенитном артиллерийском дивизионе — 8 37-мм пушек. Этих сил и средств было далеко недостаточно, чтобы оборонять полосу шириной свыше 12 км по фронту.


С 26 по 29 августа в каждый стрелковый полк прибыло по 500 человек пополнения, были приняты на вооружение батарея 76-мм орудий и батарея 122-мм гаубиц, что усилило дивизию. Возможно, с этим пополнением и попали в нее Курицин, Петров и Мамонов или кто-то из них.

30 августа 1941 г. противник перешел в наступление и прорвал фронт обороны 27-й армии. 23-я дивизия в течение двух суток успешно отражали вражеские атаки. 225-й стрелковый полк оказывал помощь соседу слева — 256-й стрелковой дивизии, которая не выдержала вражеского натиска и стала отходить на восток. Полк контратаковал немцев и отбросил их. Однако танкам и пехоте противника все же удалось вклиниться между 23-й и 256-й дивизиями, оттеснить последнюю и 31 августа нанести удар по левому флангу 225-го полка, а также по командному пункту 23-й дивизии.


Управление и связь с частями дивизии были нарушены. Резерва у командира дивизии не было. В этой обстановке полковник Горяинов снял 1-й батальон 117-го стрелкового полка с правого фланга и перебросил его на левый. Но эта мера не улучшила положение. Враг превосходящими силами атаковал 117-й полк с фронта, а затем направил танки на оставленный 1-м батальоном участок обороны. 117-й полк вынужден был отойти и занять оборону вдоль большака в 30 км восточнее г.Холм.

Таким образом, в результате отхода левого и правого соседа 23-я дивизия также была вынуждена отойти. Кроме этого у дивизии была потеряна связь со штабом армии.


2 - 5 сентября дивизия под напором немцев медленно отползала вдоль большака и реки Б.Тудер в сторону Демянска. 5 сентября немцы нанесли новый мощный удар, и полки дивизии были снова потеснены. 117-й стрелковый полк держал оборону у Морево - это где-то посередине между Холмом и Демянском.


6 сентября 1941 г. началась оборонительная операция войск Северо-Западного фронта на демянском направлении в полосе шириной до 300 км. В этот день противник начал наступление по всему фронту обороны 27-й армии. Его авиация непрерывно бомбила и обстреливала наши войска. Части дивизии вели подвижную оборону, отходя на заранее подготовленные позиции с.Молвотицы. В течение 6—7 сентября 23-я стрелковая дивизия вела упорные бои за это село, но остановить немцев не смогла и отошла к Демянску. 9 сентября немцы захватили город, и уже с 10-го числа дивизия принимала участие в попытках его вернуть, но безрезультатно. Да и кем было возвращать! После боев у Молтовиц ее полки были до предела обескровлены. В 117-м полку, например, осталось всего около 200 человек рядового и сержантского состава из 2700 по штату. Перед наступлением на Демянск прибыло пополнение 500 человек, вооруженных только винтовками. Оно было немедленно распределено по частям, а значит, полки пополнились всего 100-150 бойцами.


11 сентября немцы обошли дивизию и окружили ее части. Они пытались ее раздробить и уничтожить, но в ночь на 13 сентября дивизия прорвала кольцо окружения и вышла к своим.

14 сентября немцы снова перешли в наступление и потеснили 23-ю дивизию на восточный берег озера Велье. Больше дивизия не сдвинулась ни на шаг. 25 сентября в ее командование вступил полковник П.П.Вахрамеев. 


Обороняясь на этом рубеже, дивизия не просто сидела в окопах, стычки с немцами происходили постоянно. Это и называется «активная оборона».


Из журнала боевых действий 27-й армии за 1.10.41: 


«23сд одной ротой 89сп продолжает вести бой за Велье и одним батальоном с разведротой дивизии ведет бой за Подбереза». Видимо в этом батальоне и воевал Сергей Мамонов.


Из донесения о безвозвратных потерях 23сд по 117-му стрелковому полку: Мамонов Сергей Константинович, ст. сержант, командир отделения. 1914 г.р., Московская обл., Раменский р-н. Призван Раменским РВК. Убит 1.10.1941, похоронен: Ленинградская обл., д.Филипповщина. Жена, Мамонова Евдокия Алексеевна, жила: Московская обл., Раменский р-н, «П.3 дом №24». Не знаю, что такое «П.3».


Подбереза, за которую дрались 1 октября, находилась на западном берегу озера. Если к ней шли с юга вдоль берега, то там Мамонов и мог погибнуть. От этого берега до Филипповщины всего три километра, поэтому там его и похоронили. Во время войны эта территория нынешней Новгородской области относилась к Ленинградской.

Меньше чем через месяц наступил черед следующего раменца. 


Из донесения о безвозвратных потерях 23сд за период с 20.10 по 1.11.1941 (полк не указан): Петров Константин Егорович, красноармеец, стрелок. 1909, Московская обл., Бронницкий р-н. Призван Бронницким РВК. Убит (даты нет), похоронен: Арханское. Адрес родственников: Московская обл., Бронецкий (так в тексте) район, Степановский с/с.

В период с 20.10 по 1.11.1941 дивизия вела ежедневные бои за села Велье, Осинушки и Подбереза. Боевым приказом №55 от 29.10.41 задача на штурм Осинушек и Подберезы ставилась 225-му полку дивизии: «...прочно удерживать занимаемый участок обороны, частью сил (в составе трех рот, роты автоматчиков, два взвода станковых пулеметов, один миномет, одно орудие ПТО, отделение сапер с ПП минами) во взаимодействии с частями 28сд к исходу 30.10.41г. овладеть ОСИНУШКА, прикрывшись на северо-восток». Можно предположить, что Петров служил именно в этом, 225-м полку, хотя для усиления наступавшим могли придаваться какие-то силы из других полков.


Атаковали то мы, то немцы. Так и били друг друга без успеха. Между Осинушками и Подберезой всего несколько сотен метров, а Арханское прямо напротив, на противоположном, нашем восточном берегу озера. Шли позиционные бои, и места захоронений были установлены приказом, а значит, одно из них было в Арханском.

Третьим погиб Василий Курицин. 


Из донесения о безвозвратных потерях 23-й стрелковой дивизии по 117-му стрелковому полку: Курицын Василий Кирил., красноармеец, стрелок. 1910 г.р., призван РВК Шулимск. Убит 28.11.41, похоронен: «Лен. обл., Вол. р-н, западнее 1500м дер. Овинчище». Жена, Курицына Аграф. Павл. жила: Тамбовская обл., Шулимский р-н, Лавровский с/с, д.Песаревка.

Значит, неправильно год рождения указан в Книге памяти. Но в донесении есть и Лавровский сельсовет, и ИО жены - Аграфена Павловна. Это совпадает со сведениями из послевоенного списка РВК. Там есть и Лавровка, и инициалы жены Курицина - А.П.


В конце октября в Овинчище стоял в резерве 2-й батальон 117-го полка. В резерве - это вовсе не значит, что на отдыхе. Да, приводили себя в порядок, занимались боевой подготовкой. Но также подразделения полка привлекались для усиления штурмовых групп. В одной из них и мог погибнуть Курицин. А может просто в тылу под бомбежку попал. Ведь обмен артналетами и авиаударами в активной обороне тоже дело обычное.

После войны захоронения укрупняли, перенося останки на ближайшие более крупные. А могил было великое множество и одиночных, и братских. Сейчас Василий Курицин числится перезахороненным в с.Яжелбицы, и он есть в списках этого захоронения. 


Всего в списке 344 фамилии. Смущает только то, что, как правило, на таких крупных захоронениях всегда есть неизвестные. Увы, таков был учет в военное время, и места захоронений в списках потерь очень часто не соответствовали фактическим. А при укрупнении в списки перезахороненных включали всех, кто был в списке потерь, хотя на самом деле они были похоронены совсем в других местах. Между Овинчищами и Яжелбицами по дорогам 80 км - далековато. 


Видимо дело в том, что д. Овинчище есть и рядом с Валдаем в 12 км от Яжелбиц. В войну обе деревни Овинчище входили в Валдайский район, вот ошибочно и посчитали, что Курицин погиб под той, что у Валдая, а значит, фактического перезахоронения останков не было.


У д.Дуброви в районе боев дивизии есть массовое захоронение (264 человека), в списке которого есть ст.сержант Мамонов Сергей Константинович 1914г.р., только дата его гибели записана с ошибкой - 27.11.41. Овинчищи всего в 12 км от Дуброви и в 9-10км от д.Шанево, где также есть братское захоронение 399 человек. В Дуброви та же история – все известны, а вот в Шанево 97 безымянных.


Скорее всего, сейчас Мамонов похоронен в Дуброви в 2-х км северо-восточнее Филипповщины, а Курицин и Петров - в Шанево. По некоторым сведениям именно в Шанево перезахоранивали из Арханского. 



А может до сих пор лежат бойцы там, где их предали земле однополчане – у сел Овинчище, Арханское и Филипповщина.


Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://www.nashapobeda.lv/1493.html

http://rkkawwii.ru/division/23sdf1

http://militera.lib.ru/memo/russian/hlebnikov_nm/07.html

http://memgid.ru/object/4593

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (04.09.2017)
Просмотров: 79 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]