Главная » Статьи » Мои статьи

САБУРОВ ИЗ ПЛАСКИНИНО. ПОХОРОНЕН В СВЕНТОШУВЕ

РамСпас поиск. Возвращение

САБУРОВ ИЗ ПЛАСКИНИНО. ПОХОРОНЕН В СВЕНТОШУВЕ

Из Книги памяти Московской обл., т.22:


Жена солдата, Сабурова Агрипина Трифоновна из Пласкинино, никаких сведений о муже не получила и в 1946г. подала заявление на его розыск в Раменский РВК. 


Она сообщила, что Аким Сабуров был призван 23 (месяц неразборчиво) 1941г. Служил в 19 ксп, 1сб (стрелковый батальон). Последнее письмо от мужа она получила 7.09.1941, обратный адрес п/п (полевая почтовая станция) (запись на сгибе листа неразборчива) или 356, или 566. Но ни тот, ни другой номер не принадлежали ни 90-й стрелковой дивизии, в состав которой входил 19-й краснознаменный стрелковый полк, ни самому полку. Может что-то забыла жена, а может, ошибся писарь военкомата.

Поиск результата не дал, и солдат был официально признан пропавшим без вести в ноябре 1941г.

Еще в архиве есть справка-запрос от 2.02.2000г. 


Могу предположить, что кто-то из родных искал Акима Сабурова и в 2000-м, на основании чего этот запрос и был направлен в хранилище архива. Ответ гласил: «В алфавитной книге учета рядового и сержантского состава 19сп 90сд за период с 21.08.41 по 14.06.42 значится: Кр-ц Сабуров Аким Ермолаевич пропал без вести 18.09.1941. Других сведений в книге нет». Родные снова ничего не узнали о судьбе пропавшего на войне солдата.

Что же было 18 сентября 41-го? Чтобы рассказать, какой была война для бойца Сабурова, приведу воспоминания его однополчан.

Бывший начальник штаба 19 ксп ст.лейтенант Светильников М.А.: 29 августа I941 года части Лужской оперативной группы оказались отрезанными от основных сил. …Когда было получено разрешение на отход с занимаемых позиций, немецкими войсками все важнейшие дороги отхода от Луги к Ленинграду были отрезаны. Оставил свои позиции обороны и 19 КСП и начал выход из окружения. ...По дорогам курсируют немецкие танки и автомашины, а по лесным дорогам выходили из окружения полки. Пробивать дорогу на восток нужно было по бездорожью, по лесам и болотам.


... Командир полка подполковник В.К. Хаецкий изложил общую обстановку на фронтах войны и сказал, что Лужская оперативная группа полностью окружена фашистскими войсками с флангов, мы должны совершить организованный отход. Из приказа следовало: выход из окружения организуется двумя отрядами с сохранением боевой готовности и материальной части. Общее направление - Гатчина.


Первый отряд - первый, второй стрелковые батальоны, штаб полка и штабные подразделения. Второй отряд - третий стрелковый батальон и тылы полка. Малочисленные артиллерийские и миномётные подразделения были распределены между отрядами. Командование первым отрядам В.К. Хаецкий взял на себя. Выход из окружения был начат немедленно под покровом темноты.

Более двух недель шли по бездорожью и лесом солдаты и командиры полка первого отряда, возглавляемого командиром полка (в нем был и красноармеец Сабуров). Шли по самым глухим местам, ведь вести бой нечем. Имеющиеся патроны, гранаты и мины взяты на строгий учёт, и расходовать их разрешалось в исключительных случаях и только с разрешения командира полка. Не хватало продовольствия и фуража для лошадей, но было лето, лошадей можно было накормить, а людям нужен хлеб, хлеба нет, нет связи со штабом 90-й КСД, потеряна связь со вторым отрядом ст. лейтенанта С.П. Алтухова. Отстали, и нет три дня связи с тылами полка, который возглавляет зам. командира полка по тылу ст. лейтенант Н.В. Колесников. Имеющиеся радиостанции из-за отсутствия питания вышли из строя и радиосвязь прекратилась. Связь между отрядами только пешими посыльными. Движение совершалось только ночью под покровом темноты. В дневное время отряды находились в лесах, приводили себя в порядок, ожидали отставших в пути и отдыхали.


Физически измотанному личному составу нужно было продовольствие, боеприпасы и отдых. Отряд прибыл и рассредоточился в лесу юго-восточнее Сиверской. Командир и штаб полка принимают меры к поиску тылов и второго отряда.

...21 августа к основным силам /первому отряду/ из лесов вышли тылы полка и даже на четырёх автомашинах. Радости нет предела. Повар приготовил обед, и бойцы за долгий период впервые плотно приняли горячую пищу. Незначительно были пополнены боеприпасы к стрелковому орудию. Вечером подошёл тыловой обоз.


В посёлке Антропшино малочисленные, первый, второй стрелковые батальоны и спец. подразделения полка подверглись сильному воздушному налёту. …Полк понёс большие потери в людях. На командный пункт полка прибыл комиссар 90 КСД А.Е. Гронь и передал приказ командира дивизии Королёва о быстром движении полка в направлении г.Пушкина и переходе к обороне фронтом на запад в районе д.Шушары под Пулковскими высотами. Это был первый представитель 90 КСД за период начала отхода с Лужского рубежа. С питанием и боеприпасами становилось всё хуже и хуже, боеприпасы к стрелковому оружию на исходе. 


На пути отхода полк участвовал в боях в районе Вырицы, Семрино, Сусанино, Антропшино. Было всем ясно что впереди предстоят тяжёлые бои с противником при выходе из окружения в районе г. Пушкина. Измучены люди. Нет хлеба, крупы, соли.


Было решено прирезать лошадей. Варили мясо и ели без соли. Связь со вторым отрядом так и не наладилась.

Выступление было назначено на 20.00 16 сентября I941 года. Весь личный состав разбит на маленькие группы по десять человек. Установили сигналы, организовали разведку и охранение на марше. Авангард возглавил командир полка В.К. Хаецкий.

Была тёмная сентябрьская ночь. Двигались люди бесшумно всю ночь вдоль полотна железной и шоссейной дороги, соблюдая все меры скрытности и осторожности. По дороге на Ленинград двигались автомашины врага с мотопехотой, а параллельно недалеко от дороги в сторону Ленинграда шли воины 90 СД на прорыв из окружения.


...Брезжил рассвет 17 сентября I941 года. Воины 19 КСП проскочили в узкий коридор и вышли на южную окраину г. Пушкина. Вокруг была предрассветная тишина, только где-то вдали была слышна стрельба артиллерии. И вдруг утреннюю тишину нарушила пулемётная очередь. Она смертельно прошивает подполковника В.К. Хаецкого. Потеря была непоправимой.


...В прорыв пошли военнослужащие 173-го сп, 286-го сп, других частей дивизии. Ведя огонь на ходу из всех видов стрелкового оружия, эта стихийная группировка к 10 часам утра пробилась на большое открытое поле между дворцовыми парками, городом Колпино и станцией Московская Славянка. Насколько хватал глаз, поле было усеяно трупами людей и лошадей, телами раненых и искалеченных военных и штатских. С двух сторон коридор отступления шириной 1-1,5 км немцы простреливали автоматным и пулеметным огнем. Для дополнительного психологического воздействия враг применял разрывные пули, издающие непрерывный гул. А в зоне обстрела бежали, мчались на велосипедах и верхом на конях сотни и тысячи солдат, офицеров и гражданских, торопясь выбраться из этого пекла в сторону Московской Славянки, Шушар, Колпино. Впоследствии оставшиеся в живых говорили: «Ночь и день 17 сентября 1941 г. не забудем до последнего дыхания». Толпа людей, бегущих под градом пуль, испытала леденящий ужас смерти.


17 сентября 1941 года был одним из последних дней, когда на этом направлении отходящим частям и подразделениям Красной Армии удавалось прорываться к Ленинграду. На рубеже пригородов Ленинграда были выставлены заградительные посты, которые направляли отходящие разрозненные подразделения и группы на сборные пункты наших частей, где они собирались, приводились в порядок, по возможности пополнялись личным составом, вооружением, техникой и вновь выдвигались на оборонительные рубежи.

Итак, первая дата в судьбе Акима Сабурова из архива - пропал без вести 18.09.41, и мы выяснили, что в эти дни полк пробивался из окружения через Пушкин.

Но есть и другая дата. В документах военнопленного СаПурова. Записи заносились с его слов, а мы ведь четко букву «Б» в фамилии не произносим. Заполняя карту, как услышали, так и записали - не «СаБуров», а «СаПуров». Ошибка всего в одной букве, а судьба солдата оставалась неизвестной на целые десятилетия.

Из персональной карты пленного, заполненной в лагере военнопленных Stalag 308 (VIIIE), Neuhammer, сейчас Свентошув, Польша: Сапуров Аким Ермолаевич, персональный номер 56563. Родился 23.04.06 в Пласкинино. Девичья фамилия матери - Фокина. Рост 166см, светловолосый. Гражданская специальность - сельхозрабочий. Солдат 19-го стрелкового полка. Пленен в районе Пушкина 7.09.41. Жена, Сапурова Аграфена, жила в Пласкинино.


Сомнений нет, это тот Аким Сабуров, которого безрезультатно искали в 1946 и 2000 годах. И судя по характеру и месту действий полка, пленен он был все-таки не 18 сентября, а скорее всего, или 17-го, или в ночь с 17 на 18-е. Просто 18-го выясняли, кто вырвался к своими, а кто нет – с этого дня их и считали пропавшими без вести.

В открытом доступе обратной стороны карты пленного нет, скорее всего, там просто нет никаких записей. Можно предположить, что после поступления в лагерь он находился в нем до самой смерти. На карте есть пометки карандашом «26.11 verst.» и «26/1/17». Verstorben - это умер и дата: 26.11, но какого года? 26/1/17 - это дата захоронения, ряд и номер могилы.


Есть еще лагерная книга погребения, в которой Сапуров АРким записан умершим 26.11.41 и похороненным на 2-м Русском кладбище в Нойхаммере, ряд 1, могила 17. Но это не одиночная, а братская  могила. Теперь известно все – и дата захоронения, и место.

О выживании пленных в лагере лучше всего расскажут те, кто этот ад прошел. 

Погожев А.А., книга «Смерть стояла у нас за спиной...»: «Среди густого векового леса ровная площадка песчаной земли обнесена сеткой проволочного ограждения. Деревья почти вплотную подступали к огороженному прямоугольнику.

Перед единственными входными двойными воротами, затейливо скрученными из колючей проволоки, по обеим сторонам с внутренней стороны, образуя проход, расположены в ряд по три клетки размером 2x2 метра из той же проволоки. Это карцеры. Все заполнены. Свободных нет. Чем-то провинившиеся имеющие силы стоят, шатаются, переступая с ноги на ногу. Большинство лежат, свернувшись калачиком, с острыми выпирающими лопатками...


…В хорошую погоду днем тепло, но ночи страшны. От холода, пронизывающего и леденящего, нет спасения. Единственное сооружение внутри загона — бетонная уборная, которая укрывает от стужи несколько десятков пленных, которые стоя спят, согревая друг друга. От невероятной тесноты упасть невозможно, но кто упал — верная смерть. Места на ночь в уборной захватываются днем.


Холод заставлял зарываться в землю. Песчаный грунт легко поддается разработке. Небольшими группами в 2-3 человека желающие роют ямки, чтобы можно было, прижавшись, сидеть в них. Кто имеет шинель или пальто, укрываются сверху. Так по лагерю ежедневно появлялись бугристые участки с сотнями ямок, которые зачастую превращались в могилы для тех, кто не успевал выбраться из них при стихийном наскоке обезумевшей толпы.

Почти каждый день для развлечения администрация лагеря перебрасывала через колючую проволоку в толпу руками охранников брюкву. Перебрасывали в разных местах и в разное время. Потерявшие от голода и холода разум тысячи людей набрасывались на брюкву. Они метались по лагерю от одного места переброса к другому. Десятки трупов и сотни покалеченных оставались на местах трудновообразимых свалок. Ямки-укрытия затаптывались со всеми теми, кто не успевал выбраться из них, и бугристые участки превращались в ровные поля с торчавшими вверх руками, ногами, туловищами.


…Несмотря на постоянную опасность быть заживо погребенными, холод заставлял рыть новые укрытия, которые на следующий день или через день опять превращались в могилы. Сохраняя все меры предосторожности, можно было предохранить себя от последствий всевозможных провокаций, но от голода, холода спасения не было. Не было и малейшей надежды на изменение условий. Каждый день уносил оставшиеся силы». 


И лагерь, и захоронение военнопленных располагались у границы территории военного полигона, там и сейчас полигон НАТО, поэтому доступ на захоронение ограничен. 


Оно сохранилось, но заброшено и неухожено, заросло травой и деревьями. Расположение могил можно приблизительно определить, лишь имея схему захоронения. 


Побывать на кладбище можно, но вопрос лучше решить через директора музейного комплекса в Жагани, т.к. самим ориентироваться в зарослях будет непросто. Адрес электронной почты музея: muzeum@um.zagan.pl

В 2010-11гг родственники погибших в лагере собирали подписи под обращением к президенту РФ о восстановлении захоронения, но результат мне неизвестен.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=2194

http://centralsector.narod.ru/arch/90sd/23.htm

http://swietoszow.forumgrad.ru/t20-topic

http://www.sgvavia.ru/forum/109-72-1

http://forum.vgd.ru/181/19141/

http://militera.lib.ru/memo/russian/pogozhev_aa/index.html

http://militera.lib.ru/memo/russian/stenkin_pa/index.html 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (27.02.2018)
Просмотров: 174 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]