Главная » Статьи » Мои статьи

ТЮТИН И СОЛОВЬЕВ. 27 АРМИЯ

РамСпас поиск. Возвращение

ТЮТИН И СОЛОВЬЕВ. 27 АРМИЯ

Из Книги памяти Московской обл, т.22:


В ходе подворового опроса 1946г., проводимого военкоматом, житель д.Аргуново Федор Тютин подавал заявление на розыск двух сыновей – Михаила 1916 г.р. и Василия 1915 г.р. Михаил ушел на войну 24 июня 41-го, а Василий  - в ноябре 41-го. Связь с ними прекратилась, с войны они не вернулись.


Военкомат сделал необходимые запросы, никаких сведений не получил, и братья уже официально были признаны пропавшими без вести: Михаил в сентябре 41-го, а Василий в августе 43-го. В то время немецкие документы на военнопленных еще не обрабатывались, поэтому сведения о судьбе одного из братьев не нашли, а они были.

Из персональной карты военнопленного: «Тютин Михаил Исаевич, 30.10.1916 г.р., д.Аргуново. Девичья фамилия матери – Лаврова. Рост 162см, светловолосый, глаза серые. Солдат 4165 стрелкового полка. Гражданская специальность – крестьянин. Был пленен 8.07.41 в районе Режицы. Ближайший родственник – отец, Исай Федорович, жил в д.Аргуново Бронницкого р-на Московской обл.» Персональный номер пленного «9658» Михаил получил в лагере первичной регистрации Stalag XD(310).


При установлении судьбы солдата важно все, что связывает его с войной, и место службы – это его жизнь до гибели или плена. Указанного в карте пленного 4165-го стрелкового полка в Красной Армии не было. Значит, Михаил назвал не истинный номер полка, а или номер его полевой почтовой станции, или его условный номер (войсковая часть такая-то).

Полевой почтовой станции с таким номером найти не удалось, а вот войсковая часть 4165 была, и закреплялась она за 27-й армией. Дальнейший поиск показал, что отдел комплектования войсковой части 4165 представлял донесения о потерях за части, входящие в состав 27 армии, т.е. этот номер был закреплен непосредственно за ее полевым управлением.


Но в какой из подчиненных частей служил Михаил Тютин? И снова смотрим донесения – может, там есть и другие раменцы? И действительно, в 45-м отдельном батальоне охраны штаба 27-й армии служил Василий Соловьев из Бронниц. Т.е. Соловьев и Тютин были призваны Бронницким РВК, служили в одной армии. Так может, и в одной части? Такое предположение вполне допустимо.


Итак, на третий день войны Михаил Тютин был мобилизован и отправлен в Прибалтику. Наверное, Василий Соловьев был с ним в одной команде. Армии прибалтийских республик при  включении в состав СССР не были полностью распущены. Их командование было либо уволено, либо арестовано и заменено на командный и политический кадровый состав Красной Армии. Однако, антисоветские настроения в национальных дивизиях были сильны, и, неверное, трудно было бы рассчитывать, что с началом войны на пополнение этих дивизий придет местное население с другим настроением. Так и произошло.


О ситуации я сужу не по официальным источникам, а по документам дивизий и полков, принявших удар немцев в Прибалтике. Там отмечены и случаи массового дезертирства местных с оружием, а часто и с уводом лошадей – основной тягловой силы в тыловых частях и артиллерии, и случаи сдачи в плен с разоружением своих советских командиров. Местные жители отлавливали и сдавали немцам одиночных бойцов отступавших частей, нападали на их мелкие группы.

Например, ветеран 183-й дивизии 27-й армии Н.Иванов вспоминал: «Вообще-то латыши в массе своей оказались надежными, упорными в бою солдатами. И вплоть до родных хуторов сражались достойно. Дальше, правда, расставались так, как их учили и вооружали – т.е. по-английски, не прощаясь. Не забыв, однако, прихватить с собой оружие и конный состав… Русскоговорящий комдив и латыш-комиссар оказались людьми мужественными, не боящимися смотреть фактам в лицо. И потому как-то в перерыве между боями собрали под предлогом разбора минувших боев офицеров-латышей поодаль от основной массы и попросили каждого определиться. Большинство тут же честно заявили, что будут добросовестно оборонять родимый край, но только до его границ. И тут же были разоружены и отпущены на все четыре стороны». В результате дивизия оказалась вообще без командиров.

Вот поэтому и направляли в Прибалтику пополнение из других областей СССР, так попали туда и раменцы. 27-я армию трудно было назвать боеспособной, и организовывать плотную оборону ей было нечем. Только с 26 июня она заняла оборону на р.Западная Двина, но продержалась недолго. 2 июля немцы начали очередное наступление, и армия стала откатываться к Опочке и Острову. В это время Соловьев и Тютин, скорее всего, уже были среди ее бойцов.


8 июля армия вела активные оборонительные бои в районе 100км южнее Пскова. Это был вторник, погода стояла хорошая, теплая. Дороги сухие, и немцы группами до батальона пехоты при поддержке 10-15 танков и бронемашин, артиллерии пытались прорвать оборону нашей армии в направлении Опочка – Пушкинские горы.   


В боевых донесениях и оперсводках армии в эти дни отмечается крайняя усталость бойцов и командиров от многодневных непрерывных атак немцев и их бомбежек. Некоторые части не выдерживали и в беспорядке покидали занимаемые позиции, но были остановлены, приведены в порядок и снова их отбивали. Боевым приказом по армии был создан ударный отряд под командованием генерала Лелюшенко для удара по Острову, овладения городом и удержания его до подхода основных сил. В состав отряда из разных частей были включены танки КВ и Т-26, стрелковый батальон (до 300 чел.) с артиллерией на бронемашинах БТ-24 и саперная рота. Срок готовности отряда – 22.00 8.07.41. Т.е. несмотря на усталость, наши еще и контратаковали.


Согласно журнала боевых действий 27 армии 8.07.41г., ее части отбивали попытки немцев форсировать р.Великая и удержали свои позиции. Отрял Лизюкова готовился к атаке.

Где в этот день были раменцы? Батальон охраны штаба армии занимался своим основным предназначением – охраной штаба. В случае прорыва к нему немцев они отражали нападение, но могли выделяться для сопровождения и охраны офицеров и генералов армейского звена при их поездках на передний край. При острой нехватке бойцов для отражения прорыва немцев какой-то взвод мог быть направлен для усиления ликвидирующих этот прорыв. Так что вовсе не значит, что весь батальон всегда находился непосредственно при штабе. Бывало, что, использовав его как последний резерв, опасность захвата штабов ликвидировали сами офицеры и генералы, и даже ходили в штыковые атаки.

Поэтому, служа как бы при штабе, Михаил Тютин вполне мог оказаться на передовой или перед прорвавшимися в тыл немцами. Это война, и обстановка менялась стремительно. Так он и мог попасть в плен.

В карте пленного записано о его пленении у г.Режицы. Сейчас это латвийский г.Резекне в 80-90км от позиций, занимаемых армией 8 июля 41-го. Видимо немцы указали место, где на пленных завели хоть какой-то учет. А может, просто записали направление, с которого вели наступление. Но это война! И вполне возможно, что только что прибывший на фронт Тютин попал в отставшую группу бойцов, которые, например, прикрывали чей-то отход, сами оказались в окружении и позже были выловлены немцами где-то в лесах.


Лагерь военнопленных шталаг XD Витцендорф был расположен в Люнсбургской пустоши между Ганновером и Гамбургом на окраине полигона Мунстер. Летом и осенью 41-го поступившие туда советские пленные жили под открытым небом, следствием чего стала высокая смертность от холода, голода и болезней. В карте пленного есть отметка, что в августе Тютину были сделаны прививки от оспы и туберкулеза, а значит, в это время он и прибыл в лагерь, но пробыл в нем недолго.


18 августа 41-го его направляют в рабочую команду Arbeitskommando 45 in Bremen-Burg (D.R-Bahn). В районе Бремена она выполняла ремонтные и строительные работы на железной дороге. 28 сентября Михаил возвращен в лагерь, а 10 октября снова направлен в рабочую команду 24 в Меинкингсбург. Это маленькая деревня недалеко от Нинбурга, где размещался шталаг ХС. Возможно поэтому 1.12.41 его переводят в этот лагерь. Скорее всего, просто передали туда карту пленного. Чем занималась эта команда, неизвестно, но там он или заболел, или получил травму и был направлен в ревир (лазарет) 10 без указания в документах даты.


Последняя запись - о смерти военнопленного Михаила Тютина 31.12.41 в лагере шталаг ХВ Зандбостель. Возможно, в ревир этого лагеря он был направлен просто умирать. Советских военнопленных не направляли в лазарет, где находились военнопленные из других стран и где могли оказать реальную помощь. 


Для русских были выделены 3 барака на территории лагеря, которые огородили колючей проволокой, и дальше все зависело от организма пленного. Сами выздоравливали, сами умирали. Умершие в шталаге Зандбостель захоронены недалеко от лагеря на кладбище в 70 братских могилах.


В журнале «Шпигель» 15.01.2010 Йохен Бёльше в своей статье о шталаге XВ писал: «…Но ситуация менялась очень быстро: осенью 1941 года тысячи захваченных россиян направлены в Зангбостель. Число заключенных взлетает до 71 000 человек. Многие солдаты Красной Армии от голода и холода в неотапливаемых вагонах прибывали полумертвыми. Их оскорбляют, немецкие стражники издеваются над ними как над «недочеловеками», их избивают украинские капо, их кормят «русскими бутербродами» («Russenbrot») из коры и свеклы.

Тем не менее, они используются для самых тяжелых и самых грязных работ - например, при культивировании болота или выработке фекалий. Делегатам Красного Креста запрещается проверять переполненные отдельно отгороженные казармы русских. В качестве «смертельного врага» немцев «большевики» по нацистской доктрине «потеряли все претензии на лечение как честные солдаты и после Женевской конвенции».

Тем не менее, Зандбостель становится показателем самых разных человеческих проявлений: «Помимо человеческой солидарности было отсутствие участия и совести», - пишут историки Воланд и Боргсен. Некоторые охранники тайно дают картофель голодающим россиянам, а другие садистски убивают больного молотком. Некоторые местные жители ставят ведро с водой на улицу перед страдающей от жажды колонной пленных, но должны смотреть, как ярый сосед нацист на их глазах ведро опрокидывает.

Чем дольше длится война, тем чаще голодающие русские борются за обрывки еды из мусорных баков, бросаются на пучки травы, едят кору деревьев. Несмотря на дождь со снегом, заключенные должны совершенно голыми часами ждать у входа в душ. В морозные ночи от отчаяния пленные сжигают свои кровати и ночуют на цементном полу казарм.

Зимой 1941-42 годов эпидемия тифа унесла сотни и сотни жизней. «Как только кто-то умирал, его одежду тут же забирали другие пленные», - замечает французский свидетель. Жертв эпидемии похоронили в братских могилах. «У некоторых все еще были судороги», - говорит жена крестьянина-фермера, которого заставляли перевозить трупы. Общее число советских заключенных, умерших в Зандбостеле, по разным оценкам составляет от 8 000 до 46 000 человек».


Вот такой была судьба Михаила Тютина.

Василий Соловьев воевал всего на 20 дней больше Тютина. Он действительно пропал без вести в бою у д.Подберезье. Так что же произошло в этот день?


Из журнала боевых действий 27-й армии: «27.07.41. 89сп 23сд, прикрывающий направление от Осипово Село, отошел разрозненными группами, поставив под угрозу окружения части 65ск и штаб Армии, находящийся в Подберезье, который отошел между 20.00 и 21.00 в Темный бор. Противник систематически вел огонь из дальнобойной артиллерии по проводам, связующим штабы корпусов со штабом армии, чем нарушил управление войсками».



Скорее всего, 27 и 28 июля при отходе штаба армии часть батальона охраны участвовала в отражении атак прорвавшихся немцев, часть сопровождала подразделения штаба. Соловьев мог погибнуть в бою, а мог попасть под бомбежку или артобстрел. Видимо, свидетелей его гибели не было, и его записали пропавшим без вести 28 июля. Все 14 человек на одном с ним листе в списке потерь числятся пропавшими без вести 28.07.41 в бою у д.Подберезье Ржевского р-на Калининской обл. И это только на одном листе. Возможно, погибла вся группа прикрытия.

А вот сведений о Василии Тютине, брате Михаила, так и не нашлось. В одном из списков потерь есть Василий Тютин (без отчества и других сведений), который сгинул в болотах Чудовского района Ленинградской области в июне 42-го. 


В это время у Мясного Бора пытались пробиться к своим истощенные остатки окруженной 2-й Ударной Армии Власова, который предал своих солдат. К сожалению, в списках Бронницкого РВК не было граф для сведений о дате последнего письма и адресе солдата, поэтому установить, где Василий служил и мог ли он быть в числе окруженных, невозможно. А дата признания его пропавшим без вести весьма условна.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/

http://www.teatrskazka.com/Raznoe/Perechni_voisk/Perechen_33_06.html

http://www.sgvavia.ru/forum/819-3893-1

http://en.wikipedia.org/wiki/Bremen-Burg_station

http://www.ak-regionalgeschichte.de/html/kriegsgefangenenlager.html

http://srpo.ru/forum/index.php?topic=5131.15

http://www.spiegel.de/einestages/vergessene-orte-a-948682.html

http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=4453

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (04.01.2018)
Просмотров: 48 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]