Главная » Статьи » Мои статьи

УШАКОВ ИЗ СТАНОВОГО. ПОГИБ В ПЛЕНУ

РамСпас поиск. Возвращение.

УШАКОВ ИЗ СТАНОВОГО. ПОГИБ В ПЛЕНУ

Сведений в книгах памяти нет:

Ушаков Николай Дмитриевич, 1914 г.р., д.Становое Раменского р-на. Признан пропавшим без вести в июле 1941.

В 1946г. в ходе подворового опроса заявление на розыск подавала жена солдата Ушакова Мария Матвеевна из д.Становое. Она рассказала, что ее муж, Ушаков Николай Дмитриевич, родился в 1914г. в д.Становое Раменского района. На войну был призван 23.06.41. Последняя весточка от него была получена через два дня, 25 июня, т.е. или с дороги, или с пункта сбора, поэтому о части, в которой воевал муж, она ничего не знает.


Никаких документов о судьбе Николая Ушакова не нашлось, и он был признан пропавшим без вести в июле 41-го.

Но такие документы есть. Вот только отношение к попавшим в плен было далеко от справедливости, и лежали эти документы в мешках неразобранными, а семьи так и не знали, что их близкие погибли в плену, многие на чужой земле.

Основным документом военнопленного была персональная карта, которая заводилась после его поступления в стационарный лагерь и присвоения персонального номера пленного. В карту с его слов заносились персональные данные: где служил, где и когда попал в плен, был ли при этом здоров, ранен или болен, какие имел особые приметы, адрес ближайших родственников. Не всегда, но была приклеена фотография пленного с его персональным номером и сделан отпечаток пальца. На обратной стороне карты делались записи о его перемещениям по лагерям и рабочим командам, о прививках и лечении, если он направлялся в лазарет, о смерти и месте захоронения. Персональный номер пленного оставался постоянным, и менялся в других лагерях крайне редко.



Таким образом, при наличии карты пленного можно было проследить все, что с ним происходило в плену до самой смерти. Но пленные были не просто военными, захваченными в ходе боев и посаженными за колючую проволоку - они были рабочей силой, которой заполняли места, откуда немцы уходили на войну. В отличие от СССР, немецких женщин на эти рабочие места не привлекали. Поэтому у немцев был создан орган по строгому учету всех военнопленных (WASt – Справочная служба вермахта), куда направлялись сведения об их перемещениях.

Для передачи таких сведений были введены карточки по специальной форме. Они были зелёного цвета, поэтому сейчас их называют «Зеленые карточки регистрации». Все указанные в них пункты должны были заполняться самим военнопленным на русском и немецком языках. Для этого напечатанная в типографии карточка имела анкетные надписи на двух языках. Если военнопленный был не в состоянии сам заполнить такую карточку, то разрешалось привлекать другого человека в помощь.

Согласно указанию, фамилии и имена следовало записывать так, как их слышали при произношении. При регистрации офицера на его карточке необходимо было по диагонали провести красную линию. После сверки указанных военнопленным данных, на них ставился штемпель с номером лагеря и числом поступления (частично эти данные записывались и от руки). Если военнопленного переводили в другой лагерь, указывалась дата убытия.

Т.е. в отличие от персональной карты, зеленая заполнялась только на одно перемещение для извещения об этом ВАСт. Для установления всей судьбы пленного нужно иметь все зеленые карточки. Даже если на ней есть отметка о смерти, это еще не значит, что пленный умер в том лагере, на перемещение в который карта заведена. Ее могли сделать в ВАСт на всех зеленых карточках пленного. Пленный мог умереть и в рабочей команде, на такие перемещения делались отметки только в персональной карте, без оповещения ВАСт.


Эти пояснения нужны, т.к. именно зеленая карточка пленного Ушакова сохранилась в архиве. Она была заведена при поступлении в лагерь военнопленных Stalag XIA Altengrabow военнопленного Ушакова Николая Дмитриевича, личный номер 120754, 23.06.14 г.рождения, д.Становое Раменского р-на Московской обл. Гражданская профессия – ювелир. Его мать, Федосия, жила там же, в д.Становое.


В зеленой карте есть запись, что он умер 13.10.42. Запись сделана не немцами, а переводчиком в ходе обработки документов пленных. Видимо у него был и другой подтверждающий это документ. В карте, кстати, есть две даты прибытия Ушакова в Stalag XIA. Одна записана от руки тем же почерком, что и остальные записи – 11.11.41, вторая – это штамп 2.12.41. Скорее всего, первая сделана в лагере о дате прибытия пленного, а вторая в ВАСт о дате поступления туда зеленой карточки.

То, что Ушаков умер в лагере, где была заполнена карта, можно лишь предположить. Для такого утверждения нужно быть уверенным, что это его последняя зеленая карточка. Но и это не исключает его смерть в рабочей команде вне лагеря. К сожалению, место захоронения Ушакова осталось неизвестным. 


На немецком сайте по советским военнопленным Саксонские мемориала у Ушакова не указана даже дата смерти.

В карте указано и место службы – 127 отдельный батальон, дата и место пленения – 14.07.41 под Себижем (так в карте). В 41-м в составе 21-го мехкорпуса Северо-Западного фронта был 127 отдельный батальон связи (в/ч 2980), и как раз под Себежем корпус воевал в июле 1941. Был и саперный батальон с таким номером, но в это время он воевал в «смоленском мешке», т.е. в районе Смоленска.


Немцы рвались на Ленинград, и в июле 41-го направлением главного удара группы армий «Север» стал стратегический узел Себежский укрепрайон. Основной ударной силой была 3-я моторизованная дивизия СС «Тотенкопф» («Мертвая голова») — элита элит Третьего рейха. Рост бойцов не ниже 180 см, железное здоровье, характер нордический и стойкий. В атаку на «недочеловеков» ходили в полный рост, пленных не брали. Наши солдаты не были элитой, но в стойкости немцам не уступали. На том и держались. Как воевал 21-й мехкорпус, лучше всего расскажет документ.

Доклад командира 21-го механизированного корпуса Героя Советского Союза генерала Лелюшенко командующему 27-й армией о состоянии корпуса на 23 июля 1941г.:

«21-й механизированный корпус организационно начал создаваться лишь в апреле 1941г. с расчетом (по плану Генерального Штаба) укомплектования боевой материальной частью не ранее 1942 года.

1. 21-й механизированный корпус (в.ч. 2979) 23.6.41г. приказом командующего Московским военным округом направлен на фронт в двинском направлении.

К началу войны корпус был укомплектован личным составом на 80-90%, из них до 70% апрельско–июньского призыва.

Материальной частью корпус был обеспечен на 10-15% (колесные и специальные машины). На фронт корпус выступил со значительным некомплектом артиллерии, станковых и ручных пулеметов и автоматических винтовок, а также минометов. Большинство 76-мм пушек были без панорам, а малокалиберные зенитные пушки – без дальномеров (были даны за два дня до войны и в процессе войны).

Корпус выведен на войну по тревоге неотмобилизованным и неукомплектованным материальной частью всех видов, со значительным количеством необученных бойцов. Отсутствие вооружения, материальной части и неподготовленность новобранцев заставили меня оставить в районах зимних квартир до 17 тысяч необученных солдат с задачей их подготовки, вооружения и сколачивания.

2. Начиная с 23.6.41 г. по сегодняшний день корпус находится в непрерывных боях. Его отдельные бойцы, подразделения и части в целом проявили образцы подлинного героизма в боях с немцами.

Корпус понес значительные потери как в личном составе, так и в материальной части. За месяц войны потери убитыми, ранеными и пропавшими без вести составляют:

– командного состава – 394 человека;

– младшего начальствующего состава – 830 человек;

– рядового состава – 5060 человек.

Всего потерь – 6284 человека, т. е. 60% участников боев...

Корпус, именуемый 21-м механизированным корпусом, практически дерется как мотострелковое соединение, по своему числу не соответствующее даже мотострелковой дивизии. За месяц боев с немцами корпус захватил: пленных 53 человека, винтовок – 95 штук, мотоциклов и велосипедов – 39 штук, автомашин – 12 штук, пушек 3 штуки; помимо этого до 10 пушек, захваченных у противника, по израсходовании снарядов уничтожены. Уничтожено, по подсчетам частей, 9575 человек, пулеметов – 90 штук, орудий различных калибров – 86 штук, танков и бронемашин – 53 штуки, автотранспорта – 834 [машины], мотоциклов – 503 штуки, велосипедов свыше 215 штук, лошадей 412 [голов].

3. Испытывая крайний недостаток в артиллерии, станковых и ручных пулеметах, автоматических винтовках и минометах, средствах связи всех видов (имеющихся средств связи недостаточно даже для организации управления огнем артиллерии), при значительном некомплекте в командном и политическом составе, неукомплектованности штабов, корпус продолжает драться, не снижая своего боевого духа, но долго так протянуть не сможет из-за отсутствия пополнения как людьми, так и материальной частью, в то время как кадры его несут значительные потери.

4. [Вследствие] отсутствия ремонтных мастерских, ЗИП и деталей для ремонта, выводится из строя много материальной части, которая могла бы быть восстановлена силами частей.

5. Оставленные мною в районах зимних квартир невооруженные бойцы в настоящий момент передвигаются в направлении Осташков, испытывая крайние трудности как в питании, так и в обучении; ни 22-я армия, ни другие снабженческие органы не хотят снабжать второй эшелон корпуса, считая его чужим, в то же время принимают самые решительные меры к растаскиванию его кадров и материальной части, лишая меня перспективы когда-либо сформироваться в механизированный корпус.

Так, например: занаряженная мне по планам Главного автобронетанкового управления и Главного артиллерийского управления материальная чисть и отправленная на мой адрес перехватывается командованием 22-й армии. В Великих Луках у меня взято 1500 самозарядных винтовок, 126 грузовых автомашин, 15 автокухонь, 28 76-мм пушек, танков «КВ» – 22 штуки, «Т-34» – 13 штук, несколько вагонов запасных частей и 860 комплектов авторезины.

Помимо этого, распоряжением отдельных высших командиров забрано под различными предлогами «ЗИС» – 115 штук и «ГАЗ» – 186 штук (распоряжением генерал-майора Карманова и начальника штаба 11-й армии).

Такое положение не может быть дальше терпимым. Я прошу Вас довести это до сведения высшего командования, одновременно прошу разрешить вопрос о том, будет ли корпус в дальнейшем существовать как механизированный корпус или будет действовать как мотострелковое соединение и его танковых кадры, действующие на фронте, постепенно будут выведены из строя и корпус потеряет базу для развертывания в механизированный корпус.

Прошу Ваших мероприятий по существу изложенного мною». (Ф. 624, оп 2660с, д. 4, лл. 116-117. Машинописная копия).

Вот так и воевали. Танкисты без танков и полки, по составу равные неполным батальонам, а то и ротам. Как они устояли?! Каждый из них достоин не только памяти, но и памятника. Каждый!

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://www.solonin.org/doc_prikazyi-i-boevyie-doneseniya

http://tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue33/Issue33_20.html

http://www.dokst.ru/main/content/vydacha-spravok/grazhdane-sssr/voennoplennye/informatsiya-o-baze-dannykh-o-grazhdanakh-byvsh

http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=4382.0

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (03.12.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]