ЗАВОДИН ИЗ КАПУСТИНО. ОШИБКА ЗАХОРОНЕНИЯ - Мои статьи - Статьи по поиску участников ВОВ - Сайт Горбачёва Александра Васильевича
Главная » Статьи » Мои статьи

ЗАВОДИН ИЗ КАПУСТИНО. ОШИБКА ЗАХОРОНЕНИЯ

РамСпас поиск. Возвращение

ЗАВОДИН ИЗ КАПУСТИНО. ОШИБКА ЗАХОРОНЕНИЯ

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


К сожалению, в который раз ошибка в месте захоронения. Иван Заводин похоронен в 350 км от Рязани, в г. Рузаевка, Республика Мордовия. Сложно сказать, почему в Книге памяти указано другое место, да еще и с указанием кладбища. Можно предположить, что случайно взяты сведения о другом человеке.


Из донесения о безвозвратных потерях по 295-му стрелковому полку 183-й стрелковой дивизии: Заводин Иван Никитович, красноармеец, стрелок. Родился в 1898г. в Московской обл. Призван Раменским РВК Московской обл. Убит 28.01.1943 у д.Ясенки, остался на территории противника. Жена, Завадина Елизавета Александровна, жила по адресу: Московская обл., Раменский р-н, д.Капустино, д.2.

В списке погибших у д.Ясенки 28-30 января 1943 г. 91 человек, и все они были оставлены на поле боя. Это очень большие потери, и говорят они об интенсивности боев. Наша атака захлебнулась, бойцы откатились назад, а погибшие остались там, где погибли.


Так что же происходило 28 января 1943 у д.Ясенки? С 24 января по 17 февраля 1943 г. войсками Воронежского и Брянского фронтов проводилась Воронежско-Касторненская наступательная операция. По ее замыслу сходящимися ударами по флангам 2-й немецкой армии и 3-го венгерского корпуса (125 тыс. человек) в направлении на Касторное следовало окружить и уничтожить эту группировку, освободить район Воронеж – Касторное и создать условия для наступления на Харьков и Курск.


Утро 24 января было морозным и метельным. Непогода не позволяла использовать авиацию, а артподготовка оказалась недостаточно эффективной. Когда в 13 часов вперед пошли пехота и танки, выяснилось, что основные огневые средства и оборонительные позиции противника уцелели, а его пехота понесла лишь незначительные потери. Фашисты оказывали яростное сопротивление. Бои сразу же приняли упорный и затяжной характер. Лишь вечером бригады 4-го танкового корпуса прорвались через передний край противника и пошли в сторону Горшечного. Вслед за танками двинулись стрелковые части 40-й армии, в состав которой входила и 183-я стрелковая дивизия.


Уже 25 января, чтобы избежать окружения, немцы сдали Воронеж. 28 января наши войска соединились в Касторном, и 9 немецких дивизий оказались в окружении. В такой ситуации создаются внешний и внутренний фронты. Внешний продолжает наступление, и, увеличивая разрыв между окруженными и основными силами, не дает врагу пробиться к окруженным. В свою очередь внутренний фронт сдерживает попытки окруженных разорвать кольцо окружения, расчленяет их и уничтожает. 


Для создания внутреннего фронта окруженных в районе Касторное – Горшечное девяти немецких дивизий привлекалась и 183-я стрелковая дивизия. Немцы были стойкими вояками и оказывали самое жесточайшее сопротивление, что и подтверждают потери 295-го полка. Деревня Ясенки находилась в районе переднего края обороны окруженных немцев, и попытка взять ее сходу не удалась.


Бойцы ушли в атаку, потеснили немцев, но были ими выбиты обратно. По возвращении в свои окопы командиры собирали сведения о потерях. Выжившие сообщали о тех, кто погиб на их глазах и заносили их в списки убитых. Но кто проверял, убит упавший рядом, или ранен? 


Да и много ли шансов выжить было у получивших пулю или осколок в голову, грудь, живот! Январь, мороз – тяжелораненый просто замерзал.


Под огнем немцев на открытой заснеженной местности мало шансов вынести раненого было и у санитара. Но выносили. Выносили и своих, и бойцов соседних полков, вытаскивали раненых и сами бойцы. Не следует забывать, что это ранения -  это оторванные конечности, пробитая грудная клетка, открытые внутренности. Все залито кровью, в т.ч. документы, если они вообще сохранились. Зачастую определить, кого именно вынесли с поля боя, было просто невозможно, об этом могли узнать, только если раненый приходил в сознание. Поэтому в списках умерших от ран часто нет никаких сведений, только запись «неизвестный».


Так произошло и с Иваном Заводиным. Он не погиб в том бою. Его вытащили с поля боя с проникающим ранением груди.


Для многих такие ранения заканчивались быстрой смертью. Лишь в 10% случаев осколок или пуля не задевали легкое. Кроме этого, в большинстве случаев обнаруживались еще и повреждения ребер, грудины, лопатки, ключицы. Быстрейшее обеспечение стерильности раны может способствовать выживанию раненого, но это война, это грязь, это невозможность немедленной операции. Да и сама пуля или осколок – источник заразы.

Такие раненые умирают тяжело. Они страдают от сильных болей, мучительного кашля и одышки, тяжелого удушья при малейшем физическом напряжении. Те же, кто выжил, проходят длительный путь лечения, который все равно не исключает смерть.


Следующий документ, уже о смерти Ивана – список умерших в госпиталях. 22 мая 1943г. в эвакогоспитале №3053 умер стрелок 295-го полка красноармеец Заводин Иван Никитович. Родился в 1898г. в д.Капустина Раменского р-на Московской обл. Призван Раменским РВК Московской обл. В госпиталь поступил 16.03.1943 с диагнозом: «Проникающее ранение грудной клетки. Нефрит. Легочное кровотечение». Умер 22.05.1943г. от нефрита. Похоронен: М.АССР, г.Рузаевка, сельское кладбище, могила №45. Жена, Елизавета Александровна Заводина, жила по адресу: Московская обл., Раменский р-н, д.Капустино, д.2. С предыдущим списком совпадают все персональные сведения, значит это он, Иван Заводин, числящийся погибшим в январе 43-го.

Легочное кровотечение лечится тяжело. Если даже оно было однократным, всегда остается опасность его возобновления. У Ивана, судя по всему, оно, как следствие ранения грудной клетки, было постоянным. Возможно, как осложнение после операции. Излившаяся кровь отхаркивается при кашле, и в тяжелых случаях при обильном кровотечении возможна даже закупорка воздуховодных путей, от чего раненый просто задохнется.

Но умер Иван все-таки от нефрита. Тяжелые ранения нередко сопровождались разнообразными заболеваниями почек в связи с занесенными в организм инфекциями, как при ранении, так и на этапах эвакуации. Хотя причиной могло быть и резкое переохлаждение, ведь Заводин был ранен в январе, и сколько ему пришлось пролежать в снегу, неизвестно.


Скорее всего, у него уже был острый нефрит, при котором уменьшается выделение мочи, наблюдаются отечность, повышение давления. В результате нарушения выделительной функции почек (почечная недостаточность) наблюдается уремия (мочекровие) — задержка азотистых шлаков и самоотравление ими организма. Обостряются и другие заболевания, приводящие к смерти тяжелой и мучительной.


Возможно, с учетом тяжести ранения и длительностью лечения, Иван и был отправлен в глубокий тыл, а в госпиталях ближе к фронту оставляли тех, кого можно было быстрее поставить на ноги и отправить на фронт. Сначала его лечили там, а когда стала возможной транспортировка – отправили дальше в тыл. Поэтому в госпиталь Мордовии он и поступил через полтора месяца после ранения. Возможно, его промежуточный госпиталь и размещался в Рязани, но умер он все-таки в Рузаевке.

Эвакогоспиталь №3053 был образован в 1941г. Врач-хирург госпиталя Е.Б. Смолина вспоминала: «В конце июля 1941 года, мы, медработники, были вызваны в военкомат, и там сказали нам, что мы мобилизованы организовать госпиталь на базе железнодорожной больницы и школы № 27». Создавались три отделения: первое - хирургическое - располагалось в здании железнодорожной больницы, второе - терапевтическое - в здании школы №27 (ныне это гимназия №1), а третье -инфекционное - было расположено в райисполкоме города.

С оснащением в госпитале было плохо. Е.Б. Смолина: «Нам предложили самим искать оборудование для эвакогоспиталя, пока больных не было, и мы начали ходить по учреждениям и просить, где — что: мебель, посуду и т. д. Конечно же, это делалось законно, стали оформлять отданные вещи с помощью расписок, т.к. конторы никакой не было и документации тоже. И я выдавала расписки со своей личной печатью. Мебель и посуду-то мы набрали, а вот медоборудования и предметов ухода - нет».

Не хватало не только лекарств, но и бинтов. Не было костылей и носилок. Молоденьким, хрупким медсестрам порой на операцию и с операции, на перевязки приходилось носить бойцов на руках. Сначала было так, но впоследствии госпиталь оснастили и расширили. Открылось второе терапевтическое отделение, в актовом зале располагались уже выздоравливающие бойцы, а в учительской была палата тех, у кого не было шансов выжить - «палата смертников».

Госпиталь был оснащен по меркам войны, но можно ли было сравнить его с госпиталем мирного времени! Врачи делали все, что могли, набирались опыта в проведении сложных операций, при поступлении новых партий раненых не выходили из операционной.

Бывшая работница госпиталя О.И.Уткина вспоминала о хирурге Смолиной: «Да...Это был самый добрый и отзывчивый человек. Когда кто - то из медперсонала нуждался в её совете, помощи в проведении операции, она всегда помогала. Порой она не спала сутками. Однажды мы с ней возвращались домой, и Елена Борисовна шла с закрытыми глазами. «Что вы так?» - спрашивала я. А она отвечала: «Это я, Лёлечка, сплю так». Не вина врачей, что Иван Заводин умер, уж очень тяжелым было его ранение и послеоперационные осложнения.


В послевоенное время умершие в эвакогоспитале №3053 с сельского кладбища были перезахоронены в братскую могилу на площади Победы г.Рузаевка. Все фамилии известны, есть в списке и Заводин Иван, умерший 22.05.43, но его отчество искажено – не Никитович, а Никторвич, что можно прочесть скорее как Викторович. Досадная ошибка.


С какого времени Заводин воевал в 183-й дивизии неизвестно, т.к. в документах нет сведений о времени его призыва в армию. Немного о дивизии. 


15 января 1942 г.183-я дивизия в составе 29 армии наступала западнее Ржева, вошла в прорыв и отбросила вражеские части на восток к Ржеву, но уже 23 января немцы отрезали ее от тылов, а с 5 февраля дивизия вела бои в полном окружении. Частично из окружения вышла, и до конца июля 1942 г. держала оборону северо-восточнее Ржева.


С августа 1941 г. по февраль 1942 г. дивизия трижды попадала в окружение. C начала августа 1942 г.участвовала в Ржевско-Сычевской наступательной операции, вышла на подступы к Ржеву, но, как и зимой, безуспешно штурмовала немецкие укрепления. Практически разгромленная дивизия 20 сентября 1942 г. была выведена на пополнение в Клинский район Московской области. Может быть, именно в это время Иван Заводин в дивизию и попал? Вполне можно это предположить. В январе 1943 г. дивизия была переброшена южнее Воронежа, где под Ясенками он и был ранен.


Дивизия же закончила войну как 183-я стрелковая Харьковская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия.



Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

http://rshew-42.narod.ru/29/1.html

http://rshew-42.narod.ru/29/16.html

http://www.e-reading.mobi/bookreader.php/1009463/Gerasimova_-_Rzhevskaya_boynya.html

http://www.weltkrieg.ru/about/264-rzev.html

http://polkmoskva.ru/upload/iblock/5e1/5e11d4b01ca24da4d4c40ea0ea026485.pdf

http://semidesyatnoe.ru/istoriya-sela/1942-1943/2401-0202-1943.html

http://ffre.ru/ujgpolrnabewotrmer.html

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (25.01.2016)
Просмотров: 120 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]