Главная » Статьи » Мои статьи

БАДАЛИН ИЗ МЯЧКОВО. ОПЕРАЦИЯ «МАРС»

РамСпас поиск. Возвращение

БАДАЛИН ИЗ МЯЧКОВО. ОПЕРАЦИЯ «МАРС»



В Книге памяти Московской обл. сведений о нем нет.

Ошибки в учете погибших сопровождают поиск довольно часто. Это реальность и она объяснима. Один из примеров такой ошибки – судьба красноармейца Бадалина.

Конечно, книги памяти не гарантируют достоверность сведений, но составлялись они на основании реальных архивных документов. И на Бадалина такие документы есть. Согласно донесения о безвозвратных потерях 379-й стрелковой дивизии №0218 от 20 марта 1943 красноармеец Бадалин Александр Тимофеевич, стрелок 1255-го стрелкового полка, 1908 г.р., уроженец Раменского района Московской обл., призванный Свердловским РВК Москвы убит 19.12.1942г. и похоронен в д.Аристово Смоленской обл. Отец Тимофей Михайлович жил в д.Нижнее Мячково.


Но есть и другой документ от 31 июля 1945г. - списки безвозвратных потерь 1-го Украинского фронта на период Отечественной войны на 259864 человека. Есть Бадалин и в них, только год рождения 1903 (3и 8 можно спутать), тоже рядовой, стрелок того же 1255-го полка, убит в тот же день, но вот захоронен: Рабочий поселок №7, Синявинские торфяные разработки, Ленинградская обл. 1255-й полк там действительно воевал, но в 1943г.! Вот явная ошибка писаря при составлении списка. Она и перекочевала в книгу памяти Ленинградской обл., а возможно и в списки захороненных в Синявино. Там, на ул.Песочной, есть мемориал, куда производили перезахоронения из окрестных могил павших. Но вот откуда в книге памяти взялась 245-я дивизия, сказать трудно, т.к. в этой дивизии 1255-го полка никогда не было. В списках 45-го года указан даже номер в/ч, в которой служил Бадалин – 25526 и это 1255-й полк 379 дивизии.

Но погиб он все-таки не там. Сычевская наступательная операция (ноябрь – декабрь 1942), именно в этих боях был убит Александр Бадалин.

К осени 42-го наше командование приняло решение ликвидировать Ржевско-Сычевский выступ, который образовался в 120 км от Калинина и 200 км от Москвы, что позволяло немцам рассматривать его как плацдарм для нового наступления на Москву. В августе 42-го попытка его ликвидации уже предпринималась, но безуспешно. Мне уже приходилось писать о наших земляках, погибших тогда. Николай Завалов из Рыболово, боец 139-й дивизии убит 11.08.42 у д.Полунино. Виктор Зайцев из Раменского, боец той же дивизии, был пленен и умер в Риге от туберкулеза 25.05.43.

На начальном этапе операции в первый день планировали прорвать оборону противника и овладеть Сычевкой, а на втором этапе в течение 3-4 дней окружить и уничтожить всю группировку. На 20-ю армию, в составе которой и воевала 379-я дивизия, во взаимодействии с 29-й армией эта задача и возлагалась. Готовились серьезно. За месяц до наступления была проведена командно-штабная игра, в ходе которой отрабатывались вопросы взаимодействия разных родов войск и служб. Формировались ударные группировки войск.

Наступление было намечено на 12 октября, но впоследствии перенесено до особого распоряжения. Ударная группировка усиливалась новыми дивизиями, подвозились боеприпасы, продовольствие и фураж. Но и немцы не сидели сложа руки. Их разведка работала и они видели, что готовится серьезная наступательная операция, да и перебежчики это подтверждали. На участках возможных ударов наших войск укреплялась оборона, подтягивались свежие части. Готовились и к зиме. Вот цитата из дневника немецкого солдата Фрица Бельке, солдата этой группировки: «Немедленная примерка этих с тоской ожидаемых предметов одежды вызывает всеобщее удивление и глубокое удовлетворение и рождественское чувство; хорошая, на вате, верхняя одежда, с изнанки на белом или сером, с капюшоном, со шлемом на голову, рукавицы с манжетами и, к тому же, хорошие немецкие фетровые сапоги – лучше, чем русские «Walenkis», такого хорошего никто не ожидал. Теперь может приходить зима…».

Превосходство в людях и технике было на нашей стороне. Перед фронтом 20-й армии у немцев было около 18000 человек, сама же армия была укомплектована до штатной численности и на фронте в 20 км насчитывала 95557 человек. Превосходство в людях и технике в 5-6 раз! Начало операции было назначено на 7.00 25 ноября 42-го.

Ночью на 25-е начался сильный снегопад и наступление пришлось отложить до 9.00. Оно началось с мощной артподготовки, но насколько она была эффективной… Фактически обстреливались не конкретные цели, а площади, т.к. корректировщики из-за снегопада этих целей не видели. После августовских боев, когда тылы отрывались от наступающих войск, был приказ, тылам не отставать. В результате планируемый прорыв на 20 км не состоялся, а тылы уже переправились через р.Вазузу для следования за войсками. Вместе с тылами через переправы пошла конно-механизированная группа, которая должна была войти в прорыв и обеспечить его расширение вглубь обороны немцев. В результате на переправах и западном берегу Вазузы образовалось скопище людей и техники. Управление тылами дивизий практически было потеряно, как их найти в этой массе? Да и перемещение боевых подразделений было затруднено. Немцы же использовали эту ситуацию максимально – бомбежки были непрерывными и потери наших войск неоправданно высокими.

С самого начала терялись все преимущества, которые были накоплены перед началом наступления. Так 6-й танковый корпус сразу после переправы 26 ноября прорвал оборону немцев, занял несколько ключевых позиций второй линии обороны, но не был поддержан пехотой. Без пехоты танки беззащитны. После прохода корпуса немцы снова заняли прорванную оборону, а из наших 170 танков осталось только 40. Такими же были и действия 2-го гв. кавкорпуса. 27 ноября кавалеристы вклинились во вторую линию обороны, заняли несколько важных опорных пунктов, но без поддержки пехоты также вынуждены были отойти, потеряв 356 человек убитыми.  


Личное мужество солдат и офицеров сводилось на нет неумением командования проводить наступательные операции. Не было у нас такого опыта. Казалось, еще рывок и дело пойдет. Но наши войска из-за плохой организации взаимодействия теряли завоеванные позиции. Ведь и у немцев были потери и ситуация складывалась критическая. Из радиоперехвата немецких переговоров: «На нас наступают с севера, востока и юга. Накапливаются танки, кавалерия, пехота. Обстановка очень угрожающая. Требую немедленного пополнения бронебойной артиллерией, взрывчаткой и противотанковыми минами. Шлите необходимые медикаменты для помощи раненым и медотряд - 4 врача. Считаю полезным отойти от железной дороги. Нам грозит опасность окружения». К сожалению, продолжения такие ситуации не получали.

Ожесточенный характер боев сохранился и в декабре. Бывало, что результатом огромных потерь были всего несколько сотен отвоеванных у противника метров.

Деревни Подосиновка и Жеребцово неоднократно переходили из рук в руки, но пробиться через оборону немцев нам так и не удалось. За 48 часов на участке в 4 километра 20-я армия потеряла около 300 танков, но поставленную задачу так и не выполнила. Снова та же беда – вырвавшиеся вперед танки без поддержки пехоты уничтожались артиллерией и пехотой немцев.

14 декабря безуспешно наступавшую на Подосиновку 243-ю дивизию сменила 379-я, в которой и служил Александр Бадалин. Жить ему оставалось меньше недели.

Времени для оценки обстановки у дивизии не было. Ей придали оставшиеся от 5-го корпуса 24 танка и бросили в бой, но Подосиновка оставалась неприступной.

Имея 5-6 кратное превосходство в начале наступления, к 14 декабря приказом командующего армией боевые подразделения уже пополнялись за счет тыловых частей. «Комдивам 14 декабря и ночь с 14 на 15 декабря использовать для лучшей организации вопросов взаимодействия родов войск, приведения частей в порядок и пополнения их за счет тыловых учреждений, которые сократить до крайне необходимого минимума…».

С начала наступления на 14 декабря по нашим сведениям на всех направлениях противник потерял 1655 танков и 4662 пленных. По немецким данным потери наших войск составили около 200 тысяч человек.

Один из участников тех боев, офицер 30-й гв. стрелковой дивизии Волков вспоминал: «На снежном поле темнели изуродованные танки. В низине лежали убитые верховые лошади с полуоткрытыми остекленевшими глазами и оскалом белых зубов, а рядом с ними, распластавшись на снегу, в черных кубанках, лежали погибшие конники 2 кавкорпуса. Несколько дней тому назад они мчались здесь лавиной на прорыв к железной дороге...».

С 15 по 17 декабря несмотря на упорные бои положение 20-й армии оставалось без изменений. В 8.00 18-го войска получили приказ перейти к обороне. 19 декабря, уже в ходе оборонительных боев, Алексей Бадалин был убит. Не знаю, была ли это пуля, разрыв снаряда или бомбы, да и кто сейчас скажет об этом! Он был похоронен в д. Аристово, которая находилась в тылу обороны 379-й дивизии. В списках захоронения он есть, только и там с ошибкой, как погибший в декабре 1943.






О других погибших в тех боях раменцах – в следующих статьях.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести пропавших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы сайтов:

http://www.obd-memorial.ru/html/advanced-search.htm

http://ulansv.narod.ru/mars/mars9.htm

http://www.1942.ru/mars.htm

http://www.zlev.ru/27_4.htm

http://www.e-reading.mobi/bookreader.php/1009463/Gerasimova_-_Rzhevskaya_boynya.html

http://hlepen.edusite.ru/p89aa1.html

Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (21.11.2012)
Просмотров: 840 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]