Главная » Статьи » Мои статьи

ФЕДОР ЗАУЛЬСКИЙ. ОПЕРАЦИЯ «МАРС»

РамСпас поиск. Возвращение

ФЕДОР ЗАУЛЬСКИЙ. ОПЕРАЦИЯ «МАРС»

Заульский Федор Иванович, красноармеец мин. (видимо минометчик). Родился в 1912г. в Раменском р-не Московской обл., Фабричный двор, корпус №2, кв. 48 (это Раменское) . Жена, Наталья Дмитриевна, жила там же. Призван Раменским РВК. Убит 29.11.42г. у деревни Холм Рогачевский Калининской обл. Похоронен там же.

В Книгах памяти сведений о нем нет. Есть донесение о безвозвратных потерях 42 гвардейской стрелковой дивизии, где в списках потерь 127 гв. стрелкового полка есть наш земляк, Федор Заульский.

Рассказ о его судьбе – это продолжение материала по поиску Александра Бадалина, погибшего в той же операции, Сычевской натупательной.

Дивизия входила в состав 20-й армии и принимала непосредственное участие в Сычевской наступательной операции, как части операции «Марс». Сейчас историки спорят, была ли эта операция стратегической ошибкой Жукова, или наоборот – сковав силы немцев активными действиями на ржевско-сычевском выступе, не позволила усилить их сталинградскую группировку. Оставим это профессионалам.

Вернемся к боям 42-й гв. стрелковой дивизии в конце ноября 42-го. В ее полосе наступления на участке всего в 4 км оборона немцев состояла из двух оборонительных рубежей, привязанных к деревням Васильки и Гредякино, которые были мощно укреплены.

Эти укрепления и предстояло штурмовать со своим 127-м гв. полком Федору Заульскому. Их передний край был глубиной около километра и имел две линии укреплений. Немецкие батальоны размещались у крупных деревень в опорных пунктах, между которыми в 10-15 крепких дзотах и блиндажах на кв. километр размещались пехотные роты. Небольшие группы пехоты укрывались в пулеметных ячейках в 25 - 30 метрах друг от друга, чуть дальше находились замаскированные огневые точки пулеметов и минометов. Все это было опутано обособленными позициями и ходами сообщений.

 Еще на километр в глубину была оборудована вторая линия обороны, состоящая из пулеметных гнезд и огневых позиций противотанковой артиллерии и резерва пехоты, которые своим огнем поддерживали минометы со скрытых позиций.

Южнее, между Гредякино и Хлепень, дополнительным препятствием служила река Вазуза.

Открытая местность между укрепленными деревнями простреливалась перекрестным огнем и находилась под наблюдением заранее размещенных здесь артиллерийских частей. Основные подходы к обеим линиям обороны были замаскированы полосами препятствий, а также прикрывались противотанковыми и противопехотными минными заграждениями.

24 ноября 42-я гвардейская дивизия получила приказ атаковать немецкие позиции у Гредякино. После прорыва первой линии обороны и начала штурма второй, часть конно-механизированной группы генерала Крюкова должна была развить ее успех. В дальнейшем дивизия совместно с 251-й дивизией должна была расширить участок прорыва в направлении на северо-запад.

25 ноября наступление 20-й армии началось. Первыми на прорыв ушли штрафные роты. Некоторые проваливались под лед Вазузы, расколотый снарядами, но преодолев реку и ее крутой берег, штрафники закрепились среди перепаханных нашей артиллерией немецких дотов, траншей и заграждений. Вперед пошли полки и батальоны первого эшелона. Если после артналета штрафников встретил слабо организованный огонь немцев, то по идущим за ними огонь был уже плотным и губительным. Несмотря на старания саперов заделать образовавшиеся полыньи, многие утонули, многие были скошены пулями и осколками, но вышедшие на берег успешно вклинились в оборону немцев.

42-й гв. дивизия при поддержке 25-й танковой бригады наступала на узкой полосе между реками Осуга и Вазуза и попала просто в «мясорубку». Прятавшиеся от артналета немцы заняли свои позиции и бойцов дивизии встретил испепеляющий автоматный и пулеметный огонь. К сожалению, мощная артиллерийская подготовка, предшествующая нашему наступлению, ожидаемых результатов не дала. Утренняя метель лишила корректировщиков возможности корректировать огонь и орудия били по площадям, а не конкретным целям. Немецкая пехота, укрытая в дзотах, блиндажах и траншеях, также не утратила способность к активному сопротивлению.

Снегопад утих, видимость улучшилась, и вражеская артиллерия успешно включилась в отражение наших атак. После того, как поле было усеяно сотнями трупов и десятками сожженных танков, в 11.40 атака захлебнулась, а дивизия так ничего не добилась. В той атаке Федор Заульский выжил.

26 ноября 42-я гв. дивизия прорвалась к окраине Гредякино, одним батальоном продвинулась в немецкий тыл и даже захватила несколько строений на окраине деревни. Понеся большие потери, свой боевой потенциал дивизия растратила и наступление застопорилось. Поддерживающие ее танки большей частью были сожжены.

До 29 ноября дивизия продолжала штурмовать позиции немцев и даже отогнала их пехоту к д.Васильки, окружив в Гредякино танковый гренадерский батальон майора Штейгера. Это было наверное единственным успехом на этом направлении. На большее уже просто не хватало сил. Были истощены и немцы, но воевали они лучше. Несмотря на радиосообщение: «Большинство солдат вялы, апатичны, больны, изнурены борьбой. Срочно нужна помощь», батальон Штейгера продержался еще ночь, день и все-таки его остатки вышли к своим. У нас был очень опытный и сильный противник.

С 29 ноября 42-я гв. стрелковая дивизия переключалась на действия против противника, обороняющегося на рубеже Кривощеково, Малое Петраково. В этот день Федор Заульский был убит в бою у д.Холм Рогачевский. Похороненным числится там же.


В чем же причина того, что имея значительное, в 5-6 раз, превосходстве в людях и технике поставленных целей мы так и не достигли, понеся при этом просто огромные потери?

В отчете немецкой разведки, подготовленном для 9-й армии 15 декабря, сказано, что русские уже потерпели серьезное поражение и «истекают кровью». Были названы и причины неудач советских армий:

 «Командование противника, которое продемонстрировало опыт и гибкость на стадии подготовки и начала проведения наступления, в строгом соответствии с приказами Сталина № 306 и 325 «Об использовании штурмовых групп и массированных танковых ударах», по мере развития операции вновь проявило прежнюю слабость. Противник многому научился, но вновь доказал свою неспособность пользоваться стратегически благоприятными ситуациями. Та же картина повторяется, когда операции, начавшиеся с местных побед, превращаются в бессмысленное, беспорядочное осыпание ударами позиций фиксированной линии фронта там же, где были понесены тяжелые потери и возникали непредвиденные ситуации. Этот необъяснимый феномен возникает неоднократно. Но даже в крайностях русские не бывают логичными: они доверяют природному чутью, а оно диктует применение массированных ударов, тактику «парового катка» и слепое стремление к поставленным целям независимо от изменений обстановки».

При такой тактике ведения боя мы должны были, как и планировали немцы, развалиться к концу 1941г. Почему же не только не развалились, но и закончили войну в Берлине?

Английский историк Роберт Кершоу в своей книге «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных» частично отвечает на этот вопрос, причем словами самих немцев из их писем и дневников.

Генерал Гюнтер Блюментритт, начальник штаба 4-й армии: «Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись».

Автор книги пишет: «Опыт польской и западной кампаний подсказывал, что успех стратегии блицкрига заключается в получении преимуществ более искусным маневрированием. Даже если оставить за скобками ресурсы, боевой дух и воля к сопротивлению противника неизбежно будут сломлены под напором громадных и бессмысленных потерь. Отсюда логически вытекает массовая сдача в плен оказавшихся в окружении деморализованных солдат. В России же эти «азбучные» истины оказались поставлены с ног на голову отчаянным, доходившим порой до фанатизма сопротивлением русских в, казалось, безнадежнейших ситуациях. Вот поэтому половина наступательного потенциала немцев и ушла не на продвижение к поставленной цели, а на закрепление уже имевшихся успехов».

Вот так! Глобальные и бессмысленные потери противника – это стратегия «блицкрига», гарантия очередной победы. Но не у нас. Наши деды и прадеды, воины Рабоче-Крестьянской Красной Армии, выстояли. Отвоевать часть территории, которую они защищали, еще не значило считать ее своей.

Один из солдат группы армий «Центр» писал: «Сегодня дорога наша, завтра ее забирают русские, потом снова мы, и так далее... Никого еще не видел злее этих русских. Настоящие цепные псы! Никогда не знаешь, что от них ожидать. И откуда у них только берутся танки и все остальное?!»

Так было и под Сычевкой летом и зимой 42-го. Такими были бойцы наших штурмующих дивизий. Такими были наши деды и прадеды, наши земляки. Пусть историки разбирают ход войсковых операций, а они свое слово сказали. Они были непобедимы отступая, они победили наступая - и павшие, и дошедшие до Победы.

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести пропавших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы сайтов:

http://ulansv.narod.ru/mars/mars7.htm

http://hlepen.edusite.ru/p19aa1.html

http://rzev.ru/modules/phpBB2/viewtopic.php?t=2540&start=60

http://www.1942.ru/book/zapiski.2gvkk.htm

http://bryanskfront.mybb.ru/viewtopic.php?id=976

http://www.soldat.ru/forum/viewtopic.php?f=7&t=30380
Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (24.11.2012)
Просмотров: 2800 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
0
2 ALEXANDRGORBACHEV  
ФЕДОР ЗАУЛЬСКИЙ ВЫЖИЛ. ВИДИМО, НА МОМЕНТ НАПИСАНИЯ СТАТЬИ СВЕДЕНИЙ О ЕГО ПОСЛЕВОЕННОМ НАГРАЖДЕНИИ ЕЩЕ НЕ БЫЛО.

1 Евгений  
У меня дед тоже Заульский Николай,отчества не помню,но с войны вернулся.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]