Главная » Статьи » Мои статьи

ИГНАТОВ ИЗ КРАТОВО. ОРДЕН ПОСМЕРТНО

РамСпас поиск. Возвращение

ИГНАТОВ ИЗ КРАТОВО. ОРДЕН ПОСМЕРТНО


Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


«Август 1941г.» - это, скорее всего, опечатка, т.к. в 1946г. Раменским РВК Александр Игнатов был признан пропавшим без вести в августе 1944г. В 1946 проводился подворовый опрос, в ходе которого выявляли тех, кто с войны не вернулся, и родственники не получили никаких официальных сведений об их судьбе.


Так в списки разыскиваемых попал и Александр Игнатов. Сведения о нем подала жена, Игнатова Надежда Александровна, которая жила в п.Кратово, детский санаторий ЦК ВКП(б). Она сообщила, что Игнатов Александр Петрович водился в 1913 в с.Меденец Старо-Юрьевского р-на Тамбовской обл. Был призван Раменским РВК 26.07.41. Последнее письмо от него жена получила 22.06.44, последний известный ей адрес мужа - п/п 43763-Ю. По некоторым сведениям, этот номер полевой почты был закреплен за 72-м учебным пулеметным полком, а сам полк входил в состав 30-й Ивановской запасной стрелковой бригады, осенью 43-го переформированной в 10-ю учебную бригаду. Тогда же, осенью 43-го, из учебных полков 65-го снайперов, 69-го противотанкового, 72-го пулеметного и 78-го минометного был сформирован один, 49-й учебный стрелковый полк.


Анализ других документов подтверждает, что почтовое отделение, к которому была привязана полевая почта 43763 - Зенино Ивановской области. 


Это Гороховецкие лагеря, где и дислоцировалась 10-я учебная бригада. Это название, кстати, сохраняется и сейчас как неофициальное. Когда часть, в которой я служил, выводили из Венгрии, мы знали, что едем в Гороховецкие лагеря.

Во время войны Гороховецкие лагеря располагались на огромной площади и были битком забиты всевозможными воинскими частями. Здесь были танкисты и пехотинцы, артиллеристы и автомобилисты, связисты и саперы, какие-то военные училища.


Здесь же дислоцировалась Ивановская учебная бригада, где готовили минометчиков, пулеметчиков, артиллеристов, разведчиков, радистов, связистов, снайперов и других военных специалистов. Занятия в лагерях проводились с утра до вечера. Через месяц - полтора формировали маршевые батареи и роты, которые сразу направлялись на фронт. Станция Ильино работала круглые сутки. Сформированные эшелоны уходили один за другим по плотному графику. Столько же эшелонов прибывало сюда с разных концов страны – в основном с востока и с юга.

У тех, кто эти лагеря прошел, воспоминания о них самые тяжелые.

Терлецкий Николай Сергеевич: «...Меня призвали в армию осенью 1944-го. ... Направили в город Ржев Калининской области, в запасной стрелковый полк. Побыл там месяц или два, и тут приехал «покупатель», который забрал нас в Гороховецкие лагеря. Так попал я в 25-й запасной артиллерийский полк, где пробыл до марта 1945-го. Учили на 122-мм гаубицах М-30 образца 1938 года. Кормили ужасно, кто не был, тот не знает, а кто был, тот вовек не забудет! Привозили на весь день бачок баланды и кусок мерзлой картошки на человека. А хлеб как дадут, его в руке сожмешь: из него вода течет. Считали, что выдают 600 грамм в день, а такого веса и рядом не стояло. Трудно было, очень трудно. Весной 1945-го стали землянки валиться, ведь мы в лесу только в землянках жили, из зданий имелись деревянные столовая и клуб. Так что из землянок выгнали, при этом сплошные нары поставили на открытом воздухе. Ночью холодина, никуда не денешься. Когда потеплело, нас обмундировали с иголочки, все новое выдали, а ведь по прибытию еще в Ржев одели в форму убитых или раненых солдат. Шинели с дырками дали, на обмотках даже не потрудились кровь вытереть. Куда денешься, должны были в это одеваться. Война есть война...».

Естехин Петр Трофимович «...Но нас перевезли в Гороховецкие лагеря, а оттуда все буквально рвались на фронт, потому что жизнь там была… Жили в огромных землянках, на двухъярусных нарах, море блох. Все тело расчесано, спать невозможно… А кормили гнилой капустой и давали кусок черного, как глина, хлеба, от которого постоянно изжога была. Такая голодуха, но дисциплина была жутко строгая, мы никуда не отлучались, продуктов даже своровать не могли. Поэтому я вам говорю, из Гороховецких лагерей мы все рвались на фронт. Постоянно все просились и настаивали отправить на фронт. Хорошего там было мало…».

В открытом доступе документов о пребывании в этой бригаде Александра Игнатова найти не удалось. Исходя из того, что он был призван еще в 41-м, можно предполагать все - и то, что воевал, а потом был направлен в эту бригаду после ранения, например, как на переучивание, так и в ее постоянный состав. А может сразу, еще в 41-м, попал в бригаду старшиной роты или старшим на учебной точке. Вариантов много, но родные знают это точно, ведь он писал домой, где и как служит. Да может, вообще в тех лагерях он был, так сказать, «транзитом». Но стоит обратить внимание на то, что на фронт он попал в звании старшины, а это высшее звание младших командиров, выше - только офицерские. Т.е. на фронт прибыл не просто необученным новобранцем, а зрелым младшим командиром.

Итак, не позднее 27 мая 44-го из 145-го фронтового запасного полка 1-го Прибалтийского фронта (в/ч 33455) в 176-й запасный стрелковый полк 6-й гв. армии прибывает старшина Игнатов, призванный Раменским РВК. Маршевые роты из тыловых учебных частей направляли на фронт, где прибывшие бойцы через запасные полки направлялись или напрямую в части фронтового подчинения, или в армейские запасные полки для распределения по частям своей армии.

31 мая 44-го Игнатов был направлен в 67-ю гвардейскую стрелковую дивизию, где был назначен наводчиком станкового пулемета в 199-й гв. стрелковый полк.


Здесь стоит объяснить разницу между ручным и станковым пулеметами. У ручного пулемета основной способ стрельбы - опора оружия на сошку и упор приклада в плечо. Станковый пулемет опирается на станок, который позволяет стрелку не чувствовать массу оружия и его отдачу. Он позволяет вести огонь на большие расстояния, поэтому имеет усиленный патрон с более тяжелым сердечником.


Станковый пулемет обслуживают начальник пулемета и шесть бойцов: наблюдатель - дальномерщик, наводчик, помощник наводчика, два подносчика патронов, ездовой. Каждый пулеметчик должен уметь выполнять обязанности любого бойца пулеметного расчета в случае, если придется заменить его в бою. Начальника пулемета заменяет наводчик. При каждом станковом пулемете возится боевой комплект патронов, 12 коробок с пулеметными лентами, два запасных ствола, одна коробка с запасными частями, одна коробка с принадлежностями, три бидона для воды и смазки, оптический пулеметный прицел.

Станковый пулемет «Максим» оправдал себя как мощное пехотное оружие, но имел слишком большой вес, трудность обращения и обслуживания, что требовало высокой обученности расчета. В наступлении во время атаки и боя в глубине, пулемет, в силу своего большого веса, в большинстве случаев отставал от цепей наступающей пехоты и своевременно не мог поддержать ее своим огнем.


«Максим» был хорош в обороне, когда огонь нужно вести с заранее оборудованной позиции и никуда не перемещаться. Теоретически достоинством колесного станка была возможность перетаскивать даже силами одного пулеметчика. Но в реальности по полю боя катать «Максим» не очень-то получалось, потому что успевая за наступающими войсками, пулемет все равно приходилось разбирать. Поэтому на фронте порой случалось так, что огонь приходилось вести без станка с бруствера, с кочки, с поваленного дерева и т.д. Но на подобные подвиги были способны далеко не все. Недостатком было и водное охлаждение ствола, и матерчатая лента, которая часто давала перекосы.

К 43-му году войска получили новый станковый пулемет системы Горюнова СГ-43. Его называли «Максим» без недостатков», и был он более легким, простым и удобным, почти на 30 кг легче «Максима». Что не менее важно, он имел сменный быстро заменяемый ствол, не требующий водяного охлаждения.



Не знаю, с каким пулеметом воевал Игнатов, но одним из этих двух. По состоянию на 22.06.44 в 199-м полку, где служил Игнатов, было 22 станковых пулемета - по 9 в первом и втором батальонах, и 4 в третьем.

Действия полка описаны в донесении его командира, гв. подполковника Дементьева. С 1 по 18 июня полк совершал марши в новые районы сосредоточения и занимался боевой подготовкой. 19 июня в 15.00 в его расположение прибыл член Военного Совета 6-й гв. армии гв. генерал-майор Абрамов, который на митинге призвал личный состав к прорыву обороны немцев. Армия готовилась к проведению Витебско-Оршанской наступательной операции как части операции «Багратион» по освобождению Белоруссии.


22 июня 6-я рота полка вела разведку на участке предстоящего наступления. С утра 23 июня 1-й батальон полка прорвал оборону противника северо-западнее Витебска в районе Земцы, Большие Черницы. 2-й и 3-й батальоны следовали за ним 500-800м, прикрывая от фланговых ударов. За первый день полк с боями прошел 15км, освободив 16 населенных пунктов и отразив контратаку немцев при поддержке самоходных орудий. За этот день полк потерял 23 человека убитыми и 109 ранеными, 2 пулемета и 1 противотанковое орудие.

С 24.00. 23.06 полк начал преследование противника, который, потеряв сильно укрепленные позиции, отходил на юго-запад. Группа немцев пыталась оказать сопротивление 2-му батальону, который двигался впереди, но, оставив на поле боя 5 трупов, отошла. В 11.00. 24 июня командир дивизии одобрил форсирование Западной Двины в районе с.Лабейки. В 17.00. подразделения полка высадились на противоположном берегу реки в районе Понизье - Шлехтиницы, углубились на 500м и закрепились. Первым реку форсировал 2-й батальон, в котором воевал старшина Игнатов.


Приданная для поддержки полка артиллерия не подошла, тылы отстали из-за загруженности дорог. В 21.00. 24.06 до 2-х батальонов немецкой пехоты при поддержке артдивизиона атаковали захваченный плацдарм. Первая атака была отбита ответным огнем. В течение ночи немцы продолжали контратаковать при поддержке артиллерии и танков.

В 4.00. 25.06 немцы потеснили оборонявшихся на флангах, хотя бились те до последнего патрона не фигурально, а фактически. В 6.00. в атаку на плацдарм пошли танки. С 17.00. предыдущего дня командир полка просил вышестоящий штаб о пополнении боеприпасов, но так их и не получил, поэтому отражать танковую атаку было практически нечем. С правого берега пытались хоть что-то доставить на плацдарм, забирая на обратном пути раненых, но этого было мало. Роты продержались полтора часа, израсходовав все, что у них было - и гранаты, и патроны. В 7.30. 25 июня немецкие танки стали просто утюжить наши окопы. В 8.00. оставшиеся в живых начали переправляться на правый берег Западной Двины, а на левом осталась группа прикрытия под командованием замполита 1-го батальона гв.капитана Кухмистера. Немцы вели шквальный огонь как по реке, так и по путям подхода и подвоза подкрепления. В оставшуюся часть этого дня полк закреплялся на правом берегу.


За эти два дня полк потерял убитыми и ранеными 583 чел., из них 48 офицеров, еще 13 пропали без вести. Это значительные потери, ведь на начало боев в нем было 1380 человек с учетом штабов и подразделений обеспечения. Были также разбиты 2 орудия и 5 пулеметов, один из которых - пулемет Игнатова. Он погиб 25 июня 44-го, отражая контратаки немцев. На фронте он пробыл 25 дней, а воевал всего два, на третий погиб. Погиб геройски.

Из наградного листа: «Игнатов Александр Петрович, гвардии старшина, наводчик станкового пулемета 2-й пулеметной роты 199 гв. стрелкового полка 67 гв. стрелковой дивизии. 1913 г.рождения. Призван 25.06.1941 Раменским РВК. Участие в боях с 1.06.44. Ранее не награждался. Убит 25.06.1944.»


Краткое описание подвига: «24 и 25 июня 1944 года в период отражения многочисленных контратак противника на левом берегу реки Западная Двина тов.Игнатов стойко и храбро защищал рубеж на участке 5-й стрелковой роты уничтожив огнем станкового пулемета 12 гитлеровцев. При отражении 5-й контратака противника был убит прямым попаданием снаряда.

Достоин награждения орденом Отечественной войны 1-й степени посмертно».


7 июля 1944г. наградной лист подписал командир полка гв. подполковник Дегтярев, а 22 июля его подтвердил командир 67-й гв. стрелковой дивизии гв. генерал-майор Баксов.

Приказом по 23 гвардейскому стрелковому корпусу от 27 июля 1944 №64/н гвардии старшина Игнатов Александр Петрович был награжден орденом Отечественной войны 1-й ст. посмертно.


К сожалению, система учета погибших в войну оставляла желать лучшего. Вот и жена Игнатова «похоронку» на мужа не получила, и вынуждена была искать его после войны. Но и в 1946 военкомат признал его пропавшим без вести в августе 44-го. Трудно сказать, почему. Ведь в полку знали, что Игнатов погиб, и если бы запрос туда поступил, то должны были сообщить о его гибели. Может, просто не запрашивали? Могло быть и такое. Орден Отечественной войны был единственным, который разрешали отправлять семье, но видно даже не сообщили о награждении, ведь тогда сообщили бы, что он погиб.



Нет у старшины Игнатова и могилы. Прямое попадание снаряда – это воронка. Где она сейчас? На спутниковой карте место плацдарма похоже на пашню. Нет уже той воронки. А из деревень, где шли бои, сохранилось только село Лобейки (Лабейки). Напротив него на противоположном берегу и погиб 31-летний старшина Александр Игнатов.






Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://www.kremnik.ru/node/433941

https://iremember.ru/memoirs/artilleristi/terletskiy-nikolay-sergeevich/

https://iremember.ru/memoirs/minometchiki/estekhin-petr-trofimovich/

https://kalashnikov.media/article/weapons/glazami-frontovikov-pulemety-vremen-vov-chast-2

http://www.soldat.ru/pp_v_ch.html

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (08.02.2019)
Просмотров: 125 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]