Главная » Статьи » Мои статьи

КОЖЕВНИКОВ ИЗ РАМЕНСКОГО. ПОХОРОНЕН В ПОСЕЛКЕ СОКОЛОВСКИЙ

РамСпас поиск. Возвращение

КОЖЕВНИКОВ ИЗ РАМЕНСКОГО. ПОХОРОНЕН В ПОСЕЛКЕ СОКОЛОВСКИЙ

Из Книги памяти Московской обл., т.22-I:


Каждый раз, когда удается найти документы о гибели того, кто числится пропавшим без вести, я допускаю, что родные все-таки «похоронку» получили. Но часто они до сих пор не знают о судьбе не вернувшегося с войны солдата. Поэтому и рассказываю о них. Тем более, что и составители Книги памяти допускали ошибки, в том числе и просто технические. При том огромном объеме информации, который они обрабатывали, ошибки просто неизбежны, но из-за них родственники могут сомневаться, а их ли это солдат?

В сведениях о Кожевникове у меня достаточно большие сомнения, что он родился в Добровском районе Рязанской области. А возникли эти сомнения после изучения Книги погребения №38 194-й стрелковой дивизии.


Из Книги: «Кожевников Алексей Никитович, красноармеец 616 стрелкового полка. 1914 г.рождения, Московская обл., г. Раменск (так в Книге), Фабричный двор 46, кв.7. Призван Раменским РВК. Погиб 28.03.1943, похоронен: д.Березовец, могила №2. Жена, Ксения Гордеевна, жила в Раменском, Фабричный двор 46, кв.7.»



Все сведения о погибшем солдате есть. Так в чем же сомнения? Дело в том, что запись «Добровский р-н Рязанской обл.» - это сведения о следующем в списке погибшем солдате. Он родился в с.Борисовка этого района, был призван Добровским РВК и его жена жила по тому же адресу. Можно предположить, что составители Книги памяти просто перепутали графы, и данные одного солдата записали другому? Но тогда почему Кожевников записан пропавшим без вести? Ведь это список погибших и похороненных. Тоже техническая ошибка?


Ответ могут дать только родственники. Не раз приходилось сталкиваться с тем, что местом рождения записывали адрес проживания перед войной или наоборот. Может действительно Кожевников родился в Рязанской области и случайно оказался в одном списке с земляком? Возможно, но вероятность такой случайности все-таки крайне мала, а вот ошибка более вероятна.

Даже имея сведения о гибели солдата, зачастую родственники не знают не то что область, но даже фронт, на котором он погиб. А уж разобраться в точном месте захоронения - и первичном, и современном, - бывает еще сложнее. Связано это еще и с тем, что очень многих деревень, где хоронили солдат, уже и на картах нет. Какие-то были разрушены в ходе активных длительных боев, да так и не восстановились, а какие-то «умерли» в наше время. Да и названия деревень часто повторялись, иногда даже в одном районе. Приходилось сталкиваться с ситуациями, когда списки похороненных восстанавливали после войны по спискам потерь, и погибшего у одной деревни записывали похороненным в другой, с таким же названием, но находящейся в другом районе, а то и области. Еще одна причина - частое изменение административных границ. Какая-нибудь Ивановка до войны могла быть в одном районе и области, а после войны совсем в других. Кроме этого, на военных топографических картах не было границ районов и областей, поэтому, перейдя на территорию другой области, командиры не сразу об этом узнавали, и в донесениях писали название предыдущей.

Все это осложняет поиск для тех, кто ищет своих родных самостоятельно. Привязываться нужно к первичным документам - картам, журналам боевых действий, боевым приказам и оперативным сводкам. По соседним городам и селам, которые сохранились, можно определить фактический район гибели и уже там искать захоронение. Но для этого нужно знать, где эти документы искать и как ими пользоваться. Да и историю административных делений изучать.

Такая ситуация и с захоронением Алексея Кожевникова. Село Березовец - не единственное с таким названием, а в Книге погребения не указаны ни район, ни область, где оно находится. Вот и получилось, что такая деревня в годы войны была в Курской и Орловской областях, а сейчас найдете ее еще и в Брянской.


Курский краевед Юрий Дегтярев провел исследование достоверности списков захоронения в д.Березовец Поныровского р-на Курской обл. Он установил, что шестеро погибших и пятеро пропавших без вести 28 и 20 августа 1943 по донесениям числятся похороненными в с.Березовец Курской обл. без указания района. К этому времени активная фаза Курской битвы давно закончилась, и фронт откатился на запад. Началась следующая фаза битвы - освобождение Курской, Орловской и Брянской областей. 


После войны погибших внесли в списки похороненных в Курской области, не задаваясь вопросом: а с кем они тут в августе 43-го воевали? Если Березовец Курской области был освобожден 15 июля 43-го в ходе Курской битвы, то откуда там погибшие в бою 28 августа? К сожалению, это не единственный такой случай, и теперь родственники ломают голову, где же погибший солдат похоронен - или там, где часть воевала в день гибели солдата, или там, где числится похороненным, но тогда погиб он в другой день. Если, конечно, вообще там воевал.


Район боев 194-й дивизии в конце августа 43-го можно определить по картам боев 1943г. и «Краткой характеристике боевых действий 194-й стрелковой дивизии…»: 


«…В 9.00 26.8.1943 года после мощной 40-минутной арт. подготовки части дивизии перешли в решительное наступление в общем направлении на Березовец – Павловский и к 16.00 прорвали сильно укрепленную (в течении 6 месяцев) оборонительную полосу пр-ка вышли на большак Севск – Комаричи 2-3- км. западнее и ю-западнее Березовец ко второй линии обороны пр-ка.

…Прорвав оборону пр-ка в р-не Березовец части дивизии были остановлены на втором оборонительном рубеже пр-ка, идущему по большаку Шведчиковы – Ясный Луч, где пр-к пытался сильным огнем и беспрерывными контратаками при поддержке танков и самоходных пушек «Фердинанд» остановить наступающие части…».


Березовец, Павловский, Шведчиковы и Ясный Луч – это рядом расположенные деревни Комаричского района только теперь уже Брянской области. Таким образом получается, что именно там Кожевников и погиб. Но почему область Брянская? В 1937—1944 годах Комаричский район входил в состав Орловской области, которая была образована путём выделения 25 районов из Курской области, 29 районов из Западной области и 5 районов из Воронежской области. Брянская же область была образована в июле 1944 из городов и районов Орловской области. Березовец перешел в состав этой области. Поэтому рассматривая какие-то события, нужно учитывать, о каком периоде идет речь и какими в это время были административные границы.


Теперь о захоронении. В Березовце зарегистрированных братских могил нет. В 2012г. в ходе «Вахты памяти» поисковики нашли неучтенное санитарное захоронение воинов 194-й стрелковой дивизии, павших при прорыве немецкой обороны у с.Березовец в конце августа 43-го и захороненных местными жителями у старого погоста. Искали его долго - почти 15 лет. Первая же яма стала и удачной, и показательной по недостоверности учета погибших бойцов в годы войны. Я не берусь судить, почему так произошло – война! У с.Березовец были найдены с десяток записок, вложенных в гильзы и патроны, которые использовали вместо «смертных медальонов», отмененных в 1942г. При сравнении персональных данных из самодельных «смертников» со списками потерь выяснилось, что все найденные числятся похороненными в расположенном недалеко п.Первомайский. Но не в Березовце! Было поднято около 200 погибших, и, судя по опознанным, все они - из списка похороненных в Первомайском, хотя старожилы поселка о таком крупном захоронении не помнят.

Под Березовцем летом 43-го произошел бой, характерный скорее для Первой мировой войны и даже более ранним войнам - подкоп к позициям врага. Это же и пример другого захоронения под Березовцем, которое, возможно, не поднято и сейчас.

Из воспоминаний командира взвода 257-й армейской штрафной роты (не штрафник, а постоянный состав роты) Д.В. Дебольского: «…Много написано о штрафниках правды и небылиц, много выдумано. Но под Комаричами и Севском летом 43, да и позже, не стояли сзади нас заградительные отряды с пулеметами. Нас вооружали как и обычные стрелковые подразделения: винтовками, пулеметами, автоматами. Но в «Шуре» (прим.: так называли штрафную роту) воевали отчаянные солдаты-осужденные. Воевали лучше остальных. С первых боев мы всегда захватывали огромное количество оружия и продовольствия. Особенно много немецких  прекрасных пулеметов. Каждый имел в запасе немецкий автомат. И все это оставалось у нас. Никто не отбирал и просто не смог бы этого сделать. В роте 15-20 человек постоянного состава, офицеры и сержанты. И 400-500 человек переменного состава осужденные за разные преступления солдаты, окруженцы, уголовники, бывшие полицаи. Офицеры наравне со всеми остальными ходили в атаки, поднимаясь в числе первых, питались с одной ротной кухни, не прятали и не ели втихаря свои доппайки. Все делилось на всех поровну. И радость и горе. Поэтому пользовались у штрафников непререкаемым авторитетом. Берегли они нас, как могли. В безысходные моменты боя, матерые зэки – уголовники хватали, как котят за шиворот нас мальчишек-командиров и бросали в воронки, сверху закрывая собой. Спасали наши жизни, сами погибая. Большинство воевало до первого ранения или через два месяца со снятыми судимостями за проявленную храбрость уходили в другие части по предписанию командования роты. Многие получали ордена и медали, многие просили оставить воевать в «Шуре». Воевали в роте и несколько  вольнонаемных. Одна из них, фельдшер Лена Поевская из Дмитриев - Льговского, спасла в боях сотни раненых…

После Тростенчика ощетинились немецкие траншеи новыми рядами колючки, дотами и дзотами. Узнав, кто перед ними, почуяв малейшую опасность, немцы боеприпасов не жалели. Своим огнем выкосили все кусты на нейтральной полосе. А штрафники рвались в бой: свою вину искупить, снять судимость, себя испытать. Да и командование требовало «языка».

Дивизионный инженер майор Евстратов предложил план, как миновать нейтралку.

Напротив Березовца проходит глухой овраг. Три недели по ночам с его склона метров 150 в сторону немецких окопов саперы рыли тоннель и в вещмешках за два километра выносили землю, чтобы не обнаружил и не сфотографировал немецкий самолет-разведчик «Рама». Командовал старшина Иван Еремин - бывший шахтер. Работа ювелирная, тонкая. Уже слышна немецкая речь, губная гармошка. Спустилась рота в тоннель вместе с дивизионными разведчиками. Старшина шахтер выбил в конце тоннеля бревно, подпирающее потолок. Образовался провал. И в эту дыру из подземелья  хлынула штрафная рота. 


Я выскочил одним из первых. Перед глазами удирающий немецкий артиллерийский наблюдатель, бросивший рядом с провалом свою карту, бинокль и секундомер. Снова всё повторилось. Первые пленные и рукопашная на истребление. Через полтора часа всё закончилось. 


Стало тихо-тихо. Я ходил вдоль немецких траншей полного профиля и не мог в них спуститься. На две трети они были завалены погибшими немцами и моими солдатами-штрафниками. Жуткое, печальное зрелище. До сих пор ноет сердце. Не смогли похоронить своих ребят по-человечески, они остались в тех окопах. Мы отбили три немецких контратаки и, получив приказ, ушли из Березовца, взорвав тоннель, захватив с собой только раненых. За этот бой со всех штрафников роты была снята судимость, и большинство были награждены орденами и медалями. А я получил редкий орден Александра Невского».

Интересный бой. Описан он и в книге И.Н. Павлова «От Москвы до Штральзунда». В ней уточняется, что через тоннель после штрафников в бой вступили 420-я отдельная разведывательная рота, по одной стрелковой и минометной роте от 1199-го и 1203-го полков 354-й стрелковой дивизии. Есть и описание тоннеля: он имел высоту 190 см, ширину 220 см и длину 130 м. Погибшие бойцы этой дивизии тоже остались в тех заваленных трупами окопах? Где сейчас их останки? Где останки тех, кто был похоронен вместе с Кожевниковым?


Самое крупное воинское захоронение Брянской области находится в 10 км восточнее Березовца в поселке Соколовский Комаричского района Брянской области. Туда перезахоранивали погибших из окрестных могил. Там и погибшие под Березовцем.


В берёзовой роще недалеко от поселка находятся два мемориала. Это святое место местные жители называют «Три тысячи берез» — в память о захороненных здесь 3000 солдатах Красной Армии. Рядом находится офицерское кладбище, где покоятся 600 погибших в боях офицеров. На солдатском кладбище рядом с мемориалом воинов 194-й стрелковой дивизии 65-й армии Центрального фронта, погибших в марте – августе 1943 года, поисковики ежегодно захоранивают останки погибших из ранее неизвестных захоронений.


Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

http://bryanskfront.mybb.ru/viewtopic.php?id=1246

http://www.kpravda.ru/article/society/027340/

http://bryanskfront.mybb.ru/viewtopic.php?id=580

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (12.03.2019)
Просмотров: 137 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]