Главная » Статьи » Мои статьи

ПАЛИ ПОД ЯРЦЕВО








РамСпас поиск. Возвращение

ПАЛИ ПОД ЯРЦЕВО

Из Книги памяти Московской области (т.22-I):

«Кокорин Сергей Егорович, красноармеец. 1906 г. рождения, г. Углич Ярославской обл. Призван в 1941г. Раменским РВК. Пропал без вести в конце 1941г.»


В моем распоряжении оказалась копия письма, написанного солдатом с фронта. 1941-й год, Белоруссия уже под немцами, а солдат пишет: «….скоро буду дома, только как возьмем небольшую горку тогда пойдет как по маслу…». Домой солдат не вернулся. Где-то у той горки и покоится он сейчас.

«Здравствуйте мамаша, дочка Нина и Ваня, Клавдия если конечно дома. Шлю я вам по привету и сообщаю, что я жив здоров и тоже Вам желаю. Мамаша я никогда не думал что так выйдет дело. 20-го числа я получил повестку и 21-го поехал в Раменск и меня не отпустили. Обмундировали и отправили на фронт. Теперь пишу с первой позиции. (…) Обо мне не беспокойтесь я пока ничего и думаю скоро буду дома, только как возьмем небольшую горку тогда пойдет как по маслу. Кокорин.

Мой адрес полевая почтовая станция №193. Подразделение №30 литер «Г». Кокорину С.В.» Копия - это заверенная перепечатка письма. В ней инициалами Кокорина указаны «С.В.». Кокорин из Книги памяти Егорович. При нечетком написании, Е и В вполне можно перепутать.

Полевая почта №193 была закреплена за штабом 83 стрелковой дивизии, это определяется по соответствующему справочнику. Подразделение и литер – полк и подразделение в полку или другая отдельная часть в составе дивизии. К сожалению, закрепление этих номеров мне неизвестно.

Что же есть по Кокорину из 38 стрелковой дивизии в архивах?

В донесении о безвозвратных потерях дивизии с 1 по 20 сентября 1941г. есть красноармеец, стрелок Кокорин Сергей Егорович (года и места рождения нет), призванный Ленинским РВК, жил по адресу «Московская обл, ст. Удельная, Ленинская ж.д., д. Верия, 160а». Ленинской до 1943г. называлась Московско-Рязанская ж.д. Видимо район просто взят писарем по названию дороги.

Через две фамилии в том же списке есть красноармеец, стрелок Кокернюк Сергей Егорович, 1906 г.р., призванный Р«о»м«а»нским РВК, жил – «Московская обл, Романский р-н, Верейский с/с». Ближайшей родственницей указана Нина Сергеевна. Возможно мать, именно к ней обращался Кокорин в письме. Могу предположить, что в списке дважды записан один и тот же человек, но второй раз с искаженной фамилией.

Видно и похоронка ушла либо в Ленинский РВК Московской области на Кокорина, а в Раменский - на Кокернюка, либо вообще в Романский район другой области. Вот так из-за множества ошибок писаря и стал он пропавшим без вести.

Согласно донесения, Сергей Кокорин погиб 3 сентября у д. Панино под г. Ярцево Смоленской области.

Не стану описывать сложившуюся на фронте обстановку и предшествующие события. Сергей Кокорин начал свою войну на оборонительном рубеже у Ярцево, где и остался. Для нашей ситуации наверное более важно, что же происходило именно там. Конечно, уже никто не расскажет, как он воевал, как шел в свою последнюю атаку, под какой горкой его сразила немецкая пуля или осколок. Мы не узнаем, кто его похоронил, да и похоронил ли.

Только читая архивные документы 16 армии генерала Рокоссовского, куда входила 38 стрелковая дивизия, можно перенестись в то время. Ведь их писали люди, которые принимали решения, ставили задачи, не зная, каким будет завтра. Будут ли живы они и какова будет судьба тех, кого они посылали в бой, судьба страны, наконец. Но паники в этих документах нет. Генералы принимали свои решения, за которые отвечали перед страной, а солдаты, выполняя эти решения, зарывались в землю, чтобы устоять или поборов страх вылезали из этих окопов и шли вперед, чтобы отбить у немцев хоть километр, хоть сотню метров. Сколько их при этом полегло!

К боям под Ярцево и немцы и наши уже понесли значительные потери. Да и немец уже был не тот. Приходилось объяснять своим солдатам почему они не в Москве.


Из доклада генерала Рокоссовского штабу фронта 2.09.41 о сведениях, полученных от пленных:

«…Офицеры обещают солдатам скорую победу в течение ближайших трех недель, рисуя план войны следующим образом: на смоленском направлении оборона, а на юге и на севере нанесение концентрических ударов по центру России включая и Москву. Но даже сами офицеры в это не верят. Пленный лейтенант Шмидт заявил, что разрешение вопроса об окончании войны можно ожидать только в 1942 году. Что касается солдат, то подавляющее большинство их вообще не верит в успешное окончание войны».  Можно было бы говорить о том, что генерал выдавал желаемое за действительное, но именно он был одним из тех, чьи войска держали немцев на этом рубеже два месяца. Именно он привел их потом к победе. Потому что и его солдат был намерен воевать, а не бежать: «…только как возьмем небольшую горку тогда пойдет как по маслу…».


3 сентября, 7.30. Донесение 16 армии штабу фронта: «…Левый (прим. - 38 сд) ведет бой за населенные пункты ПЕРВОМАЙСКИЙ, ПОЛОГИ…».

3 сентября, 12.00. Переговоры 16 армии со штабом фронта: «… 38 сд в течение ночи пыталась атаковать противника, обороняющегося в ПЕРВОМАЙСКИЙ, ПОЛОГИ. Атака успеха не имела.  Сейчас дивизия готовит атаку вновь этих пунктов».

3 сентября, 17.20. Донесение 16 армии штабу фронта: «…Наш левый ведет упорный бой за населенные пункты ПАНИНО, ПЕРВОМАЙСКИЙ, ПОЛОГИ, охватывая эти пункты с юга и юго-запада…».

3 сентября, 23.20. Переговоры Рокоссовского со штабом фронта: «… 38 сд в результате упорных боев продвинулась до уровня ПАНИНО и охватывает ПЕРВОМАЙСКИЙ и ПОЛОГИ с юга и ведет бой за эти пункты».

В этом бою, во второй половине дня 3 сентября при штурме д. Панино и погиб красноармеец Сергей Кокорин. Атакуя.


Вот как характеризовал Рокоссовский в последующих донесениях бои за Панино: «… 38 хозяйство  ведет бой за Панино, Первомайский. Характер боя – борьба за каждый дом, за каждый дзот».

Наши армии не бежали. Они погибали в «котлах», но те, кто из них вырывался, снова занимали окопы и продолжали драться, атаковали и контратаковали. Они держали немцев, насколько хватало сил, патронов и жизней.

Каждый солдат воевал и за себя, и за погибших. Уже 6 сентября Рокоссовский докладывал фронту: «Понимаю обстановку, которая вынуждает нас не прекращать наступление и хотелось бы продолжать его, но состояние частей в результате шестидневного наступательного боя настолько слабо, что без подкрепления пополнением или свежими частями наступать просто невозможно. (…) Прошу доложить хозяину истинную картину ибо я докладываю без всяких попыток нарисовать мрачную картину или преувеличить истинное положение. На сегодняшний день исчерпав все свои возможности мы дошли до предела…».

Но на пределе были не только наши дивизии. Выдохлись обе стороны. В последующие дни еще велись активные бои за Панино и ст. Ярцево. В последующих донесениях обычной стала фраза: «положение частей не изменилось».

К 1 октября численность дивизии составляла 9836 человек. С 7 по 13 октября она сражалась в «вяземском котле», где практически вся и погибла. Приказом наркома обороны от 27.12.41 38-я дивизия была расформирована «как погибшая на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками».

Трагична судьба ее командира, полковника Кириллова Максима Гавриловича. Оказавшись в окружении, он организовал партизанский отряд, воевал, но не был поддержан оставленными в тылу партработниками района. В их лице нажил врагов, которые стали писать кляузы в ЦК.

1 марта Кириллов был отозван в Москву и в ходе следствия по причинам поражения под Смоленском был обвинен в измене Родине и расстрелян. Командир 34 стрелкового корпуса генерал Хмельницкий, непосредственный командир Кириллова, а в прошлом порученец Ворошилова, был оправдан и назначен на высокую тыловую должность к тому же Ворошилову.

В тех боях под Ярцево погибли еще семеро наших земляков, бойцов 38 стрелковой дивизии.

Красноармеец Рыбин Александр Иванович, 1916 г.р. из г. Раменское, фабрика «Кр. Знамя», кор. 10, к.125. Убит 3 сентября 41-го у д.Панино.

Красноармеец Сычев Николай Иванович, 1910 г.р. Призван Раменским РВК из: Московская обл. Ленинский р-н (так в донесении), д. Ильинская, д.33. Убит 3 сентября 41-го у д.Панино.

Красноармеец Касаткин (в донесении Косаткин) Григорий Михайлович, 1900 г.р. из д. Вейно (Вейко) Бронницкого р-на. Убит 3 сентября 41-го у д.Панино.

Красноармеец Киреев (в донесении Кириев) Иван Кириллович, 1906 г.р. из г. Раменское, Фабричный двор, д.5, к.1. Убит 6 сентября 41-го у д.Панино.

Красноармеец Артемов Дмитрий Федорович, 1914 г.р. из д. Малахово Раменского р-на. Убит 7 сентября 41-го у д.Панино.

Красноармеец Корнилов Исак (Исаак) Давыдович, 1907 г.р., призван Бронинским (Бронницким) РВК из (неразборчиво) Бронницкого р-на, ул. 3-я Интернациональная, 59/5. Убит 16 сентября 41-го у д.Ярцево.

Красноармеец Ципаков Андрей Васильевич, 1908 г.р., призван Бронинским (Бронницким) РВК из Бронницкого района Московской области, н.п. не указан. Убит 19 сентября 41-го у д.Ярцево.

На современных картах ни Панино, ни Ярцево уже не. Есть г. Ярцево. На его территории в мкр. Яковлево расположен мемориальный комплекс, где в списках перезахороненных из Панино числятся Киреев и Рыбин. Остальных нет.


Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.


 

Использованы материалы сайтов:

http://www.obd-memorial.ru/

http://podvignaroda.ru/

http://www.yartsevo.ru/about_hronolog1942.htm

http://artofwar.ru/m/maa/text_0350.shtml

Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (08.02.2012)
Просмотров: 3206 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]