Главная » Статьи » Мои статьи

ПОГОСТЫ У ПОГОСТЬЯ продолжение

ПОГИБЛИ У д. МАЛИНОВКА:








Мл. лейтенант Денисов Михаил Петрович, командир взвода пешей разведки 857 стрелкового полка 294 стрелковой дивизии. 1919 г.р., д.Кузнецово Раменского р-на Московской обл. Призван в 1941г. Раменским РВК. Погиб 7 мая 1942г., похоронен у д.Малиновка.

Отец, Петр Филиппович, жил в д.Кузнецово.

В 2010г. поисковиками из Набережных Челнов останки Михаила Денисова были найдены в районе Малиновка-Кородыня в захоронении четырех погибших офицеров и опознаны по «смертному» медальону. Причем медальон был на красноармейца Денисова, т.е. заполнен он был сразу после призыва.


Менее чем за год Денисов дорос до мл. лейтенанта, командира взвода разведчиков. Значит, воевал достойно. В среднем окопному лейтенанту отмерялся всего месяц жизни, вот и пополнялись они в т.ч. за счет лучших сержантов. А уж разведчикам жизни отводили и того меньше. Кстати, из пополнения первыми к себе отбирали именно разведчики.

В справке к приказу, которым Денисов исключен из списков Красной Армии как погибший, включены: ст. лейтенантов – 19 чел., лейтенантов – 80 чел., мл. лейтенантов – 86 чел. Вот такая статистика, 185 лейтенантов из 226 погибших офицеров. Остальные - это 5 капитанов, воентехники и медперсонал.

В мае 2012г. отрядом «Челны» в п. Чудской бор планируется захоронение поднятых останков погибших. На это время родственники Денисова планируют поездку для получения его останков,  документов идентификации и захоронения на родине. Раменская служба спасения (РамСпас) одной из оперативных машин готова останки доставить в Раменское. Выбором места и организацией захоронения занимается администрация с.п. Кузнецово при участии администрации Раменского муниципального района. Мы должны достойно похоронить погибшего офицера-разведчика, который через 70 лет закончил свою войну и возвращается в родную землю, которую защитил. Спасибо поисковикам отряда «Челны».







Красноармеец Хомяков Федор Сидорович, стрелок 1062-го стрелкового полка 281-й стрелковой дивизии. 1907 г.р., с.Торопово Бронницкого р-на Московской обл. Призван в 1941г. Бронницким РВК.

В Книге памяти числится пропавшим без вести в октябре 1941г., в списках РВК – в апреле 1942г. Видимо в который раз причиной тому – ошибка писаря. В донесении о безвозвратных потерях 1062 полка местом призыва Хомякова указан «Слонский РВК», а местом жительства жены (имя не указано) – «с.Топопово Брянского р-на Московской обл.». Вот так записаны Бронницкий военкомат и район. Куда ушла похоронка?

А Федор Хомяков погиб 13 мая 1942г. и был похоронен на дивизионном кладбище у д.Малиновка.

Бои в районе Погостья 281-я дивизия вела с декабря 1941г. Она выбивала немцев из поселка, потом немцы выбивали ее, снова наступала. Воевала у Малуксы, такие деревни есть и рядом с Погостьем, и километрах в десяти северо-западнее Погостья. И воевала хорошо. Немецкий ветеран так писал о тех боях: «Русские бились с таким упорством, что можно было лишь догадываться, что им приказывали комиссары и командиры. Из одиночных окопов они вели бой до тех пор, пока их не забросали гранатами…». («Der Landser» Nr/1847, стр. 32).

С 13 января 1942г., уже в ходе Любанской наступательной операции, дивизия снова бьется в районе Погостья, пока 3 февраля вместе с остатками полков и матчасти не сдала свой участок 177-й стрелковой дивизии, а сама была выведена на новое формирование.

Возможно, Хомяков поступил на пополнение дивизии при ее переформировании, хотя не исключаю, что часть бойцов могла уйти на формирование из первого состава дивизии.

C 8.00 9 марта ее полки снова перешли в наступление из района Погостья и потеснили немцев, но уже 11 марта были остановлены. На тот день в дивизии насчитывалось всего 1469 активных штыков - это меньше штатной численности полка. В течение апреля-мая снова пытается наступать на Любань для соединения с войсками окруженной 2-й ударной армии, но без особого успеха. В мае в дивизии осталось 32 % от штатной численности.

В ходе этих боев на рубеже Зенино-Смердыня погиб и Федор Хомяков. Малиновка, где он похоронен, в 2-3 км. от Зенино и около 17 км южнее Погостья.



За три месяца наступления (до приказа о переходе к обороне), 54-я армия залила кровью этот отвоеванный плацдарм километров в двадцать в глубину, но к 2-й Ударной армии так и не пробилась. Воспоминания Н.Никулина:

«Железнодорожная насыпь все еще подвергалась обстрелу — правда, не из пулеметов, а издали, артиллерией. Переезд надо было преодолевать торопливо, бегом. И все же только сейчас мы полностью оценили жатву, которую собрала здесь смерть. Раньше все представлялось в «лягушачьей перспективе» — проползая мимо, не отрываешь носа от земли и видишь только ближайшего мертвеца. Теперь же, встав на ноги, как подобает царю природы, мы ужаснулись содеянному на этом клочке болотистой земли злодейству! Много я видел убитых до этого и потом, но зрелище Погостья зимой 1942 года было единственным в своем роде! Надо было бы заснять его для истории, повесить панорамные снимки в кабинетах всех великих мира сего — в назидание...

Трупами был забит не только переезд, они валялись повсюду. Тут были и груды тел, и отдельные душераздирающие сцены. Моряк из морской пехоты был сражен в момент броска гранаты и замерз, как памятник, возвышаясь со вскинутой рукой над заснеженным полем боя. Медные пуговицы на черном бушлате сверкали в лучах солнца. Пехотинец, уже раненый, стал перевязывать себе ногу и застыл навсегда, сраженный новой пулей. Бинт в его руках всю зиму трепетал на ветру.



В лесочке мы обнаружили тела двух групп разведчиков. Очевидно, во время поиска немцы и наши столкнулись неожиданно и схватились врукопашную. Несколько тел так и лежали, сцепившись. Один держал другого за горло, в то время как противник проткнул его спину кинжалом. Другая пара сплелась руками и ногами. Наш солдат мертвой хваткой, зубами ухватил палец немца, да так и замерз навсегда. Некоторые были разорваны гранатами или застрелены в упор из пистолетов.

Штабеля трупов у железной дороги выглядели пока как заснеженные холмы, и были видны лишь тела, лежащие сверху. Позже, весной, когда снег стаял, открылось все, что было внизу. У самой земли лежали убитые в летнем обмундировании — в гимнастерках и ботинках. Это были жертвы осенних боев 1941 года. На них рядами громоздились морские пехотинцы в бушлатах и широких черных брюках («клешах»). Выше — сибиряки в полушубках и валенках, шедшие в атаку в январе-феврале сорок второго. Еще выше — политбойцы в ватниках и тряпичных шапках (такие шапки давали в блокадном Ленинграде). На них — тела в шинелях, маскхалатах, с касками на головах и без них. Здесь смешались трупы солдат многих дивизий, атаковавших железнодорожное полотно в первые месяцы 1942 года. Страшная диаграмма наших «успехов»! Но все это обнажилось лишь весной, а сейчас разглядывать поле боя было некогда. Мы спешили дальше. И все же мимолетные, страшные картины запечатлелись в сознании навсегда, а в подсознании — еще крепче: я приобрел здесь повторяющийся постоянно сон — горы трупов у железнодорожной насыпи.

Наступление застопорилось, его пытались продолжить, посылая новые полки вперед. Теперь речь не шла уже о снятии блокады Ленинграда. Теперь надо было помочь 2-й ударной армии, попавшей в окружение под Любанью. Шло пополнение из Татарии, из Казахстана, из Ленинграда. Но немцы оборонялись умело, и фронт не двигался. Когда наступило лето, мы перешли к обороне. Реже стала стрельба, опустели дороги. Войска закапывались в землю.

Началась бесконечная работа. Мы выкапывали километры траншей, строили сотни укрытий, зарывали пушки, машины, кухни, склады. Рыли стационарные сортиры, так как до этого солдаты загадили все придорожные леса. Я стал завзятым землекопом, научился рубить срубы, обтесать топором любую нужную деталь, выковать из жести печку, трубу и т.д. Даже гроб однажды пришлось ладить. Обычно хоронили солдат, прикрыв их шинелью или куском брезента или просто так. Но тут убило старшего лейтенанта Силкина. Начальство решило, что ему полагается гроб, да и времени на подготовку похорон было предостаточно. И мы построили гроб. Досок не было, пришлось срубить огромную осину и расколоть ее с помощью клиньев на толстые доски. Гроб вышел чудовищно тяжелый, корявый, выгнуто-кособокий, похожий на большой сундук. Тащили его человек двадцать». В таком же захоронении нашли и останки мл. лейтенанта Денисова и еще 3-х неизвестных офицеров.

На современных картах Малиновки уже нет, найти ее можно только на архивных довоенных и военных картах. Сейчас и Погостье, и Малиновка - это безлюдные заболоченные места, где останки погибших поисковики ежегодно поднимают сотнями, а вот идентифицируют единицы. Не любили бойцы «смертные» медальоны, не носили их, либо не заполняли вкладыши. Вот и перезахоранивают их теперь безымянными.




Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

 

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/

http://www.belousenko.com/books/nikulin/nikulin_vojna.htm

http://militera.lib.ru/h/na_volhovskom_fronte/04.html

http://tortuga.angarsk.su/fb2/moschi14/Tanki_vpered_Kurezyi_tankovoy_voynyi_v_bitve_za_Leningrad.fb2_3.html

http://ru.wikipedia.org/wiki/124-%FF_%F2%E0%ED%EA%EE%E2%E0%FF_%E1%F0%E8%E3%E0%E4%E0

http://sergey-larenkov.livejournal.com/14503.html

http://www.tankfront.ru/ussr/tbr/tbr124.html

http://bazuev.spb.ru/Pogostia_2.htm

http://professionali.ru/Soobschestva/voenno-istoricheskij_forum/pogoste-stranica_v_krovavoj_knige_vojny/

http://profismart.ru/web/bookreader-107643-23.php

http://blokada.otrok.ru/library/volhov/4.htm

http://forums.vif2.ru/archive/index.php/t-1283.html

http://ru.wikipedia.org/wiki/294-%FF_%F1%F2%F0%E5%EB%EA%EE%E2%E0%FF_%E4%E8%E2%E8%E7%E8%FF

http://lenfront.narod.ru/habar/luban.htm

http://www.e-reading.org.ua/bookreader.php/1003610/Polman_Hartvig_-_900_dney_boev_za_Leningrad._Vospominaniya_nemeckogo_polkovnika.html

http://okey-lin.ucoz.ru/publ/o_pogoste/1-1-0-97

Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (31.03.2012)
Просмотров: 2851 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]