Главная » Статьи » Мои статьи

ПОХОРОНЕНЫ. ПОТЕРЯНЫ. ВОЗВРАЩЕНЫ

РамСпас поиск. Возвращение.

ПОХОРОНЕНЫ. ПОТЕРЯНЫ. ВОЗВРАЩЕНЫ

Установление солдатской судьбы это не только поиск места гибели и захоронения. Это еще и подтверждение того, что такое захоронение существует и фамилия погибшего на нем есть.

В списке солдат, похороненных 30.03. 44г. в 1 км. юго-восточнее д. Мольча Паричского (сейчас Светлогорского) района Гомельской обл. командой погребения 137 стрелковой дивизии есть красноармеец Контуев Иван Федорович, 1905 г.р., уроженец г. Раменское. Он был призван Раменским РВК в феврале 1944г. Его мать, Контуева Евдокия Константиновна, проживала по адресу: г. Раменское, ф-ка Кр. Октябрь, д. 19, кв. 15. В Книге памяти Московской области сведений о нем нет.

Служил Контуев в 1345 стрелковом полку 399 стрелковой дивизии. В списке указана дата захоронения, а установить точную дату гибели невозможно, т.к. команда погребения собирала оставшиеся тела погибших солдат после окончания продолжительных боев. Мой считавшийся пропавшим без вести дед похоронен в 20 км. от Мольчи, поэтому я обратился к помогавшему мне в его поиске Виктору Мураль из Светлогорского района. Им были проверены списки всех существующих захоронений района, но фамилии Контуев нигде не было. Он также сообщил, что в 50-60-х годах захоронение из д. Мольча было перенесено в д. Чирковичи. Мы обратились в Светлогорский райисполком с просьбой об увековечивании на воинском захоронении в Чирковичах Контуева И.Ф. Получен ответ, что к 66-летию Победы его фамилия будет нанесена на мемориальную плиту.

(Получен официальный ответ Светлогорского райисполкома о нанесении фамилии Контуева на захоронение в д. Чирковичи)


Подобной была ситуация и с уточнением захоронения гв. красноармейца Давыдова Виктора Николаевича, погибшего 30.06.44г. в Чашникском районе Витебской области Белоруссии. Его поиск велся по просьбе брата, Давыдова Ю.Н. Точное место захоронения было известно из писем, присланных сослуживцами солдата после его гибели. Но оказалось, что сейчас такого захоронения нет и в списках других захоронений на территории района Давыдов В.Н. не значится. Таков был ответ военкома района брату солдата.


В архивах был найден список безвозвратных потерь 4 Гвардейской Смоленской тяжелой пушечной артиллерийской дивизии, который уже официально подтверждал, что Давыдов В.Н. погиб 30.06.44г. в бою с прорывающейся из окружения группой немцев и похоронен на кладбище в д. Осово.

В тех же списках есть и второй наш земляк, гв. ефрейтор Казаков Василий Григорьевич, 1924 г.р., уроженец д. Речицы, призванный Раменским РВК в 1941 г. Погиб 30.06.44г. и похоронен в д. Жучки. На карте обе деревни помещаются на площади в 2 кв. километра. Не исключено, что и захоронение было одним. В Книге памяти сведения о местах их захоронения есть.


Мы сделали запрос о судьбе захоронения в Чашникский райисполком. Нам сообщили, что по рассказу одной из жительниц в 50-60 гг останки похороненных у д. Осово и Жучки солдат были перезахоронены. Причем при вскрытии могилы останков было значительно больше, чем фамилий на обелиске. Фамилия Казакова сейчас есть в списках захороненных и перезахоронных в д. Замочек. На основании представленных нами документов Чашникский райисполком принял решение о внесении в эти списки и Давыдова В.Н.

Теперь попытаемся ответить на вполне справедливый вопрос Давыдова Ю.Н. Как же так, солдат был похоронен, место указано в документах, а могилы нет?

И начать стоит с солдатского медальона. Сейчас при раскопках и перезахоронениях он является самым надежным источником установления личности погибших солдат.

В Красной Армии медальон с вкладышем был введен в 1925 г. как документ, удостоверяющий личность и выдавался всем военнослужащим. Сделан он был из жести в виде плоской коробочки с тесьмой для ношения на груди. Но вскоре выяснилось, что медальон негерметичен и пергаментный вкладыш быстро приходит в негодность.

В марте 1941 года были введены новые медальоны в виде эбонитового пенала с вкладышем в двух экземплярах. На бланке вкладыша указывались фамилия, имя, отчество, год рождения, воинское звание, откуда родом, фамилия имя и отчество родственника и его адрес, каким военкоматом призван и группа крови. Указывать наименование воинской части в медальоне запрещалось.


В войну погребение останков воинов Красной Армии должно было проводиться в соответствии с введенным 15 марта 1941г. «Положением о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время». По этому Положению розыском тел, их сбором и доставкой на место погребения занималась выделяемая командиром специальная команда. Перед погребением у погибших изымался один экземпляр вкладыша солдатского медальона, второй экземпляр в медальоне должен был оставаться вместе с погибшим. Таким образом предусматривалось, что даже после захоронения информация о погибшем солдате оставалась с его останками. Изъятые документы и вкладыш отправлялись в штаб части для учета.

Но как чаще происходило в реальности? В условиях боевых действий, это требование практически не выполнялось, медальон, если солдат вообще его носил, изымался целиком. На основании вкладышей, изъятых из медальонов, устанавливались имена захороненных солдат, даже если их находили команды погребения других частей. По этим сведениям и составлялись списки безвозвратных потерь. Но сами захороненные оставались в могилах безымянными. Это одна из главных причин того, что сейчас найденные поисковиками останки солдат так безымянными и остаются. Кроме этого в некоторых частях использовались медальоны с деревянными и металлическими пеналами. Как правило, вкладыши в них сохранялись плохо. Иногда же бойцы вместо пеналов использовали обычные винтовочные гильзы.

В ноябре 1942 года вышел Приказ НКО № 376 «О снятии медальонов со снабжения Красной Армии». Разумного объяснения этому я не нахожу. Погибшие просто лишались возможности быть опознанными. Появившиеся красноармейские книжки при захоронении изымались, да и долго ли они могли сохраниться в земле если оставались с погибшим? Тогда это привело к увеличению числа пропавших без вести, а сейчас практически исключает возможность восстановления имен найденных останков солдат. Кстати именно благодаря металлическим жетонам идентифицируются останки 8-9 немцев из 10 найденных. А сколько наших солдат так и останутся безвестными! Навсегда.

Теперь о захоронениях. При боевом захоронении, как в случае с Давыдовым и Казаковым, павших солдат в перерывах между боями хоронили их товарищи. Схемы захоронений не составлялись, однако точное место захоронения заносилось в списки безвозвратных потерь и, как правило, сообщалось родственникам. Такие письма и получили родные Давыдова. Именно из этих источников зачастую и находят нынешние поисковики потерянные места солдатских захоронений. Далее сведения о потерях передавались в органы по учету личного состава, но часто механизм передачи сведений о боевых захоронениях местным органам власти не срабатывал и на учет они не ставились. Если сами жители не ухаживали за ними (а они могли быть и в поле и в лесу), то постепенно могилы исчезали. Если бойцы писали на фанерке или доске фамилии похороненных, то впоследствии они могли сохраниться.


С весны 1942 г. захоронение останков найденных в местах прошедших боев солдат в соответствии с «Инструкцией по уборке бывших полей сражений» проводили команды, организуемые местными Советами депутатов. Однако с этим они не справлялись (сколько еще было потеряно имен!) и был издан приказ на создание специальных военных команд погребения. Старшим команды выбиралось место захоронения найденных тел, ему присваивался номер, который наносился на надгробную пирамидку и даже описывалось точное положение тела, например «от северного края 3-й во втором ряду…».

Могилы сдавались по актам представителям местных Советов или военкоматам с указанием фамилий погребенных. Места расположения братских могил обозначались на топокартах, которые совместно с актами погребения передавались в архивы. Так должно было быть. А в жизни… Из 34 солдат, захороненных командой погребения в Мольче в списках захоронений оказалось только 5 фамилий. Хотя в акте из архива их фамилии, как и фамилия Контуева, указаны.

В послевоенный период была развернута работа по укрупнению воинских захоронений. Однако уровень работ был низким и частично захоронения остались безымянными, а многие были просто заброшены или перенесены не полностью.

Впоследствии в местах массовой гибели воинов создавались мемориальные захоронения. На них увековечены фамилии солдат, место гибели которых известно, а место захоронения - нет.

Сейчас часть документов военных лет рассекречена, доступна и появилась возможность дополнять воинские захоронения новыми именами. Вернуть судьбы солдат их близким. Надо возвращать и наши долги перед павшими.

 

1 июля 2011 г. Юрий Николаевич Давыдов посетил могилу брата. Как и сообщал Чашникский райисполком, фамилия Давыдова В.Н. и фамилии других солдат, которые были с ним в списке, внесены в число захороненных в д. Замочек и соответствующая плита закреплена на мемориале. Туда были перезахоронены останки солдат из близлежащих деревень.

Вместо с Давыдовым увековечены павшие с ним в один день бойцы, чьи фамилии были в списке безвозвратных потерь.



Братское захоронение в д. Замочек




Горсть родной земли на могилу брата


Обелиск у д. Осово и Жучки, фактическом месте гибели Давыдова





Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (24.07.2011)
Просмотров: 3347 | Рейтинг: 2.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]