Главная » Статьи » Мои статьи

ПРАХОВ ИЗ РЫБОЛОВО. САДЫ ПРИДОНЬЯ

Возвращение судьбы

ПРАХОВ ИЗ РЫБОЛОВО. САДЫ ПРИДОНЬЯ

Из Книги памяти Московской обл., т.22-II:


Не знаю, по чьей ошибке Прахов числится пропавшим без вести, т.к. он погиб и документ об этом есть. Вот только до родных он не дошел. В ходе подворового опроса 1946 года выявлялись те, кто ушел на войну и о ком родные так и не получили известий. Военкомат делал запросы, сведения о ком-то находились, а чья-то судьба так и оставалась безвестной. Их официально признавали пропавшими без вести, на основании чего семья имела право на получение пособия.

Подавала заявление на розыск мужа и жена Прахова. Из списка Бронницкого РВК: Прахов Григорий Павлович, 1900 г.рождения, с.Рыболово Бронницкого р-на. Призван Бронницким РВК 05.09.1941г. Жена: Прохорова Вера Ивановна из Рыболово. В графе о заключении РВК записано: «считать пропавшим без вести 9.42г.», но от руки добавлено, что пропал без вести в ноябре 1942. Возможно, военкоматом были получены уточняющие документы, но судьба солдата так и осталась неизвестной.


18.07.1991г. в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО) была подготовлена справка о судьбе Прахова. Не могу сказать, сделано это по запросу внутри ЦАМО или по обращению родственников. В любом случае справка подтверждала факт гибели Прахова, но в месте гибели была допущена ошибка.


Из справки: «Стрелок 543сп 120сд рядовой Прахов Григорий Павлович, 1900 г.р., урож. Моск. обл., Бронницкий р-н, Рыболово, призван в СА Бронницким РВК, погиб 26.11.42, похоронен: в Иловатском (сейчас Старополтавском) р-не Сталинградской (сейчас Волгоградской) обл.»

Если запрос делали родные, то дату гибели они узнали, но место… увы, нет. И искажение информации началось с писаря, который составлял список безвозвратных потерь 120-й стрелковой дивизии по 543-му стрелковому полку.

Из списка: Прахов Григорий Павлович, красноармеец, стрелок. 1900 г.р. Призван Бронницким РВК. Убит в бою 26.11.42. Похоронен в Иловльском р-не Сталинградской обл. Сведений о жене нет, есть только адрес - Моск. обл., Бронницкий р-н, с.Рыболово. Причем, есть отметка, что извещение о гибели было выслано 27.11 (года нет).


Пусть и без населенного пункта, но место есть – Иловльский район. Вот только не было такого района в Сталинградской области, а были созвучные: Иловатский и Иловнинский. В архиве решили, что в донесении указан Иловатский, который после войны вошел в состав соседнего, Старополтавского р-на. Но так ли это?



Только боевые документы дивизии и полка могут поставить точку в этом недоразумении. Основные из них – журналы боевых действий, где описан каждый день – где какие части и подразделения вели боевые действия. Есть в архиве и Журнал боевых действий 543-го стрелкового полка.

Из Журнала боевых действий: «25.11.42г. Перед фронтом обороны 4, 5 и 6 стрелковых рот противник имел сильно укрепленные огневые точки, опутанные в 3 ряда проволокой. В ночь с 24 на 25 ноября саперный взвод в составе 2-х отделений проделал проходы в районе 1 и 2сб (прим.: стрелковый батальон), подготовив 4 прохода, расчистив путь для пехоты.

25.11 получен приказ перейти в наступление. После артиллерийской подготовки полк перешел в наступление и в течение 3-х дней штурмовал оборону противника.

28.11.42г. Прорвав линию обороны противника полк стал теснить его в направлении Верхне-Гниловский, Кислов и Вертячий. Полк к исходу дня 28.11 вышел на рубеж южная окраина Верхне-Гниловский, где получил приказ 2сб находиться в резерве дивизии и оборонять южную окраину Верхне-Гниловский, 1сб занять оборону от северной опушки леса – озеро Лопушное…».


Это и есть район гибели Григория Прахова площадью 3х2км: между хутором Верхне Гниловский (на некоторых картах Верх. Гнилой) и озером Лопушное. Согласно Журнала боевых действий именно там 120-я стрелковая дивизия с 25 по 28 ноября 42-го прорывала оборону немцев. Сейчас этого хутора нет, а расположенный южнее Нижне Гниловский переименован в Донское.


Ближайшее воинское захоронение в х.Паньшино. По некоторым сведениям именно туда после войны перезахоронили останки из близлежащих братских и одиночных могил. Вот только все ли? Начиная с 1944 можно найти выкопировки из карт с метками о точном месте захоронений. В 1942 такие схемы к спискам безвозвратных потерь не прикладывали. Поэтому говорить о том, что перезахоронены все погибшие, не приходится. Список на новом захоронении составляли по имеющимся спискам потерь, т.к. установить кому принадлежали перезахораниваемые останки в большинстве случаев было невозможно.

В 1970 году Паньшинский сельсовет в составе хуторов Паньшино и Донской был передан из Иловлинского района в состав Калачовского, а в 1977 году Городищенского района. Рядом с Паньшино есть поселок с известным на всю страну названием Сады Придонья. До 1995 года поселок назывался Паньшинский плодопитомник (совхоз «Первомайский»), поэтому в разных источниках можно найти сведения о захоронении Паньшино, где похоронены 1336 человек и все они известны,  и захоронении Сады Придонья, где похоронены уже 2532 человека и неизвестно даже общее количество захороненных. Но если сравнить в паспортах схему расположения захоронений, то они полностью совпадают. Это одно и то же захоронение.



Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что Прахов точно погиб в районе между бывшим хутором Верхне Гниловский и озером Лопушное, а вот был ли он перезахоронен, утверждать нельзя. Захоронение в Садах Придонья (Паньшино) скорее можно считать мемориальным, когда количество захороненных неизвестно, а в список захоронения включены все из списков погибших на близлежащей территории.

В списках захоронения Сады Придонья есть погибшие 26-29.11.42 из 289-го стрелкового полка 120-й стрелковой дивизии из того же списка, где есть Прахов, но по 289-му полку указано место захоронения погибших – х.Паньшино. А по 543-му полку только район, да и то неправильно, вот они в список захоронения и не попали. Поэтому нет в нем и Прахова.


Но что за дата – 26 ноября 1942? 23 ноября 1942-го замкнулось кольцо окружения вокруг сталинградской группировки немцев, что стало для них полным шоком. Что такое котел и каковы последствия, они, конечно же, представляли хорошо, поэтому предпринимали активные попытки порвать его как изнутри, так и извне. Дон был серьезным препятствием для перемещения немецких войск, и одна из переправ находилась в районе хутора Вертячий, поэтому он стал ключевой точкой в формировании плотного кольца окружения со стороны Степного фронта. Чтобы лишить немцев возможности маневра и соединения группировок левого и правого берегов Дона, 24 армия, в состав которой входила 120-я дивизия, с 26 ноября осуществляла удар с целью захвата Вертячего и дальнейшего рассечения немецкой группировки. Это была вторая фаза Сталинградской битвы, и Прахов был ее участником.  


По информации жены он был призван 5 сентября 1941. Никаких сведений о его участии в боях до службы в 120-й стрелковой дивизии нет, а дивизия формировалась с 10 по 16 марта 1942 в районе Казани. 25 августа она прибыла на Сталинградский фронт, а 7 ноября вошла в состав 24-й армии Степного фронта. Совершив марш от Волги к Дону 10 ноября дивизия заняла рубеж Качалинская – оз.Кривое – выс. 56.8 в районе х. Верхне Гниловский. Немцы хорошо укрепили свою оборону и с 16 по 26 ноября упорно ее удерживали. 26 ноября дивизия получила приказ наступать. Этот день и стал последним в жизни Прахова. Он провоевал всего несколько дней, но родные по праву могут считать его «сталинградцем».



В книге танкиста Григория Маркова «Кампания 1942 года» есть эпизод о тех боях: «В двадцать два ноль ноль бригада Архипова вышла на рубеж атаки в двух километрах южнее молочной фермы совхоза Паньшино. В два часа ночи Архипов получил с нарочным из штаба Маслова новый боевой приказ: "Прорвать оборону противника в полосе 214-й стрелковой дивизии, далее наступать в направлении высота 41, хутор Нижне-Гниловский, высота Золотой Рог, хутор Вертячий. Начало атаки в восемь часов утра."

Ознакомившись с приказом, полковник Архипов нахмурился. Атаковать без предварительной рекогносцировки рубеж укреплённой обороны противника значило почти наверняка влететь на минное поле. Оставалось положиться на три новеньких опытных трала. Так и поступил полковник Архипов. Три танка с установленными на передней части тралами прошли через минное поле невредимыми, образовав проход шириной в 18 метров, и порвали колючую проволоку. За ними прошла и вся бригада. Обойдя высоту 41, танки с ходу ворвались в Нижне-Гниловский  и стали ждать пехоту 214-й дивизии, чтобы закрепить успех. Но пехота так и не подошла. Она залегла под фланкирующим пулемётным и миномётным огнём и откатилась на исходный рубеж. Пришлось возвращаться ни с чем и танкистам Архипова. Две другие танковые бригады атаковали утром, не имея танковых тралов, и понесли большие потери на минных полях, не выполнив боевой приказ.

Ночью Архипов получил приказ на 24 ноября: "Атаковать в полосе 120-й стрелковой дивизии, сделать проход в минных полях, далее следовать через хутор Нижне-Гниловский по указанному в прежнем приказе маршруту". Полковник, прочтя приказ, выругался. В Нижне-Гниловском, занятом бригадой накануне без боя, немцы наверняка успели теперь подготовиться к достойной встрече гостей.

Наступило утро, и Архипов атаковал. Впереди снова пошли три танка, катя перед собой танковые тралы. Каждый танк-тральщик делал проход в шесть метров шириной. Мины рвались одна за другой, взрывы сливались в непрерывный грохот, танкисты глохли, видимость застилали взлетающие к небу с клубами чёрного дыма комья земли и облака снежной пыли. Десантники на броне танков, идущих следом, вжимали головы в плечи и старались кто как мог заткнуть уши. Справа остался хутор Нижне-Гниловский: две русские печи посреди пепелища и ворота от сгоревшей ограды. Один танк Т-34 подорвался на мине, ещё четыре горели, подожжённые снарядами немецкой дальнобойной противотанковой пушки. Огонь вёлся с высоты 56. В левый борт командирского танка ударил и отскочил рикошетом снаряд. По броне застучали пули крупнокалиберных пулемётов. Наконец Архипову это надоело.

- Атакуем высоту!

Танки Архипова свернули с дороги и устремились вверх по северному скату высоты. Вот и 88-миллиметровое немецкое орудие. Пушка, подброшенная ударом, перевернулась в воздухе, упала под гусеницы танка и превратилась в груду металлолома. Полковник Архипов на секунду увидел перекошенное бледное лицо немецкого офицера. Орудийный расчёт попрыгал на дно окопа. Следом спрыгнули с брони автоматчики Архипова. Несколько коротких очередей - и всё было кончено. А на вершину высоты уже поднялись с противоположной стороны автоматчики в полушубках. На этот раз пехота 24-й армии подоспела вовремя. Танковая колонна Архипова вернулась на дорогу. Утром перед началом атаки в бригаде было двадцать танков. Теперь осталось пятнадцать».

В тех боях и погиб солдат Великой Отечественной 42-летний Прахов Григорий Павлович.


Ищите своих близких!

Горбачев Александр Васильевич

Копии архивных документов можно получить, сделав запрос по адресу: mu-ramspas@yandex.ru и на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

https://www.proza.ru/2017/03/23/1496

https://kartarf.ru/dostoprimechatelnosti/252477-bratskaya-mogila-sovetskih-voinov-pogibshih-v-period-staling

http://panshino.ru/vovLists

 

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (30.01.2020)
Просмотров: 95 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]