Главная » Статьи » Мои статьи

СОЛДАТ ПРОСТОТИН. УТОЧНЕНИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ

РамСпас поиск. Возвращение.

СОЛДАТ ПРОСТОТИН. УТОЧНЕНИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ

Установление судьбы солдата нередко связано с устранением ошибок по определению его истинного места гибели и захоронения. Так произошло и с красноармейцем Простотиным Михаилом Сергеевичем, 5.08.1913 г.р., уроженцем г. Раменское, призванным Раменским РВК. В карте пленного указано, что он попал в плен 22.6.41 г. в Минске. Здесь либо ошибка в дате пленения, либо немцы называли так всю территорию от границы до Минска. Не определяется по справочникам и 3660 стрелковый полк, который указан как место службы. Возможно солдат, попавший в плен в первый день войны таким образом хранил военную тайну об истинном наименовании своей части.


В Книге памяти Московской области (т. 22 II) есть сведения, что умер он 13.02.44 г. в шталаге II B и похоронен в г. Чарне, Польша. Действительно, по официальным данным это место размещения лагеря, но в карте пленного Простотина М.С. указано другое место его гибели – Эльвенес, Норвегия. Дата совпадает. По сведениям Подольского архива он умер именно в Эльвенесе.

Каким же образом Простотин мог оказаться в Норвегии?

Норвегия в планах Третьего рейха занимала особое место. Эти планы предусматривали, в частности, строительство Северной железной дороги (Норландсбанен), государственной трассы 50 (сегодня Е6), туннелей, укреплений и аэродромов, фортификационных сооружений, прокладку в горных массивах автомобильных и железных дорог, разработку рудников и шахт. Для этого в Норвегию из Германии и Польши поставлялись военнопленные. Одним из них и был Михаил Простотин.

Лагеря в Норвегии постоянно создавались, объединялись, расформировывались, военнопленных пересылали из одного лагеря в другой, поэтому точное количество советских граждан, находившихся в то время на территории Норвегии, установить невозможно.

На форуме Русского портала в Норвегии бывшие соотечественники, живущие там, помогли собрать информацию по лагерям военнопленных, условиям их содержания и установлении мест захоронений.

У поселка Эльвенес (норв. Elvenes) располагался Шталаг 322. Это в 9 км. от города Киркенес, одного из самых крупных в округе Финнмарк. Сейчас в Эльвенесе расквартирован пограничный военный гарнизон и его население составляет около 300 чел. От Эльвенеса до Норвежско-Российской границы напрямую 1580 метров.




Жестокое обращение и суровый северный климат доводили смертность среди военнопленных до 40%. В самой Германии она доходила до 57%. Поскольку СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных у немцев был великолепный предлог для того, чтобы почти легально морить советских военнопленных голодом. Попавшие в плен красноармейцы оказались без какой-либо международно-правовой защиты. Немцы расстреливали их по любому поводу и без всякого повода, а на Родине они считались предателями и ни о какой помощи для них речи не могло быть.

В северных лагерях Норвегии, в т.ч. Эльвенесе, из-за тяжелых условий не содержали перебежчиков. Основная масса пленных - это наши солдаты, пленённые в боях. Обращение к пленным в лагерях зависело от их начальников, но одинаковым было одно – холод, голод и болезни.

По свидетельству самих бывших военнопленных ощутимую помощь они получали от местного населения. Несмотря на запрет под страхом каторжных работ обращения с пленными, норвежцы оставляли пакеты с едой в самых неожиданных местах, что многим просто помогло выжить. А во многих норвежских семьях до сих пор хранят поделки, сделанные руками благодарных пленных.

Хоронили погибших и умерших военнопленных в непосредственной близости от лагерей, зачастую в общих могилах. К концу войны по всей стране насчитывалось около 250 мест захоронений, значительная часть из которых не имела списков похороненных. Простые норвежцы запоминали и устанавливали надгробья в местах, где фашисты буквально сваливали в ямы расстрелянных и умерших красноармейцев. Большинство подобных мест находилось в труднодоступных районах страны, что усложняло как поддержание могил и кладбищ в надлежащем состоянии, так и их посещение.

Регистрация захоронений производилась норвежскими властями на основе записей в церковных книгах, документов коммун, а также свидетельств норвежцев и оставшихся в живых советских военнопленных, которые сразу после окончания войны отметили самодельными указателями места захоронений своих погибших товарищей.

По разным данным в Норвегии погибли от 13 до 15 тыс. советских военнопленных, около 2400 погибли во время морских перевозок вдоль побережья страны. Так в результате ошибочного потопления британскими ВВС транспортного судна «Ригель» на севере Норвегии погибло более 2000 граждан СССР.

Но мытарства даже останков этих несчастных людей продолжались и после войны. Когда она стала «холодной».

Вот на что обратил внимание датский журналист Уффе Дрост, автор статьи «Операция «Асфальт» – утаиваемая страница военной истории». 25 октября 2004 года в Норвегии широко отмечалось шестидесятилетие освобождения Восточного Финнмарка (там находится и Эльвенес) от нацистов. Во время Петсамо-Киркенесской операции советские войска выбили фашистов из Сёр-Варангера и создали условия для передачи власти законному норвежскому правительству. Остальная часть Норвегии была освобождена после сдачи немцев союзникам в мае 1945 года. На мемориальном кладбище Вестре Гравлюнн в Осло возлагались венки, произносились подобающие моменту речи.

На этом кладбище есть памятник и погибшим в Норвегии югославам. На большой плите высечены слова: «Монумент, который стоит здесь в память о более чем трех тысячах партизан, погибших в немецких концлагерях…»

«Но здесь есть один монумент, – отмечает Дрост, - который меня как датчанина всегда удивляет. Это монумент погибшим русским. Или, лучше сказать, меня больше удивляет текст на плите: «Здесь лежат 347 советских граждан, погибших в немецких концлагерях в Норвегии. Из них 115 человек были погребены неизвестными…». Три тысячи югославских партизан, но только 347 русских. Это верно? Очевидно, это не может быть так».

Причина в том, что в 1948 году норвежское правительство приняло решение о переносе в одно место всех захоронений советских граждан – и военнопленных, и погибших в боях за освобождение Восточного Финнмарка. Этим местом был выбран остров Тьётта на севере Норвегии. Такую же единую братскую могилу намеревались создать и в Южной Норвегии. Однако план был реализован только в северных губерниях. Воплощался он в обстановке секретности и местные власти не знали о точном времени проведения операции, получившей кодовое название «Асфальт». «Асфальт», потому что останки перевозили в мешках для асфальта.

Официальной целью операции было облегчение доступа к захоронениям и приведение памятников в «надлежащий вид». Весной 1951 года большинство захоронений, в т.ч. из Эльвенеса, были перенесены в одну братскую могилу.


Истинная же цель операции заключалась в другом. Подчеркивать заслуги СССР в победе союзников над фашизмом стало политически некорректным.

Сейчас Большая братская могила на острове Тьётта это 7-метровый монумент, рядом с которым на отдельных плитах нанесены имена 826 из 7551 похороненных. Эти плиты одно время были удалены с братской могилы, сейчас они снова там. Содержится мемориал за счет Норвегии.


На прежних захоронениях установлены памятные знаки с надписью «Норвегия благодарит вас».

В 2009 г. норвежский Фонд «Фалстадский центр» начал проект «Могилам воинов нужны имена» с целью идентификации около одиннадцати тысяч советских военнопленных, захороненных в Норвегии. Их личности до сих пор не установлены. На проект норвежским государством выделено более миллиона крон и его планируется завершить к 2011 году.

Копии найденных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

До войны жена солдата Простотина Аксинья жила по адресу г. Раменское, ул. Фабричная, д. 8.


Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (24.07.2011)
Просмотров: 1967 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]