Главная » Статьи » Мои статьи

ВИКТОР КАРТАШОВ ИЗ ЛЕВИНО

РамСпас поиск. Возвращение

ВИКТОР КАРТАШОВ ИЗ ЛЕВИНО




Из Книги памяти Московской обл. (т.22-I):


В 1946г. по результатам подворового опроса в списки на розыск также подавался Виктор Карташов с такими же данными, призванный в августе 1941г., который был признан пропавшим без вести 26.04.42г. Найти документы, где была бы указана эта дата, не удалось. Но вот в архивах хранятся два документа на военнопленного Карташова Виктора, только Матвеевича. Может это ошибка писарей? Очень много совпадений. Год рождения – 1916, место рождения – Левино, данные о матери – жила в Левино, в документах РВК ее инициалы Н.И., в документах пленного Наталья. Дата пленения – 5.07.42г. Виктор Васильевич согласно Книге памяти числится пропавшим в это же время.

На Виктора Матвеевича никаких других документов не нашел, поэтому с определенной долей вероятности могу предположить, что это один человек. Если же это разные жители Левино, то расскажу о военной судьбе того, который погиб в плену.

Виктор Карташов служил в 1151-м стрелковом полку 343-й стрелковой дивизии, сформированной в августе-сентябре 1941 в Ставрополе. В составе 56-й, 6-й, 9-й, 21-й и 24-й армий дивизия принимала участие в Ростовской оборонительной и наступательной операциях, Харьковском сражении, оборонительных боях на сталинградском направлении и в Сталинградской битве.


Не думаю, что Карташов служил в дивизии с начала ее формирования. Скорее всего он прибыл в нее с пополнением, а вот когда, уже не установить. В карте пленного указано, что он был пленен 5 июля 1942г. у Нового Оскола. Значит его последний бой был именно там. И описание этого боя удалось найти.

Его и предыдущие бои описал в своей книге «Пехота шагай!» ветеран дивизии Ю.А. Науменко. Приведу выдержку из книги целиком.

«12 июня 1942 года 343-я стрелковая дивизия, совершив за неделю 350-километровый марш, влилась в состав 21-й армии, которая вела оборонительные бои на волчанском направлении. Полк занял оборону на рубеже Дегтярное, Максимовка. Тут и произошла наша первая встреча с войсками 6-й немецкой армии Паулюса.

30 июня ее ударная группировка перешла в наступление из района Волчанска на Острогожск, прорвала оборону 21-й и 28-й армий и за два дня боев, к исходу 2 июля, продвинувшись на 80 километров, вышла в район Старого Оскола и Волоконовки. Часть соединений нашей 21-й армии, в том числе и 343-я стрелковая дивизия, оказалась в окружении.


Мы, конечно, не знали тогда общей картины событий на фронте 21-й армии и, если говорить честно, то и о других полках нашей дивизии нам ничего не было известно: связь со штабом дивизии прекратилась после того, как мы получили приказ на отход с прежних позиций.

Через сутки полк оказался возле села Желобок. Хорошо помню его, укрытое садами и окруженное балками. Вошли мы сюда вечером, заняли оборону. Слева, по гребню одной из балок, 1-й батальон Николая Абухова, а справа, через овраг от нас, — 2-й и 3-й батальоны. За нашими позициями было большое пшеничное поле. Ночь прошла более или менее спокойно, если не считать орудийной пальбы где-то невдалеке от села. А на рассвете обнаружилось, что немецкие танковые и моторизованные подразделения обошли нас со всех сторон и отрезали от других полков. Об этом мы узнали от разведчиков, посланных подполковником Хильчевским к соседям справа и слева. Везде они натыкались на гитлеровцев.

Я видел, как в атаку на нас пошли шесть вражеских танков. На НП вместе с мной и комиссаром полка Ибрагимовым находился в это время недавно прибывший в наш полк на должность начхима младший лейтенант Попов, совсем молодой еще парень.

— Беги к Костину, — приказал я ему, — пусть свои пушки подтянет и поставит их на прямую наводку.

Попов козырнул и пулей вылетел из окопа. А через несколько минут батарея Костина уже открыла огонь. Артиллеристы подбили четыре бронированных машины, остальные две отошли.

Но к вечеру гитлеровцы снова пошли в атаку. И нам пришлось отступить. Оказались мы среди уже желтеющей пшеницы. В ней и укрылись от прицельного ружейно-пулеметного огня. Уж не знаю почему, но враг приостановил атаки, и мы получили кое-какую передышку. Говорю «кое-какую», потому что фашистские танки били по полю, и снаряды с корнем вырывали целые охапки пшеничных стеблей.

В этот момент мы и решили идти на прорыв. Я шел с одной из групп и, когда впереди показались гитлеровцы, крикнул «ура» и рванулся вперед, стреляя на ходу из автомата. Бойцы подхватили мой призыв и устремились за мной. Фашисты не ожидали, видимо, такого напора со стороны окруженного и разбитого, по их понятию, противника и, уклоняясь от рукопашной, попятились, ведя огонь на ходу.


Конечно, не обошлось без потерь и у нас: меньше половины личного состава осталось в полку, когда мы вышли из окружения.

4 июля остатки подразделений переправились через Дон и влились в состав своей дивизии в районе Лосева. (…)

6—7 июля в районе Бутурлиновки в наш полк были переданы более 400 человек — остатки 1052-го стрелкового полка 301-й дивизии, понесшей большие потери.»

Значит, непосредственно 5-го июля полк в боях уже не участвовал. Можно предположить, что Виктор Карташов в ходе прорыва просто отстал от своих. При прорыве это обычное дело. Он мог быть в группе прикрытия прорыва и оборонялся, пока другие прорывали кольцо окружения. Какие-то группы просто отсекались немцами и погибали или попадали в плен. Карташов мог прятаться где-то до утра 5-го, а потом был обнаружен немцами и схвачен.


В карте пленного указано, что свой индивидуальный номер «27883» он получил в шталаге 318, лагере военнопленных stalag VIIIF (318/344) Lamsdorf. Сейчас это юго-запад Польши и место называется Lambinowice. Расположена деревня в округе Ныса, Опольское воеводство.


В карте пленного указано, что родился он 30.03.1916 в д. Левино. Иногда только по записи в документах пленного можно узнать эту дату. Зачастую родственники ее уже не знают. Его рост – 169 см., особых примет не имел, до войны работал слесарем. Служил в 1151 стрелковом полку, при пленении ранен не был. Ближайшим родственником указана мать Карташова (в девичестве Евдокимова) Наталия, жила она в д. Левино. В карте есть фотография Карташова и его отпечаток пальца.

С какой-то долей вероятности о времени поступления Карташова в лагерь можно судить по времени его насильственной вакцинации – 25 августа и 1 сентября 1942г. Видимо незадолго до этого он и поступил в лагерь. Персональная карта заводилась на пленных, поступивших в лагеря на территории рейха. На оккупированной территории СССР практически никакого учета не было, если только пленный не попадал в лазарет. Тогда сведения о нем оставались в лазаретной книге. В каких лагерях с июля 1941 был Карташов неизвестно, да и не будет известно уже никогда.

Согласно карте пленного 11.09.42 он был переведен в шталаг VIIIB и направлен в рабочую команду Kdo. 138B Guldogrube. Сведений о команде нет, но содержащиеся в лагерях VIII военного округа военнопленные использовались для работ в шахтах и промышленности Верхней Силезии. 14.05.43 снова возвращен в шталаг 318 (VIIIF). Хотя перемещение пленного могло быть формальным, лагеря эти реорганизовывались, переподчинялись, а сами пленные могли оставаться в одной и той же рабочей команде.

9.06.43 Карташов был переведен в шталаг IVB, а точнее в его лазарет Цайтхайн. В карте пленного есть отметка о его поступлении в этот лазарет 9.06.43 и дате смерти -  23.06.43.  Через неделю ему бы исполнилось 27 лет. Есть и лазаретная карточка, где он записан как КандрашЕв. В ней указано, что в лазарет Цайтхайн Кондрашов был направлен из ревира (изолированный лазарет) Лансдорф, т.е. уже был смертельно болен.


Но правильнее говорить о его пребывании в Запасном госпитале для военнопленных Цайтхайн, именно так он назывался с февраля 1943г. Служил госпиталь для размещения нетрудоспособных военнопленных, в т.ч. травмированных и заболевших в трудовых командах. Помещались туда и туберкулезные больные, т.к. вследствие голода и работы «на износ» количество таких больных постоянно росло. Ослабленный организм пленных просто не мог защищаться от болезни. Фактически это было место доживания. Ежедневно в госпитале умирало 10-20 человек. Советских пленных хоронили их на 4-х кладбищах в безымянных братских могилах. А вот из примерно 900 умерших итальянцев, 863 были захоронены в могилах индивидуальных, что и позволило впоследствии их останки перевезти на родину. 


Виктор Карташов был похоронен на русском кладбище, участок 58, блок I, 8-й ряд, такая отметка сделана в карте пленного. Его фамилия внесена в Книгу памяти мемориала как захороненного на кладбище Цайтхайн-III.

По вопросам получения информации о погибших в плену и угнанных на работы родственниках следует обращаться в Центр документации Объединения Саксонские мемориалы г. Дрезден:

Stiftung Sächsische Gedenkstätten

Dokumentationsstelle

Dülferstraße 1

D-01069 Dresden

д-р Александр Харитонов

Запрос можно натправлять на русском языке.

 

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Все материалы по поиску без вести пропавших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

Использованы материалы сайтов:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://fotki.yandex.ru/users/wberdnikov/view/281247?page=0

http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=2588

http://victory.mil.r...enko_ua/01.html

http://victory.mil.r...enko_ua/02.html

http://www.jewniverse.ru/RED/Shneyer/glava5zap%5B1%5D.htm

http://www.sgvavia.ru/forum/112-424-6

http://oschatz-vizite.narod.ru/oschatz_foto/zeithain_history_001.html

http://www.jewniverse.ru/RED/Shneyer/glava5zap%5B1%5D.htm




 

Категория: Мои статьи | Добавил: gorbachov (21.07.2012)
Просмотров: 1541 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]