Главная » Статьи » Мои статьи

ВОРОНОВ ИЗ СТАРНИКОВО. ПОГИБ В ХАММЕРШТАЙНЕ

Возвращение судьбы

ВОРОНОВ ИЗ СТАРНИКОВО. ПОГИБ В ХАММЕРШТАЙНЕ

Никаких сведений в книгах памяти о Воронове из Старниково нет. Но в архиве есть документы погибших в плену, и среди них персональная карта пленного лагеря военнопленных Stalag IIB Hammerstein, персональный номер 17211.


Из карты: Воронов Михаил Васильевич, родился 25.10.1921г. в д.Старниково. Фамилия матери Китова. Солдат «Awto bat 8641». Пленен под Столбцами 5 июля 1941. Рост 174 см, светловолосый, особых примет нет. Отец, Василий Воронов, жил в д. Старниково, Ульянинское п/о Бронницкого р-на Московской обл.

Умер в ревире (лазарете) 24.11.1941, похоронен на новом русском кладбище в Хаммерштайне, могила 138. Ревиры отличались от обычных лагерных лазаретов тем, что это была обособленная огороженная территория практически без какого-либо лечения.


На обратной стороне карты есть отметка о его поступлении в Stalag IIB Hammerstein (сейчас это польский город Чарне) 16 октября 1941 и направлении в рабочую команду за пределы лагеря 18 октября 41-го. 1 октября переведен в другую рабочую команду. Через 24 дня умер в лагерном лазарете.

Но, устанавливая судьбу солдата, начнем с боев, в которых он участвовал до пленения.

«Awto bat 8641» - это автотранспортный батальон, а цифры могут быть как номером войсковой части, так и полевой почтовой станции этого батальона. Вот только не было автобата с такими номерами ни в/части, ни почты. Но ранее я уже рассказывал о судьбе умерших в плену раменцах, у которых местом службы был указан такой номер.

Смирнов Николай Петрович, 21.12.21г.р. из Татаринцево. В карте пленного местом службы записан «86/41 Tank Regt» - танковый полк. В плен попал под Слонимом 3.07.41.

Заскулин Петр Иванович, 12.06.1921 г.р., адрес: ст.Быково, ф-ка Октябрьской Революции, д.Красное Знамя. Его место службы - в/ч 8641, а это 33-й мотострелковый полк 33-й танковой дивизии. В плен попал под Барановичами, дата не указана.

В документах пленных встречаются записи 8641 автобат, автополк и подобные, но, скорее всего, при заполнении карты «мото» немцы воспринимали как «авто», так и писали. А на самом деле это был мотострелковый полк.


33-я танковая дивизия (командир – полковник Панов) была сформирована в марте 1941 в составе 11-го механизированного корпуса. Заскулин был призван в апреле 41-го. Наверное, в дивизию Воронов, Заскулин и Смирнов прибыли в одной команде призывников. Сколько их было, таких же 19-летних парней, не имеющих опыта службы и встретивших войну слабообученными и слабовооруженными! Мне приходилось участвовать в формировании дивизии, и я знаю, что это период, когда части пополняются личным составом, обустраиваются, заполняют склады имуществом, строят парки и военные городки. Идет прием техники и вооружения, т.е. солдаты в основном заняты на погрузочно-разгрузочных работах, и ни о какой боевой учебе практически нет и речи. Думаю, так же все было и весной 41-го. Дивизия успела получить 30-40 танков Т-26 учебно-боевого парка, а также 12 Т-34. Противотанковой артиллерии не было.


11-й механизированный корпус был в числе первых, принявших удар немцев 22 июня 41-го. Он насчитывал: 3 КВ, 24 Т-34, 242 Т-26, 18 огнеметных, 44 БТ-2/5. По количеству техники это уровень не корпуса и даже не дивизии, а танковой бригады. Причем танки Т-26 и БТ были получены из других частей с большим износом ходовой части, особенно БТ, около 15% из них были неисправны. Укомплектованность полностью подготовленными экипажами составляла 13-17%, видно много было в дивизии новобранцев.


И все-таки в первом бою приняли участие около 250 танков и 60 бронемашин. Вот только вся эта техника должна была своевременно заправляться и ремонтироваться, но мастерских и автоцистерн катастрофически не хватало, как и тракторов для эвакуации подбитых танков. За горючим как на «охоту» посылали машины на нефтебазы и аэродромы, но их выслеживали и поджигали вражеские самолеты. Проблемы с горючим начались с первых же дней. Наших самолетов в небе практически не было, т.к. 11-я смешанная авиационная дивизия, развернутая в районе Гродно-Лида, в основном потеряла их от бомбежек еще на аэродромах в первый день войны.


С начала бомбардировки немецкой авиацией городов Волковыск, Гродно и Соколка, где дислоцировалась 33-я дивизия, она была поднята по тревоге и, согласно плана прикрытия, ее полки через 4 часа заняли свои районы южнее Гродно. Корпусу была поставлена задача вести подвижную оборону и наступать с целью уничтожения противника. При этом 50% его личного состава не были вооружены и оставались в основных местах дислокации. Но корпус на рубеже Гродно – Соколка держал немцев до 26 июня, т.е. даже тогда, когда на других участках они продвинулись уже до Минска.


Не выдержавшие напора врага наши части и пограничники откатывались от границы, и всю тяжесть боев приняли на себя дивизии 11-го мехкорпуса. 33-я вела бои в районе Новы-Двор, Сидра.

К исходу 23 июня был получен приказ разгромить немцев в районе Гродно. И это при том, что в 11-м мехкорпусе оставалось всего 50 боеспособных танков, но его дивизии делали все, чтобы приказ выполнить и даже пытались наступать. Но что они могли?! Мотострелковые полки не имели техники и отставали от танков, а без поддержки пехоты немцы расстреливали их, как в тире. 25 июня немцы бомбили особенно ожесточенно. Уцелевшие до этого тылы были уничтожены, ни одна машина не могла показаться на открытом месте, чтобы не быть обстрелянной.


26 июня был получен приказ на отход. В некоторых дивизиях отход превратился в бегство, но в 11-м мехкорпусе сохранялся относительный порядок. Да только можно ли теперь говорить о мехкорпусе? Например, в 33-й танковой дивизии оставалось всего 153 человека и ни одного танка. Скорее всего, Михаил Воронов был в их числе. Это не значит, что остальные погибли. Многие отставали от своих частей и подразделений, примыкали к другим отходящим. Поэтому путь солдата не всегда связан с путем отхода их частей. Далее остатки дивизии отходили на реку Россь, форсировали множество речушек и болот, отбивались от наседавших немцев, пока к исходу дня 30 июня не вышли в лес южнее Вензовец, это в 35 км севернее Слонима.


Командир корпуса решил для дальнейшего отхода разделиться. 29-я дивизия уходила на Столбцы, 33-я на Барановичи, Тимковичи. «Состояние бойцов и командиров после непрерывных боев и переходов в течение 9 суток, без регулярного питания, частью невооруженных или без боеприпасов, было тяжелое. При остановках на марше все падали и немедленно засыпали. Питание доставали путем реквизиции, главным образом мясо, молока, хлеба не было. Варил каждый себе пищу в котелке или шлеме» - так впоследствии описывал эти дни в своем рапорте командир корпуса генерал Мостовенко.


Не зная обстановки, 1 и 2 июня остатки частей пытались пробиться к Слуцкому укрепрайону, как они полагали, занимаемому нашими войсками, но неудачно. Окончательное решение – выходить группами по 5-6 человек. Это означало – кому как повезет. Я служил в тех местах. Это в основном леса. Без карты ориентироваться на незнакомой местности очень сложно. Патронов или мало, или вообще нет. Продуктов тоже. Вот так и блуждали они по тем лесам окруженцы. Чтобы раздобыть что-то из еды, нужно заходить в деревни, не зная, есть там немцы или нет. Наткнувшись на немцев или принимать бой, или убегать, если удастся, конечно. Такие группы объединялись, распадались. Хорошо, если группу возглавлял толковый сержант или офицер, который мог целенаправленно вести свою группу, бойцы таких держались. Но большинство или погибли, или попали в плен. 5 июля попал в плен и Михаил Воронов.


Места пленения Смирнова (Слоним), Заскулина (Барановичи) и Воронова (Столбцы) расположены на шоссе между Брестом и Минском.

До октября 41-го Воронов был где-то в лагерях на оккупированной территории. Там учет пленных практически не велся, поэтому заведенная на него карта пленного в Stalag IIB Hammerstein была первичной. Подтверждает это и бланк карты, на котором номер лагеря был напечатан в типографии, а не заполнен от руки.



Лагерь Хаммерштейн был организован в сентябре 1939г. на месте полигона. Сначала в него поступали поляки, потом, по мере продвижения немцев по Европе, французы, бельгийцы, голландцы и англичане. С лета 41-го в лагерь хлынули эшелоны советских военнопленных. Для их размещения был создан еще один лагерь, т.е Stalag 315(IIB) имел две недалеко расположенные отдельные территории с названиями «Север» (Nord) для европейцев, и «Восток» (Ost) для русских. 


Северный лагерь был под защитой Красного Креста и имел несоизмеримо лучшие условия, чем восточный, где до поздней осени военнопленные жили в норах. 

Лагеря размещались на площади около 10 га и были огорожены двумя линиями колючей проволоки. Десять тысяч советских военнопленных содержались в лагере Восток, а в Северном лагере были размещены 16000 французов, 1600 сербов, 900 бельгийцев и американцы, которые содержались обособленно. В американской зоне было игровое поле, мастерские и диспансер и душевые. Жили в казармах 14 м в ширину и 55 м в длину, где в каждой могло разместиться до 600 человек. 


Условия же восточного лагеря резко отличались в худшую сторону. После строительства бараков без окон и пола в ноябре-декабре 41-го, в каждом размещали до 1000 советских пленных. Бараки были разделены на две части туалетом, в котором было двадцать кранов с пригодной для питья водой. Спали пленные на трехъярусных нарах с наполненными опилками матрасами. В передней и задней части каждой казармы были писсуары, которыми можно было пользоваться только в ночное время. Отапливались бараки тремя печами, на которые всегда не хватало топлива.


Многие советские пленные умирали от голода, холода, антисанитарии и отсутствия медицинской помощи. В ноябре 1941 года в лагере разразилась эпидемия брюшного тифа, продолжавшаяся до марта 1942 года. В лагерной больнице (ревире) умирали до 200 человек в сутки.

Скорее всего, от тифа 24 ноября 41-го умер и Михаил Воронов, всего на месяц пережив свое 20-летие. На следующий день, 25 ноября, в лагере умер еще один раменец, Лебедев Николай Павлович, 10.05.1891 г.рождения из с.Велино, а Никитин Михаил Федорович 1921г.р. из д.Тимонино умер раньше, 31 октября 41-го, я уже рассказывал о их судьбе.


Хоронили русских на расположенном недалеко от лагеря «Восток» кладбище, которое называли новым русским. К концу войны там было захоронено около 65000 наших солдат. Они оставались солдатами, потому что предпочли мученическую смерть в плену измене Отечеству. В настоящее время на месте захоронения мемориал, именных могил нет, не обозначены и братские. Он ухожен, могилы павших не заброшены.


Сейчас доступа на русское кладбище нет, поскольку там располагается военный полигон.


В 1968 году в результате исследований захоронения заключенных были обнаружены 24 массовых захоронений. В них находились личные вещи советских военнопленных. По предварительным данным, поскольку не все могилы были открыты, в Чарне погибло от 40 до 70 тысяч граждан СССР.

Ищите своих близких!

Горбачев Александр Васильевич. Сайт «Без вести павшие» http://gorbachovav.my1.ru/

Использованы материалы:

http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

https://pamyat-naroda.ru/heroes/

https://arsenal-info.ru/b/book/3485638671/14

http://www.soldat.ru/doc/dis/zap/t10b.html

http://rkkawwii.ru/division/33tdf1

http://www.solonin.org/doc_doklad-komandira-11-go

http://www.soldat.ru/v_ch.html

http://www.sgvavia.ru/forum/111-501-1#104215

http://war15.ru/pages/history/captives/stalag2b/

Категория: Мои статьи | Добавил: ALEXANDRGORBACHEV (03.03.2020)
Просмотров: 80 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]